Майкл блумберг – мэр надежды

1 января 2002 в 00:00, просмотров: 223

Прозвище Майкла Блумберга – Блум – переводится на русский язык как цветение. Именно в этом слове заключается суть надежд, возлагаемых пострадавшим мегаполисом на нового мэра. Город, деловые кварталы которого сегодня повсеместно называют не иначе как «эпицентр», нуждается в кризисном управляющем.

Майк
Вообще-то привыкший, как все знаменитые американцы, к прозвищам, которые дает пресса, Майкл Блумберг больше любит, когда его называют просто Майк. В этом в достаточной степени отражается его имидж свойского человека: в своей компании Bloomberg он стремился пообедать едва ли не с каждым из 7 тысяч служащих. Таков 108-й мэр города Нью-Йорка, человек, никогда ранее не занимавшийся политикой или госуправлением, глава империи финансового анализа Bloomberg L.P.
Майку 59 лет. Он разведен, что редкость для американских политиков, стремящихся соответствовать стандартам семейных ценностей. Сын бухгалтера, Блумберг окончил факультет бизнеса в Гарварде и 15 лет проработал на инвестиционную компанию Salomon Brothers, где отличился зажигательным нравом и неосторожным языком. После реструктуризации компании в 1981 году Блумберг попал под сокращение, имея за душой $10 млн. и идею создания уникальной системы сбора финансовой информации.
Собственная компания Блумберга началась с четырех сотрудников, сидевших в одной комнате. Cегодня это корпорация со штатом 7,7 тыс. человек, отделениями по всему миру и десятками дочерних компаний. Две отличительные черты Bloomberg – это разработанное фирмой устройство для получения любой финансовой информации в режиме реального времени (известный как «ящик Блумберга», этот прибор украшает стол любого финансового эксперта практически в любой инвестиционной компании мира) и собственная корпоративная культура, основывающаяся на всеобщей доступности (офисы Bloomberg представляют собой огромные залы без перегородок и кабинетов), предъявляемом к каждому сотруднику требовании «пахать» и обилии неформального общения – фирма постоянно устраивает для служащих вечеринки, а босс Блумберг шутит с подчиненными с редким для Америки пренебрежением к политкорректности. Последнняя черта, правда, претерпела некоторые изменения: после того, как в середине 90-х годов три экс-сотрудницы одна за другой подали на главу компании в суд за сексуальные домогательства, Майку пришлось завязать с мужланскими шуточками.
Еще одна визитная карточка Блумберга – филантропия. Задолго до решения претендовать на публичный пост Майк ежегодно тратил на благотворительность от $100 млн., более других оделяя образовательные, научные и культурные учреждения. Эти взносы долго осуществлялись буднично и без пафоса и только с началом предвыборной кампании стали предметом самого беззастенчивого пиара.

Выборы
Идея стать мэром Нью-Йорка пришла к Блумбергу в конце 2000 года. В то время бизнесмен всерьез пытался попробовать себя в госуправлении и выбирал между постами президента США, генерального секретаря ООН и мэра Большого Яблока. Не имевший ровным счетом никакого опыта чиновной службы медиамагнат в итоге склонился к решению начать с Нью-Йорка, в связи с чем и имел встречу со своим давним знакомым – Рудольфом Джулиани. Интересная рокировка: сегодня ушедший на покой Джулиани помимо мемуаров и лекций готов посвятить себя управлению какой-нибудь крупной компанией.
Несмотря на то, что всю свою жизнь Блумберг был известным сторонником Демократической партии, в беседе с действующим мэром он заявил, что готов перейти в стан республиканцев при условии, что партия однозначно выдвинет его кандидатом на пост мэра. В рядах демократов подобной возможности у новоиспеченного претендента не было: обилие демократических кандидатов в Нью-Йорке приводит к тому, что, по словам Джулиани, «они уничтожают друг друга еще на стадии первичных (внутрипартийных) выборов».
Джулиани представлял, какие финансовые ресурсы миллиардер может задействовать в своей предвыборной кампании, предвидел, что в случае избрания тот будет следовать умеренным курсом, и одновременно был уверен, что шансов на победу у Блумберга нет. Как пояснял уже бывший мэр журналу Time, «в Нью-Йорке республиканцев избирают мэрами, только когда город в большой беде. А моя администрация не особенно способствовала созданию такой ситуации», – добавил Джулиани без ложной скромности.
Несмотря на отрицательные шансы Блумберга, Руди обещал ему свою поддержку на выборах. К сентябрю 2001-го медиамагнат истратил на политическую рекламу $20 млн., однако даже его сторонники не верили в победу. Затем грянули теракты, мэр Джулиани снискал титул Американского мэра номер один, а к ноябрьским муниципальным выборам город пришел с рекордным за всю историю дефицитом бюджета, развалинами в нижнем Манхэттене и стотысячным пополнением в армии безработных. Всего за восемь дней до выборов команда Блумберга выпустила в эфир ролик с записью обращения Джулиани к горожанам. В нем уходящий мэр сердечно прощался с жителями и официально заявил о своей поддержке кандидатуры миллиардера. Ролик получил такую ротацию, что каждый житель Нью-Йорка мог заучить его содержание наизусть.
Обращение Руди оказалось пиар-оружием невиданной мощи. В городе с соотношением сторонников демократов и республиканцев 5 к 1 Блумберг выиграл выборы с перевесом в 40 тыс. голосов.
По словам журнала Time, Блумберг «въехал в мэрию на фалдах Джулиани».

