Поцелуй Мартины Хингис

7 октября 2001 в 00:00, просмотров: 543

Неужели прошли те времена, когда дамы по нескольку месяцев готовились к одному из центральных “выходов” сезона — теннисному Кубку Кремля? Ни мехов, ни драгоценностей, ни диковинных животных на плече... А вот в прошлом году фотографы (и не только) так и липли к хозяйке сладострастного лемура, нежно обнявшего грудь своей владелицы.

На этот раз почему-то никто не хвастался шикарными нарядами. А в светском проходе между кортами сновали в основном длинноногие модели в желтых костюмчиках а-ля пакетик чая “Липтон”.

И все же ближе к финалам обстановка несколько оживилась. Замелькали знакомые лица. Как всегда, весь в делах, с мобильным телефоном, блеснул орлиным взором чемпион Европы, борец Басыр Баталов.

Шамиль Тарпищев поздоровался на лету: “Извини, сейчас не могу говорить. Люди ждут”.

Под “людьми” подразумевался Юрий Лужков со свитой: мэр приехал посмотреть на Марата Сафина и Мартину Хингис (кстати говоря, именно он подарил ей на день рождения трогательную картину “Поцелуй”).

После поражения Курниковой многие расстроились. Оказалось — слишком активно делали на нее ставки (тотализатор заработал на второй же день турнира) и проиграли немалые суммы. Было, правда, и несколько “умных”. Те рискнули и поставили на Фокину. “Наверняка теперь выигрыш где-нибудь пропивают!..” — подосадовали неудачники и тоже заказали водочки.

Элитная публика тусовалась, понятное дело, отдельно. Кто-то вел переговоры в виповском ресторане — а ведь были счастливые времена, когда почетные гости питались там совершенно бесплатно. Но потом организаторы сочли подобную благотворительность убыточной, и халява кончилась. Гостей резко поубавилось.

Кстати, по поводу тотализатора. После того как заведомая фаворитка Мартина Хингис объявила, что считает себя абсолютно универсальным игроком и готова сразиться с любой противницей, даже с одной из сестер Вильямс, — ставки на нее возросли еще больше. Некоторые считают, что конкурировать с ней может разве что Елена Докич, которая, похоже, избавилась наконец-то от покровительства собственного папочки-тирана. Говорят, он прославился тем, что избивал журналистов и в порывах гнева разбивал камеры и топтал диктофоны. В результате его попросту отлучили от собственной дочери. Когда я спросила Докич, правда ли это, она обиделась: “Папа сейчас с братом. И вообще, не собираюсь я ничего о своей личной жизни рассказывать”.

Что касается мужского турнира, то симпатии, понятное дело, на стороне Сафина и Кафельникова. Однако Фабрис Санторо, похоже, совершенно этим не обеспокоен. Сафин, кстати, до сих пор не может простить ему своего поражения на Олимпиаде в Сиднее, к тому же у этого француза — такая неприятная, тягучая манера игры... Забавно, но на первый матч Санторо пришел всего один зритель. Француз, впрочем, только посмеялся по этому поводу. Однако очень удивился, когда увидел, что на пресс-конференции его с нетерпением ожидает немыслимая толпа журналистов... Потом, правда, оказалось, что на самом деле репортеры ждали Хингис и Курникову. Но Санторо, к счастью, так об этом и не узнал.



Партнеры