Новогодняя меНтель

31 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 355

На “Улицах разбитых фонарей”, первом российском сериале, неожиданно ставшем самым-самым, — предновогодние хлопоты. Но штука вся том, что хлопоты эти далеко не самые праздничные, из серии “что купить на стол вкусненького” или “что же на этот раз подарить жене и детям”. Хлопоты эти самые что ни на есть рабочие. Вот уже несколько дней, как вся дружная “ментовская” компания вернулась в Санкт-Петербург из командировки в Красноярск, где снималась очередная серия картины. И вот теперь, за несколько дней до Нового года, актеры вместо того, чтобы наконец-то побыть дома со своими близкими, носятся по заснеженному городу, чтобы успеть до всех праздников доснять серию до конца. Свободного времени ну просто ни секундочки. И только самый главный опер, майор Соловец, он же актер Александр Половцев, да самый молодой сотрудник, младший лейтенант Абдулова, она же актриса Анастасия Мельникова, смогли встретиться с корреспондентом “МК”, чтобы поговорить... Правильно. Конечно же, о самом замечательном празднике, коим является Новый год...



Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Вот, помните, раньше у нас повсюду продавались такие толстые отрывные календари? В детстве-то я странички просто так отрывал, но когда научился читать, сразу подумал: “Сколько же у нас в стране праздников!” Там же на каждой странице было написано: “День металлурга, День энергетика, День строителя...” Но честно могу сказать, что в то время я всегда ждал только одного — чтобы на календаре осталось два-три самых последних листочка. Новый год — это один из моих самых любимых праздников.

Почему он нам так нравится? Да просто каждый из нас в глубине души уверен: вот именно завтра наступит что-то другое. Завтра будет лучше. Завтра будет веселее. Завтра мы наконец-то заживем. А в детстве? Ну, понятное дело, начинались каникулы. Тоже, между прочим, праздник...

Анастасия МЕЛЬНИКОВА:

— Новый год для меня всегда ассоциируется только с семьей и домом. И не дай бог мне когда-нибудь встречать Новый год на работе! Новый год — это все самое теплое, домашнее, уютное. Папа, мама, куча нас — детей. Удивительные новогодние подарки, которые мы всегда ровно в полночь находили под елкой. Я даже сейчас не понимаю, как родители умудрялись так их там оставить, чтобы мы ничего не заметили. Каким-то образом нас всегда отвлекали, но ровно в полночь подарки были на местах. Фантастика!

Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Мы с родителями жили в коммунальной квартире на Васильевском острове. Рано утром, числа, кажется, 30-го, папа уходил на рынок, чтобы купить елку. Утром я просыпался от того, что в комнате пахло хвоей.

А елку папа покупал высокую — потому что потолки высокие были. Ставили ее традиционно в одном и том же углу, наряжали... Обязательно устанавливали фигурку Деда Мороза. Он был сделан из ваты, с палочкой.

Утром 1 января, конечно же, хотелось подольше поваляться в кровати, но я вскакивал и бежал к елке, зная, что там уже лежат подарки.

Анастасия МЕЛЬНИКОВА:

— Однажды мы, как обычно, встречали Новый год дома. Часов в пять утра приехали мои знакомые и пригласили отправиться в гости к их друзьям. Приехали, сели за стол. Человек, который сидел напротив меня, вдруг сказал: “Слушайте, а где-то я вас уже видел...” Хозяйка дома на это говорит: “Она очень похожа на одну артистку, которая снимается в сериале про ментов”.

На свет тут же появился фотоаппарат, и нас стали снимать. Зачем? В качестве шутки. Хозяева квартиры сказали, что будут показывать фотографию у себя на работе — якобы эта артистка была у них в гостях. Помню, как я смотрела в объектив фотоаппарата, а хозяйка дома говорила: “Нет, вот анфас вы на нее совсем не похожи!”

Неожиданно кто-то из гостей переключил программу, а по телевизору как раз показывали кусок программы “Менты в Кремле”. Представляете, какой стоял хохот?!* * * Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Мои родители на новогодний стол всегда подавали холодец. Даже сейчас помню, как мешалось мясо с чесноком, заливалось в тарелки, которые ставили между окнами, огораживая специальными фанерочками. Конечно же, готовили салат оливье. Иногда кто-то из гостей мог принести дефицит — копченую колбаску.

Не хочу обидеть ни жену, ни маму, ни тещу, но сейчас подготовка новогоднего стола у нас происходит довольно спонтанно. Стол начинаем накрывать буквально за 10 минут до прихода гостей.

