МАТ В ПОСТЕЛИ

26 августа 2001 в 00:00, просмотров: 296

“Защита Лужина” (LUZHIN DEFENCE) понравится всем. Что ценно — даже тем, кому фамилия Набоков вообще ничего не говорит. А те, кому говорит, еще долго будут спорить о том, извратили они нашу классику, как обычно, или поняли-таки русскую душу мятежную, хотя не обошлось и без собственных фантазий. Но я бы руку режиссеру Марлену Горрису пожала только за то, что он за Набокова взялся. Пусть налет неизбежных слюней-соплей: невеста на пороге, жених — головой об асфальт, шагнул в вечность. И Россия у них а-ля. Ну что же делать.

Во-первых, актеры. Джон Туртурро (“О, где же ты, брат?”, “Большой Лебовский” братьев Коэн) и Эмили Уотсон (“Рассекая волны” Ларса фон Триера) составят честь любому кинопроизведению. Пусть они не похожи на прототипов. Ничего. Это не дотошная отечественная экранизация, по которым наши школьники-студенты экзамены сдают. Надо сразу принять правила игры — от Набокова осталась идея (но, может, кто-то после прочтет, пусть в Сети — http://lib.ru/NABOKOW/luzhin.txt). Поэтому об актерах. Они прекрасны — по отдельности и в паре, такой неожиданной и забавной. Их роман, несмотря на, казалось бы, абсурдность, естествен. А сцены любви просто потрясающи! Постель, шахматы, постель, шахматы, она закрывает глаза, он падает обессиленно ей на плечо, мат! Монтаж точен и великолепен.

Во-вторых, сюжет. (Читавшим этот абзац лучше пропустить.) Он — шахматный гений со всем прилагающимся набором — неряшлив, рассеян, о наличии светских манер и не подозревает. Он приехал на мировой турнир по шахматам. Единственная проблема — в нервах. Гениальности чуть-чуть мешает то, что шахматы для гения не только род занятий, но вся жизнь, отнимешь шахматы — отнимешь жизнь, оставишь шахматы — сойдет с ума, поскольку жизнь вся ими поглощена. Единственное, что есть у Лужина кроме шахмат, — это Наталья. Он встретил ее, “узнал” голос (напомнивший ему любимую тетю, подарившую маленькому Саше шахматы) и тут же предложил жениться, не спросив даже, как зовут. Любви все мешают. Любовь — единственное, что помогает самому Лужину в его борьбе за титул чемпиона мира (причем титул ему не важен, только — сама победа в еще одной партии, очень сложной партии). Кончается все возвышенно. Для любителей хорошего вкуса слишком пафосно. Ну что ж. Мы сами приняли правила игры. (Финал не выдам, дабы не лишить всех остальных соответствующих эмоций.)

Если забыть про все условности, кино — добротное, снято по-честному и в соответствии со всеми традициями большого англо-французско-итальянского кино. Ваша девушка (жена, сестра, мама) будет рада и чуть-чуть печальна. Вы — тоже.



Партнеры