ЗА РУЛЕМ ЛИХАЧЕВА

2 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 256

  Она лихо подрулила к тротуару и сказала: “Садись, поехали!” Мы неслись по оживленному городу, нарушая все мыслимые правила, объезжая пробки чуть ли не по тротуару. “Не обращай внимания, я всегда такая резвая. Просто иногда не хватает экстрима и острых ощущений. Приходится искать их в жизни самой”. Как оказалось, быстрой ездой дело не ограничивается. Бокс, автогонки, парашютный спорт (хотя она жутко боится высоты) — это лишь увлечения. Главное для молодой певицы Татьяны Лихачевой, конечно, вокал. Недаром же 17 ноября в Государственном Кремлевском дворце она получила премию “Золотой граммофон”. Интересно, что награду ей вручал самый крутой гонщик нашей богемы — Николай Фоменко...

     Кстати, ее карьера — тоже сплошной экстрим.

    

     -Пригласили меня на фестиваль “Славянский базар”... Скоро на сцену надо выходить. Но время еще есть. Я стою за кулисами. Настраиваюсь. Тихо, спокойно, никого не трогаю. Все равно передо мной еще Витасу выступать!

     Вдруг вижу: один из его помощников на меня уставился. В лице изменился. Аж побелел весь. В чем дело — не пойму. А тут и сам Витас, тоже с раскрытым ртом, нарисовался. На нем ярко-красное жабо и классический строгий черный костюм — точь-в-точь как на мне! Так мало того — у нас даже прически почти одинаковые. Мы — как двойняшки. Кошмар! Публика могла подумать, что нам костюмы с одного склада выдали. Напрокат.

     Мне-то все равно. Я менять ничего не собиралась. Зато помощники Витаса голосили, что я украла у них идею, и даже пытались сорвать с меня жабо. Тут, правда, у Витаса фонограмма пошла. Так что пришлось ему пулей на сцену вылетать. Вслед за собственным голосом...

     Я знала, мы еще встретимся. И точно. В Питере, на концерте лауреатов “Золотого граммофона”, сижу в гримерке с ребятами из группы. Входит Витас. Осмотрелся и стоит. Смотрит на нас возмущенно, что это вы, мол, делаете в моей гримерке? Оказалось, он просто перепутал комнаты. Его гримерка была рядом. Ему очень вежливо это объяснили.

     n n n

     Я закончила Гнесинку, эстрадно-джазовое отделение по классу вокала. Диплом никогда не забуду. Начиналось все замечательно. Все принесли с собой “фанеру”, точнее — кассеты с аккомпанементом (нам это официально разрешалось), и стали мы по очереди петь. Наступает моя очередь. Выхожу я, как королева, открываю рот, вдруг... Хрип, хряп, жуткий скрип, и все. Пленку зажевало. Ну, думаю, главное не останавливаться. В общем, в лице не меняюсь, пою а капелла... С тех пор никогда с техникой не связываюсь. Только вживую выступаю...

     n n n

     Мне иногда кажется, что я с помощью какой-то невидимой силы притягиваю отрицательную энергию. Совсем недавно я стояла поздно вечером на перекрестке в тихом арбатском переулке и страшно ругалась. На улице ни души. Тихо. Вдруг откуда ни возьмись вылетают две машины, врезаются. Одна летит прямо на меня. Я даже, в чем дело, сообразить не успела, а уже лежу. Поскользнулся, упал, очнулся — гипс. Действительно, перелом ноги. Решила полежать, успокоиться, подумать... В общем — стать на путь исправления...

     n n n

     У меня есть друг, который поет в миланской опере. В прошлом году мы выступали на одной сцене. Пели на дне рождения общего друга, баловались дуэтом... Потом он пригласил меня в Милан — повышать образование...

     Мне повезло. Со мной занимался замечательный педагог, женщина — у нее брали уроки даже Уитни Хьюстон и Марайя Кэри. Когда она услышала мой голос, то сказала, что мне обязательно надо учиться. Причем петь не пустые эстрадные вещицы, а серьезные оперные арии.

    



Партнеры