С учетом прожитых лет могу сказать следующее. У каждого человека свои особенности организма, утром каждый по-своему поправляет здоровье. Но я считаю, что по возможности на столе должна присутствовать обильная закуска и ни в коем случае нельзя смешивать напитки. Если следовать этому правилу, то утро может оказаться радостным.

Анастасия МЕЛЬНИКОВА:

— У нас в Новый год дома всегда много гостей. Мы делаем огромный стол. Став старше, я поняла, что единственный человек, для которого праздник — это не совсем праздник, — моя мама. Все как-то отдыхают, а перед мамой стоит задача накормить человек пятьдесят гостей.

У мамы на даче живут люди, которые разводят кроликов. И по старинному английскому рецепту, который мы считаем русским, мы каждый Новый год готовим курник. Это такой огромный, круглый пирог, в котором очень мало теста. Там по слоям все идет: крольчатина, грибы с луком, рис. Пирог обычно располагается в самом центре стола.* * * Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Родители мне всегда доставали билет на новогоднюю елку в различные дома культуры. Я с огромной радостью смотрел все представления, но с большим нетерпением ожидал финала. Помните? Отрывной талон, по которому можно было получить у бедной, уставшей, заснувшей в своей избушке Снегурочки подарок — коробку с разными сладостями. Я приходил домой и даже особо вспомнить-то не мог, что именно происходило на сцене. Изучать подарок было куда интереснее.

Анастасия МЕЛЬНИКОВА:

— Дед Мороз лично мне всегда приносил самые разные подарки: от коробки конфет до машины. Помню, как в детстве мы писали для Деда Мороза записочки с пожеланием какого-нибудь конкретного подарка. Он нас никогда не подводил...

Я — счастливый человек. Все мои мечты сбылись. Говорят, что мечтать не вредно. Нет! Как раз вредно. Если мечта не сбывается, то у человека портится настроение, характер. Но, на мое счастье, у меня в этом смысле все хорошо, все мечты, которые я загадала в прошлом

году, исполнились. Все очень просто. Пока бьют куранты, надо на маленьком листочке бумажки написать свое желание, бумажку поджечь, пепел растворить в бокале шампанского и выпить. Еще раз говорю, что у меня сбылось все, что я загадала. Клянусь!* * * Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Непосредственно после встречи Нового года мы с родителями, как правило, выходили на улицу. Где-то обязательно был каток, где-то горки и санки... Но самое главное заключается в том, что не было абсолютно никакой боязни за себя и своих близких. А сейчас такая опасность существует. Даже мне порой как-то не хочется по вечерам выходить на улицу. В прежние времена люди веселились, кто-то был не очень трезвый, но в воздухе при этом не пахло агрессией.

Анастасия МЕЛЬНИКОВА:

— Однажды в Новый год, когда мы только-только сели за стол, мамина сестра вдруг сказала: “Извините, но, кажется, я рожаю!” Муж ей на это ответил: “Машка, тебе кажется! И вообще, давай нормально встретим Новый год, а потом, если захочешь, поедем в роддом...”

Бедная Маша просидела за столом два с половиной часа. Потом мы отвезли ее в роддом. Но вот какая штука вышла. Она родила сразу двух детей! Двух мальчиков-близнецов! Такое возможно только в новогоднюю ночь. Маша по всем срокам должна была рожать гораздо позднее. И, по всем прогнозам, ожидались не мальчики-близнецы, а маленькая девочка.* * * Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Я верил в Деда Мороза. Знал, что он существует. Но при этом понимал, что он сильно занят и поэтому не может надолго со мной остаться. Кстати, перед тем как я находил утром под елкой подарки, кто-то из родителей обязательно открывал форточку. Получалось, что буквально пять минут назад в нее из нашей комнаты вылетел Дед Мороз.

Кстати, недавно я слышал по телевизору, как какую-то английскую учительницу выгнали с работы только за то, что она сказала детям, что Санта-Клауса не существует, а подарки им на самом деле покупают родители.

Анастасия МЕЛЬНИКОВА:

— Дед Мороз существует. Это я знаю совершенно точно, поскольку сама с ним в качестве Снегурочки каждый год езжу поздравлять детишек с праздником. Однажды с мальчиком, который обычно изображает Деда Мороза, мы в нашем театре играли сказку “Кот в сапогах”. Так вот, в одной из квартир, куда мы позднее приехали поздравлять детей, один ребенок, видевший наш спектакль, смотрел-смотрел на Деда Мороза и выдал: “Что-то этот Дедушка очень котика напоминает...”

Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Несколько раз мы с ленинградским театром “Время” выезжали на гастроли в Германию. Туда мы возили три сказочных спектакля. Я играл Кощея Бессмертного, Бабу Ягу и Санта-Клауса.

Условие принимающей стороны состояло в том, что все спектакли мы были обязаны играть на немецком языке, который никто из артистов почему-то совершенно не знал.

Было очень смешно, когда после спектакля к нам подходили родители немецких детишек и говорили: “Данке шен, данке шен!” А мы на это отработанно отвечали: “Нихт ферштейн!” У немцев глаза лезли на лоб: “Вы же только что играли пьесу на немецком языке!” Да, вот так. Как нам на листочке слова написали, так и играли. Но им же этого не объяснишь.* * * Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Что бы там ни говорили, но самый сложный день в актерской профессии наступает каждый год 1 января. И кому только пришло в голову устраивать в этот день спектакли?!

Я обычно играл в сказках, но, глядя в зрительный зал, видел глаза бедных отцов — в зале почему-то большинство детей сидели с папами. Папы с болью в глазах смотрели на сцену, но за ходом действия почти не следили. С гораздо большим интересом они смотрели на свои часы, отсчитывая секунды до конца спектакля.

Анастасия МЕЛЬНИКОВА:

— 1 января в одном театре идет спектакль “Белоснежка и семь гномов”. Перед спектаклем накрыли стол, посидели, поговорили. Но один из гномиков так хорошо “поговорил”, что заснул в гримерке. А одно из самых жутких актерских ощущений заключается в том, что ты слышишь по громкой связи какую-нибудь реплику и понимаешь, что опоздал с выходом на сцену.

И вот этот гномик просыпается от того, что у него в гримерке по громкой связи раздается музыка: “Тирлим-бом-бом!” С криком: “Слава богу, что из всех гномиков я выхожу на сцену самый последний!” — он надевает свой колпачок, тапочки, бежит, вылетает на сцену и... Зал просто падает! На сцену вышел восьмой гном! Просто в данном спектакле этот актер не участвовал, там был другой состав. Что тут скажешь? Можно было уже ничего больше не играть...

Вот еще одна история. Под Новый год мы играем “Даму с камелиями”. Я иду по сцене, на мне совершенно роскошное белое платье, которое весит, не поверите, 17 килограммов. Сверху на меня должен падать снег. А как это делается в театре? Наверху, по балкону, идет монтировщик и аккуратно, веничком, стряхивает наструганные опилки.

На мою беду, монтировщик стал готовиться к Новому году заранее и оказался чуть-чуть выпившим. Ровно настолько, чтобы этот веник уронить прямо на меня...

Что мне было делать? Я так аккуратно зажала веник между коленями и решила при первой же возможности куда-нибудь его выкинуть. Но кто-то из актеров замешкался, наступил мне на подол платья, я полетела назад, и веник вылетел. И снова на сцену! Зал просто изнемогал от хохота!

Но и это еще не все. Монтировщики нашли другой веник. Но они его внимательно не осмотрели, и это привело к печальным последствиям. Дело в том, что в нашем театре много кошек. Их выпустили погулять, и они этот веник использовали в качестве туалета. Так что вместо снега на сцену и на наши костюмы понятно что упало...* * * Александр ПОЛОВЦЕВ:

— Я вот что хочу сказать. Раньше родители пытались сделать для нас, детишек, замечательный новогодний праздник. Сегодня мы в качестве родителей делаем праздник нашим детям. И мне очень хочется, чтобы в них сохранилось то волшебное ощущение новогодней сказки, которое когда-то было у нас. И чтобы они позднее передали его своим детям.

И еще. Позвольте мне от лица нашей творческой группы, от лица съемочной группы, от лица наших продюсеров, от лица ООО “Новый русский сериал” поздравить всех-всех-всех читателей “МК” с Новым годом и пожелать им здоровья. Без здоровья даже самый лучший праздник перестает быть праздником...

Анастасия МЕЛЬНИКОВА:

— Я очень хочу, чтобы у каждого человека был свой дом. У кого-то замок, у кого-то квартира или даже небольшая комнатка в коммуналке. Но я уверена на все сто процентов — у каждого человека должен быть дом и у каждого человека должно быть ощущение того, что он кому-то нужен.

У меня в буквальном смысле слова земля уходит из-под ног, если я не чувствую, что нужна кому-то. Наверное, в этом смысле я закомплексованный человек. Ну просто эгоистка! С Новым годом!!!



    Партнеры