Когда Миром правит зло

16 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 700

Так близко от своего магометанского рая они еще не были. Вот сейчас! Сколько еще осталось? Минута... две... пять?.. Сейчас их, героев и мучеников, примет Всевышний. Уже слышно сладкое воркование тысяч райских девственниц, почему-то похожих на девиц из клипа европейского негра Лу Беги. Насладиться величественной панорамой и блеском ласковых волн сентябрьской Атлантики не дает подстегиваемый львиными дозами адреналина бешеный пульс. Слегка раскачиваясь, полный пассажиров “Боинг”, ведомый пилотом-самоучкой, на небольшой высоте приближается к многомиллионному мегаполису. А вот и знакомые по фильмам и плакатам очертания манхэттенского даунтауна. Ощерившийся бесчисленными небоскребами остров становится похожим на дикобраза. Рукоятка акселератора переведена в крайнее положение. Полный вперед!

Бианка Фигуэро работала на четвертом подвальном этаже, когда до нее донеслось: “Какая-то авария, вроде бы в шахту свалился лифт!”. Удар пришелся в стену, закрыл все пути к отступлению. Хорошо, что один из рабочих открыл проход через холодильную комнату. “Я была первой, кто выкарабкался из этого кошмара”, — до сих пор не верит мать-одиночка 15-месячного сына, работающая в строительной компании знаменитого миллиардера-плейбоя Теда Тернера.

Выйдя на улицу, она услышала второй взрыв и почему-то бросилась под машину, хотя никто ее этому не учил. Рядом с ней полыхнули языки пламени. Она поднялась и увидела офицера полиции, на котором горела вся одежда. Им обоим удалось спастись, они помогали друг другу. “Я была уверена, что я уже мертвая”, — говорит Бианка.* * *Жители Нью-Йорка удивляются сами себе. На улицах, пропахших горелой пластмассой, царят спокойствие и порядок. Копы деловито регулируют не очень-то уж бойкое уличное движение. По четко пронумерованным авеню и стритам без названий передвигаются самосвалы, груженные обломками катастрофы, кареты “скорой помощи” и спецтехника. С чувством выполненного долга понемногу рассасываются очереди к донорским пунктам. Свежая кровь вливается в артерии искалеченного города. Люди не обсуждают происшедшее. Кое-кто шутит. Что это? Легендарный американский оптимизм? Может, врожденная черствость общества закоренелых индивидуалистов? Нет! Скорее всего просто шок. Рефлекторная реакция организма на сильную боль. Город еще не готов оплакивать своих мертвых. Из преисподней все еще раздаются звонки мобильников. Город занят поиском живых...* * *Глен Вогд, генеральный менеджер компании “Windows”, которая располагалась на самой верхотуре Всемирного торгового центра, замешкался в пробке на скоростной дороге по пути на работу. По радио в машине он услышал про самолет, врезавшийся в одну из башен. Почему-то сразу он подумал о людях, которые работали на кухне, готовили завтрак, чтобы накрыть стол для деловой встречи, намеченной на утро. У Глена — специальный пропуск, и он без труда поднялся в офис. И только здесь понял весь ужас происходящего.

“Я не знаю, что меня толкнуло, но я резко развернулся, спустился к моей машине и помчался к семье, — вспоминает он теперь. — Через несколько минут башня рухнула”.* * *Перевернута первая кровавая страница истории нового тысячелетия. В учебниках истории 11 сентября 2001 года встанет рядом с 1 сентября 1939-го, 12 апреля 1961-го и 25 октября 1917-го. Учебники терроризма назовут американскую трагедию выдающимся ноу-хау своего ремесла. Событие обрастет подробностями и цифрами. Конечно, сравнение всегда хромает, и все же: Перл-Харбор принес Штатам 3000 погибших, 58000 гробов вернулось из Индокитая, Вторая мировая унесла жизни 322000 янки. Между какими из трех цифр втиснется “черный вторник” 2001 года, пока неясно.* * *Роналд Койн, врач пожарного управления, был на улице в двух шагах от башен в момент, когда раздался взрыв. Роналд бросился помогать эвакуироваться рабочим из офиса, расположенного неподалеку. Повернувшись, он увидел волну плотной пыли. Никакого выхода... И он выбил фонарем окно спортивного автомобиля и забрался внутрь. Смертельная волна обогнула машину, пощадив Койна. “Я выкарабкался, — говорит он, — прошелся по горящему асфальту”. Через час увидел своего коллегу по управлению, Трина Дина. Койн уткнулся в его плечо и зарыдал.* * *На вопрос: “Почему это случилось?” — отвечать и просто, и сложно. Да, во всем виновата Ненависть. За пару последних тысячелетий люди так и не научились любить ближнего. А ненависть к “дальнему” у народов Земли превратилась в национальный спорт. Атака на “город желтого дьявола” спровоцировала такую фиесту в мусульманских странах, что улицы Рио и Сан-Паулу после победы команды Пеле на мировом чемпионате по футболу неловко называть даже детским утренником. Зеленое знамя пророка победно развивается над планетой. До первых авиабомбежек еще есть время. И неважно, кто сегодня оказался на коне. Миром правит Зло...* * *Исполнительный директор одной из компаний, расположенных недалеко от одной из канувших башен, Михаил Ломонако, жив. Он не заходил в офис, он просто заказывал очки в “Оптике” на нижних этажах Всемирного торгового центра, когда первый самолет прошил башню. Просто утром он решил, что ему нужны новые очки, но его доктор сказал, что в ближайшие две недели занят, а у Михаила — дело неспешное, через пару недель все он ему оформит по высшему классу. Ждать почему-то не захотелось, вот и пошел в злополучный билдинг. Далее Михаил рассказывает:

— Нельзя передать словами, что творилось, когда башни одна за другой осели в считанные секунды, словно возведенные детишками из песка на пляже. Oбщий вопль, раздавшийся в нижнем Манхэттене, стал слышен аж в Бруклине. Многие плакали, не скрывая слез, бессильно наблюдая за исчезающими под этой бетонно-стеклянно-плавящейся Ниагарой людьми. Некоторые из несчастных с отчаяния решились на прыжок с верхних этажей. Все это сопровождалось “атомным грибом”, только не растущим, а оседающим и с силой урагана несущим раскаленный до предела пепел. Все бросились врассыпную. Человек 30, гонимые вихрящимися черными клубами, нашли спасение в водах Гудзона. Не все успели добежать до реки...* * *Остывающее солнце второго дня трагедии наполовину проглочено океаном. Кровавые отблески заката играют на мелкой ряби волн Ист-Ривер. По Бруклинскому мосту открыто пешеходное движение. Вдоль оцепленного полицией места катастрофы передвигаются тени людей с большими фотографиями близких. На расчищенном от факсовой бумаги и канцерогенной асбестовой пыли бетоне отчетливо видна надпись мелом: “Неужели этим кто-то кому-то что-то доказал?”.



    Партнеры