Бизнес как обычно
Блумберг занял желанный пост, причем сделал это, как шутит Newsweek, «классическим нью-йоркским способом – купил место за $70 млн.». Эта сумма, потраченная Майком на предвыборную кампанию, превышает расходы любого претендента на пост мэра любого города когда-либо в истории.
Теперь же следует вспомнить, что должность мэра Нью-Йорка и до 11 сентября называли второй самой трудной работой в США. На нынешних же выборах экс-губернатор штата Марио Куомо приготовил для возможного победителя такой совет: «Прежде всего помолитесь».
Одной молитвы будет маловато. Оптимисты (в том числе и новоиспеченный мэр) предсказывают дефицит городского бюджета в 2003 году на уровне $2,5 млрд., пессимисты – на уровне $4 млрд. Даже те, кто утверждает, что прекратить жизнь Великого города сможет только ядерная бомба, выражают опасения – удастся ли остановить отток капитала из Нью-Йорка, ведь лишившиеся офисов 11 сентября компании активно передислоцируются в соседний Нью-Джерси, где цены на недвижимость ниже и пока не падают самолеты. Ирония судьбы – именно «ящик Блумберга», делающий информацию с Уолл-стрит доступной всякому, всегда и везде, способствовал уменьшению роли географии в бизнесе: будь твоя штаб-квартира на Манхэттене или в глухом захолустье, ты будешь одинаково осведомлен о малейших изменениях конъюнктуры. Все это складывается в максимально невыгодные условия для восстановления разрушенных кварталов, привлечения инвестиций в городскую казну и сохранения немалых достижений Руди (в числе которых снижение уровня безработицы и невероятно эффективная борьба с некогда эпической нью-йоркской преступностью). Теперь, как пишет Newsweek, новый мэр становится «заложником случайной удачи» и должен «обладать определенной склонностью к мазохизму».
Однако сила Блумберга в том, что он не мазохист, а бизнесмен. Интервьюер The Times отметил в нем чрезвычайный азарт по отношению к ожидающимся впереди проблемам и назвал это «классической реакцией предпринимателя на трудную ситуацию». Джулиани именно в этом видит залог успеха своего преемника: «Если Блумберг сосредоточится на делах города, как на делах компании, все у него получится». Ему вторит вице-мэр Джозеф Лота: «Блумбергу поможет его предприимчивость. Классическая для чиновника мантра – у нас так не делают – под его началом не продержится и доли секунды».
В то же время обозреватели подмечают и слабости Майка. Так, в отличие от Джулиани, не чуравшегося непопулярных мер (вроде отмены социальных пособий для более чем 600 тысяч горожан из низших слоев), Блумберг хочет нравиться всем: он встречается и с представителями крупного бизнеса, и с лидерами национальных общин, и с делегатами наиболее влиятельных профсоюзов. Отличная стратегия на первый взгляд, однако попытки направить в общее русло полярно противоположные интересы имеют особенно малые шансы на успех во времена кризисов. Кроме того, у самого Майка нет опыта ведения переговоров с профсоюзами, поскольку внутри Bloomberg таковых не существует. Нет у него и опыта управления силовыми ведомствами. Некоторым может досадить его нежелание переместиться из своего особняка в Ист-сайде в резиденцию мэра «Грэйси мэншн».
Однако сейчас на первый план выходит кипучая энергия нового градоначальника и его пробивной оптимизм. Сразу после победы на выборах Майк заявил журналистам: «Нью-Йорк жив, здоров и открыт для бизнеса!»

Черноблумберг
У любого яркого лидера непременно должна быть некая штучка, которая станет поводом для злой иронии со стороны противников и умиления со стороны обожателей. Блумберг наделен яркостью в изобилии. Мастер на колкости и типично мужские остроты, он однажды гордо сказал, что любит «театр, рестораны и... бегать за женщинами».
Собственно за эти «бега» он и привлекался. Одна из трех истиц обвинила бывшего босса в том, что он преследовал ее за беременность и настаивал на аборте со словами: «Убей его, убей его!» Вины Блумберг не признал, но и до суда дела не довел, решив спор судебной сделкой.
Еще Майк известен своим тщеславием: его имя носят и компания, и изобретение, и большая часть дочерних предприятий. Один из сотрудников Майка пошутил, что теперь на въезде в Нью-Йорк повесят надпись «Добро пожаловать в Блумберг».
Но настоящий враг нового мэра – его язык. Журналисты не успевают отслеживать его удивительные откровения. В одном из предвыборных выступлений он заявил, что нью-йоркские дворники в дни кризиса рисковали куда больше, чем полицейские и пожарные. В другом – упрекнул в чрезмерном либерализме одного из оппонентов, которого в городе за глаза называют сталинистом. А однажды Майк сказал, что жизнь в городе стала такой безопасной, что горожане уже не запирают дверей – после чего нью-йоркцы начали гадать, живет ли будущий мэр на одной с ними планете.



Партнеры