Марат Измайлов: It"s my love!

7 октября 2001 в 00:00, просмотров: 613

Раз в десять лет, наверное, такое случается, если не реже: российский футбольный сезон еще не закончился, а с тем, кого же считать главным открытием чемпионата-2001, ясность полнейшая. Знамо дело, Марата Измайлова из “Локомотива” — какие тут, право, вопросы могут быть?..

Еще бы: ему только-только девятнадцать исполнилось, а за ним в триста двадцать восемь пар глаз наблюдают скауты всех мало-мальски известных европейских клубов, за него разве что не дерутся главные тренеры молодежной сборной и национальной, на него молятся болельщики в преддверии очередного лигочемпионского экзамена “Локо”... И хотя игроков талантливых и мастеровитых в распоряжении Семина немало — взять хоть Руслана Нигматуллина, Игоря Чугайнова, Владимира Маминова, Милана Обрадовича, Джейкоба Лекхето, — читатели почему-то просят в первую очередь рассказать именно об этом пареньке. А как читателям откажешь?..

Елки-палки, до чего же достойно, до чего органично смотрелся он и на легендарном “Сантьяго Бернабеу” — где в финале Кубка Европы забивали Хусаинов и Марселино, а в решающем матче чемпионата мира-82 терзали сетку ворот Шумахера Тарделли и Росси, и на знаменитом “Стадио Олимпико” — где Яшин почти сорок лет назад взял пенальти от Маццолы, а вот Гойкоэчеа в 90-м, помнится, с ударом Бреме не справился!

Вот эти самые ворота, в которые защитник немецкой сборной и отправил мяч с очень-очень спорного 11-метрового (помните слезы скандально-прекрасного Марадоны?), малыш Измайлов едва и не поразил в первом тайме матча с лучшим итальянским клубом по итогам первого чемпионата XXI века — “Ромой”. Вступил у самой бровки в схватку с огромным Зебиной, аки клешнями вырвал у оборонца мяч, заставив того в отчаянии сфолить, да сам же тот штрафной и пробил — старик Антониоли спас положение лишь самыми кончиками перчаточных пальцев...

“Жалко, чуть-чуть не получилось, — досадовал он, попутно прикладывая к ушибленной голени пакет со льдом, двумя часами позже — когда автобус “Локомотива” увозил нас с этого нефартового “Олимпико”. — Я в последнее время, скажу вам, своей игрой вообще не очень доволен. Поэтому даже видеозаписи с нашими матчами не смотрю. Вроде бы понимаю — надо. Ошибки-то нужно проанализировать. А как включу — будто ножом по сердцу... То ли дело в первом круге было: вот те игры смотрю, признаюсь, с удовольствием!”

Да уж: начал-то он, кто спорит, лихо...

С первых же туров чемпионата-2001 в основе “Локомотива” — это при тамошней-то конкуренции! — прописался невысокий бритоголовый крепыш. И принялся без тени робости хозяйничать в центре поля: и пасами вкуснейшими партнеров кормить, и соперников одного за другим финтами нанизывать.

А потом я заехал к президенту “Локо” Валерию Филатову — материал визировать. “Я так считаю — Измайлова нужно в состав ставить, — между делом бросил Валерий Николаевич. — И какая разница, сколько ему лет?!”

С той поры я стал почаще ходить на “Локомотив” — специально на Марата; давно, признаться, ни на кого персонально не хаживал. И в Раменское ездил (и продолжаю, кстати, ездить), когда красно-зеленые там соперников принимали, ну и, само собой, на “Динамо”. Все ждал первого официального гола Измайлова.

Дождался. Тогда, с “Зенитом”, от которого “Локо” камня на камне не оставил (5:1!), он вообще сыграл здорово. И мячик забил вполне выставочный — едва не порвал сетку.

“А вы когда поняли, что Марат созрел для основного состава? — пытал я после той игры главного тренера “Локомотива” Юрия Семина. — Еще зимой, наверное?..” — “Зимой? — с хрипотцой, как всегда, отвечал Юрий Палыч. — Зимой-то он как раз послабее выглядел. Это сейчас травка подрастает... А вообще, чем он удивляет меня, — на всех позициях может сыграть. Разве что в воротах не потянет. Росточком маловат”.

...А сам Измайлов тогда меня удивил: “Зачем обо мне много писать? Не достоин я этого пока... Я ведь даже еще твердым игроком основного состава не стал!”

В итоге мы все-таки пообщались, как говорится, для печати — хотя уговорить-то его оказалось делом о-го-го каким нелегким! И я узнал, например, что в футбол Марат вообще целыми днями готов играть: “Для меня это как разгрузка. Может, кому-то на дискотеке лучше отдыхается, а мне — на поле... Иногда на наш стадион “Локомотив” хожу: знаете, где искусственный газон? Или есть у меня неподалеку от дома в лесу поляна. Там собираемся — очень много народу приходит! Про мою игру?.. Сам стараюсь на эту тему разговоров не заводить. Но, конечно, спрашивают иногда: почему там-то не забил? А может, за спиной что-то и обсуждают...”

Обычно он на базе целыми днями. Хорошо там, в Баковке: “Да хоть весь день тренируйся. Ударчики можно отрабатывать. Воздух — чи-истый! Сауна, бассейн... А еще — тарелка спутниковая есть... Чемпионат я больше итальянский люблю смотреть. Сборная Аргентины тоже нравится. Юношеский чемпионат мира смотреть по максимуму старался — если на трансляции игры-тренировки не накладывались”.

Заканчивал он ФШМ. “Вы, пожалуйста, напишите про тренера — Растегаева Николая Антоныча, — попросил он меня как-то. — Он очень хороший специалист! Ведь эта вся игра моя — она, можно сказать, дворовая. Везло мне на тренеров, что и говорить: сначала Растегаев, потом Гребнев... Они не ломали меня, не пытались в тактические схемы заковать — наоборот, поддерживали всячески... Я ведь c игроком-то начал бегать только год назад. Ну, чуть побольше, может... Да, поначалу мы, конечно же, проигрывали. У соперников-то тактически все правильно. К тому же ребята здоровые. А в последний год — все по Москве мы выиграли!.. Редкость — такие тренеры. Обычно-то все по схеме. А мы играли, как душе хотелось!”

...Долго могу писать о нем — настолько игра его нравится. Но не красноречивее ли вместо всех этих слов, которыми я в изобилии готов сдабривать газетные страницы, признание волоокой итальянки Реджины — одной из моих соседок по ложе прессы на “Стадио Олимпико”. Знойная красавица от избытка чувств даже на английский перешла: “O, IZMAILOV — IT’S MY LOVE!”

Сдается, дело тут не только в том, что звучит уж больно похоже...




Партнеры