МК-ИМЕНИНЫ

25 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 311

  ГЕННАДИЙ

     ХАЗАНОВ:

     — Когда я был маленьким, в каждый день рождения мы с мамой ходили в Большой театр. А после, в качестве сладкого приза, она водила меня в ресторан “Будапешт” с непременным поеданием там шариков мороженого. Этого я точно не забуду никогда.

     Ну а самый памятный мой праздник — это 30-летие. Причем праздник в кавычках. На свой юбилей я перелетал из Коста-Рики в Эквадор. Самолет совершил промежуточную посадку в Панаме. После полуторачасового ожидания нас посадили в самолет, который после команды “старт” резво начал набирать скорость по взлетной полосе. Но вдруг лайнер остановился. Мы застыли в тревожном ожидании продолжения взлета. Через некоторое время нас развернули и привезли обратно. Ничего не объяснив, нам предложили проехать в гостиницу, где мы и разместились на ночь. Наутро мы узнали страшную историю. Оказалось, что вчерашний самолет был неисправен, и если бы, не дай бог, мы взлетели, то уж сегодня вы бы точно не увидели Геннадия Хазанова на сцене. Особой радости от той поездки и нашего “непогибания”, честно скажу, не было. Шампанского не пили. Я, например, пребывал в шоковом состоянии.

     2 декабря у нас на сцене Театра эстрады состоится премьера спектакля “Прощай, Марлен, здравствуй”. Этот спектакль — дань памяти Марлен Дитрих, столетие которой отмечается всем миром 27 декабря. Тем более что на сцене театра без малого 40 лет назад Дитрих давала концерты. Так что я как художественный руководитель театра должен встретить праздник на работе.

     ВЛАДИМИР МАШКОВ:

     — В 1993 году я, начинающий артист театра Олега Табакова, отправился на гастроли в Японию. И, как у всякого туриста того времени, денег с собой — ноль. Зная, что добросердечные японцы не смогут заподозрить российских туристов в краже, мы воровали. Правда, по мелочи. В Токио — множество всяких развалов и барахолок, где стянуть понравившуюся вещь не составляло труда.

     Однажды, бродя среди торговцев, я заприметил записную книжку. Сделанная под крокодиловую кожу, с золотым тиснением с иероглифами, она стала моей мечтой. Ходил-ходил — украсть не решался, а купить не мог. Но решился, выбрал момент: смотря честными глазами на продавца, сунул книжку в карман и скрылся. Приехал в Москву и не мог налюбоваться на сувенир. Уже собрался ее заполнить, как вдруг меня пригласили на день рождения. Я долго думал, что бы такое удивительное подарить, и решил: раз был в Японии, то подарю-ка я книжку. Скрепя сердце, отдал товарищу книжку и мысленно попрощался с ней. Проходит год. На мой день рождения ко мне приходит старый товарищ и говорит: “Володя, я знаю, что ты любишь все японское, иероглифы, поэтому я дарю тебе записную книжку из Японии”. Смотрю — и глазам не верю. Мне дарят мой подарок! Оказалось, что он получил книжку в подарок от того, кому я преподнес ее. Ну что ж, думаю, я тебя, книжка, снова подарю. Как раз через несколько дней представился случай — чей-то очередной юбилей.

     И вот прошло уже почти десять лет, и я видел эту книжку уже раз пять. Ее все друг другу дарят. Последний раз я видел, как ее преподнесли в этом году, на празднике Нового года, одной даме. Вот теперь жду, когда подарок вернется ко мне...

     Этот день рождения встречу на трудовой вахте — на съемках фильма “Олигарх” Павла Лунгина. Заранее ничего планировать не буду и не люблю. Где нахожусь — там обычно и зажигаем.

    





Партнеры