Ближний восток – дело тонкое

1 января 2002 в 00:00, просмотров: 198

Всемирная интифада – неутихающая война арабско-мусульманского мира с «иноверцами», неожиданно ярко
и кроваво проявившаяся в сентябре прошлого года в США, все же имеет физическую границу. Водораздел проходит на Ближнем Востоке, прежде всего вдоль пограничных территорий Израиля и Палестины.
Быть ли здесь новой кровопролитной войне, которая станет продолжением теракта в Нью-Йорке, смогут ли палестинские и израильские лидеры утихомирить своих экстремистов, обречены ли вечные соседи
на вечный конфликт или есть альтернативы вечному противостоянию?
На эти вопросы в беседе
с корреспондентом «ДЛ» отвечает известный журналист и дипломат, бывший Чрезвычайный
и Полномочный Посол России
в Израиле Александр БОВИН.

Сейчас у всех на устах теракт в США, невидимые террористы по всему миру. Нынешнее обострение ситуации – следствие теракта в Нью-Йорке или обычное для этого региона дело?
– Начало «нынешнего обострения ситуации» датируется не «черным сентябрем» в Нью-Йорке, а сентябрем прошлого года в Иерусалиме. Это прогулка генерала Ариэля Шарона по Храмовой горе и чрезмерно возбужденная реакция Ясира Арафата. Повторяясь, накладываясь друг на друга, перерастая в систему, мини-обострения – отдельные террористические акты палестинцев и израильская реакция на них – и привели в середине декабря 2001 года к нынешнему положению.
«ДЛ»: События в Афганистане как-то заслонили острую ситуацию на палестино-израильских территориях, которая может вылиться в военный конфликт в регионе. Быть ли новой кровопролитной войне между Израилем и соседями?
– Мне представляется, что такой войны – по типу войн 1967 или 1973 годов – не будет. Израильтянам она ни к чему. Их арабские соседи тоже понимают, что любая их комбинация будет разгромлена. А им это тоже ни к чему.
«ДЛ»: Важна ли для Палестины и Израиля позиция России по ситуации в этом регионе, или теперь она малозначима? Изменится ли она у России в связи с потеплением ее отношений с США ?
– Значимость российской позиции зависит от ее реального влияния на конфликтующие стороны. Ныне это влияние не слишком велико, а, следовательно, и позиция России малозначима. Не думаю, что потепление отношений с США что-либо здесь меняет.
«ДЛ»: Вы были послом в Израиле в период расцвета отношений нашей страны с этим государством. Какова сейчас, по-вашему, должна быть позиция России на Ближнем Востоке?
– Вместе с американцами мы должны постараться остудить воинственный пыл Арафата и тем самым добиться продолжения переговоров.
Насколько я вижу отсюда, Шарон потерял надежду на Арафата. Мне же кажется, что переговорный ресурс Арафата еще не использован до конца. Плохую роль играет здесь «мировая общественность», включая, к сожалению, и Москву, которая ставит на одну доску террористические и антитеррористические действия. Арафат имеет основания рассматривать это как скрытое поощрение своей несговорчивости.
«ДЛ»: Тлеющий костер обычно ведет к пожару. Если все же удастся загасить нынешнее обострение, как дальше пойдут события на Ближнем Востоке? И как, по-вашему, будут разворачиваться события в Афганистане?
– Тлеющий костер не обязательно ведет к пожару. Загасить удастся. Продолжение переговоров в принципе неизбежно. Они будут тянуться долго, проходя через кризисные, критические фазы, через очередные обострения и столкновения. Только новые поколения политиков смогут дать справедливый, устойчивый мир Ближнему Востоку.
А события в Афганистане это, если угодно, стратегический экспромт. Решается ограниченная задача: наказать организаторов «американской трагедии». Плюс собирание антитеррористической коалиции. Пока все идет на удивление гладко. Даже если бен Ладена не поймают, Афганистан получит реальный и уникальный шанс встать на путь стабильного развития.
«ДЛ»: Какими мерами можно бороться с террористами? Многие считают теперь, что только силовыми. Возможны ли иные меры? Как быть, к примеру, с религиозными фанатиками, которых воспитывают с детства террористами-самоубийцами в спецлагерях?
– С террористами, с террористическими организациями можно и нужно бороться только силовыми методами. Борьба с терроризмом требует более основательного подхода. Шаг первый: выявить корни, питающие терроризм, – корни социально-экономические, политические, психологические. Шаг второй: наметить долговременную стратегию по перерезанию этих корней. Шаг третий: разработать оптимальную тактику, систему действий и начать действовать.
Религиозные фанатики вполне вмещаются в эту схему. Если бы террористы-самоубийцы с детства воспитывались в спецлагерях, силовые методы – ликвидация таких людей – решили бы задачу. Но самоубийц воспитывают «семья и школа», и, значит, предстоит работа не кулаками, а головой.
«ДЛ»: Эти благословенные земли, освященные великими именами, величайшими событиями истории, издавна были местом противостояния государств, рас и цивилизаций, бесчисленных войн и конфликтов. Быть может, это наказание Земли обетованной и тут ничего не поделать? Обречены ли вечные соседи на вечный конфликт, или есть альтернативы вечному противостоянию?
– В политике нет вечных конфликтов.

Между Азией и Европой

Традиционно СССР всегда занимал сторону арабского мира и, в частности, палестинского движения. А Израиль рассматривался как орудие империалистического США на Ближнем Востоке. Однако теперь произошел явный сдвиг в сторону Запада в единой борьбе против терроризма, и политика России не столь проарабская, как была. Насколько это совпадает с национальными интересами России? Комментарий депутата Госдумы, президента ТПП России Евгения ПРИМАКОВА:

«Премьер-министр Израиля Ариэль Шарон никогда еще не сказал четко, что он за создание палестинского государства. Он ведет линию к тому, чтобы этого не было. В таких условиях думать, что Ясир Арафат сможет непроницаемой плотиной закрыть ручейки терроризма, было бы не правильно. Арафат не сможет этого сделать. Но он единственный, кто сможет это сделать, если будет договоренность о создании палестинского государства и гарантиях Израилю жить в безопасных границах, признаваемых государствами. Если это будет достигнуто, тогда Арафат сможет сделать очень многое.
Позиция нашей страны была четко проарабской, когда была конфронтация двух систем и через эту призму рассматривались все события в этом регионе. Тогда мы выбрали партнера и были ориентированы на него. Сейчас нельзя все окрашивать в белую или черную краску, есть тона и полутона. Мы против терроризма, с какой бы стороны он не осуществлялся. После израильских обстрелов жертв на палестинских территориях гораздо больше, чем у израильтян. Разве это ни о чем не говорит? Отсюда и терроризм. Мы против терроризма, в то же самое время мы за то, чтобы найти какое-то решение, которое прекратит виток насилия. Это может быть только возвращение к переговорам.
Россия должна иметь диверсифицированную политику. Ей необходимо развивать отношения с Китаем, Индией, с арабским миром, с европейскими странами, с США. Нынешнее сближение с Западом – это нормальный отход от холодной войны. Но это не присоединение к какому-то блоку против кого-то».



Партнеры