Необычное далеко и рядом

1 января 2002 в 00:00, просмотров: 341
  Многообразие различных тем в изучении природы, их неодинаковая значимость в нашей жизни дают нам возможность всестороннего проникновения в её неизученные и неразгаданные стороны. Мы стремимся к этому, и наши старания не напрасны. Одному специалисту и просто любителю больше интересны свои направления и существующие проблемы, другому – свои. Но есть общие вопросы, к которым интерес не пропадает никогда. Одно из таких направлений – это природные аномалии! Они притягивают к себе не только редкостью публикаций, но и необычностью появления фактов в природе, их малым количеством, и людей, которые это наблюдали воочию. Наверное, немного найдётся охотников, кому посчастливилось видеть, а уж тем более добыть, необычно окрашенную птицу или зверя. И наверняка такая встреча останется в памяти на всю жизнь. И поэтому многим интересно было бы узнать о существующих вариациях в окраске птиц и зверей, частоте их встреч и вероятности возникновения. Такие выражения, как альбинос (полная несвойственная данному виду белая окраска с красным цветом глаз) и меланист (преобладание красящего пигмента меланина в клетках, превращающего, скажем, зверя, в необычно черного) известны многим.
     Существует утверждение: среди одних животных альбиносы, например, встречаются чаще, среди других – реже, а у некоторых таких фактов не зарегистрировано. То же самое можно сказать и о меланистах. (Ведь никто не слышал о чёрном тигре, хотя тигр-альбинос явление известное.)
     В данном разделе статьи хотелось бы специально поговорить об отклонениях именно в классе птиц, воспользовавшись трудом известного и уважаемого автора охотничьих монографий Л.П.Сабанеева. Выдержки приведены из популярной книги «Охотничьи птицы», так как данный вопрос еще с тех давних времён обращал на себя самое пристальное внимание. В основе своей это, конечно же, охотничьи птицы, так как автором писались статьи на охотничью тематику, да и большею частью человек охотился на виды, которые изначально подходили под понятие дичи, тогда как другие интересные экземпляры птиц могли просто остаться необнаруженными, вследствие их не преследования. Ещё один очень важный факт: во времена Сабанеева в Москву и Петербург привозилось огромное количество разнообразной охотничьей дичи («...сотни тысяч пар тетеревов, ещё более рябчиков и тысячи прочей...»). Имелась уникальная возможность отбора интересных, в отношении окраски, птиц. Предоставляемая выборка могла дать колоссальный материал для изучения не только по видам птиц, но и по регионам, о процентном соотношении тех или иных форм окраски.
     «...Несмотря на то, что количество рябчиков значительно превышает количество тетеревов, привозимых в обе столицы, между последними выродки встречаются значительно чаще, нежели между первыми, не принимая даже в расчет помесей тетерева с глухарём и белой куропаткой. Это, вероятно, находится в связи с большею яркостью оперения и различиями между обоими полами...» Даже это наблюдение представляет большой интерес, ведь оба этих вида хотя и относятся к одному отряду куриных, но в плане изменения расцветки показывают значительную непохожесть.
     Во времена уважаемого автора, да и сейчас необычно окрашенных птиц называли большей частью выродками, реже ублюдками, как бы подчеркивая их нежизнеспособность, имеющих меньше шансов на выживание из-за их непокровительственной окраски. Если преобладает белый цвет, то резкое выделение на общем фоне наверняка удваивает вероятность их добычи либо хищником, либо человеком. К тому же межняк (помесь тетерева и глухаря – к вопросу о первоначальном названии) не может давать потомства.
     Поговорим кратко, ссылаясь на Л.П.Сабанеева, об основных видах охотничьих птиц: тетерев, глухарь, рябчик и обратим внимание на межняка.
     Тетерев. «... Выродки между тетеревами бывают большею частию сероватого и однообразно глинистого или желтоватого цвета, нередки также пегие тетерева (самцы), у которых по всему телу неправильно рассеяны белые пятна и крылья почти всегда белого цвета. (Глинистые тетерева, однако, по-видимому, реже первых. Дымчатых тетеревов (самцов) я видел много раз, и два экземпляра доставлены были мною в Ярославский музей. Пегие тетерева встречаются ещё чаще дымчатых.). Случаи полного альбинизма менее известны, но иногда, хотя и очень редко, попадаются тетерева обоих полов грязновато-белого цвета. (Одну такую самку грязно-белого цвета, привезенную из Нижегородской губ., я видел в 1867 году.) Пегие и дымчатые выродки встречаются только между самцами, глинистые и желтоватые – между самками. Что подтверждается и наблюдениями; но иногда между тетёрками, привозимыми из восточных губерний, откуда и идет большинство выродков (впрочем, по той простой причине, что оттуда привозится около 3/4 лесной дичи), попадаются совсем чёрные, напоминающие косача, но без косиц в хвосте (подобная курочка была привезена в Москву в 1869 году именно из Симбирской губернии). Так же попадаются, и, по-видимому, нередко, вполне петухоперые самки с косицами, весьма сходные с молодыми косачами, так что без вскрытия их легко можно принять за молодых самцов в так называемом переходном пере. По этой причине, конечно, подобные самки и замечались вообще очень редко, не обращали на себя внимания и не показывались мне ни разу в Охотном ряду. Причина подобной петухопёрости самок, наблюдавшейся и у других птиц, как известно, объясняется бесплодием самок, что видно из того, что яичники у подобных индивидуумов всегда бывают атрофированы...»
     «...По свидетельству препаратора Е.Д.Мясникова, в течение пятнадцати лет в Москву было привезено в Охотный ряд 1 белый тетерев, 15-20 пестрых самцов, желтоватых самок бывает ежегодно штук 8-10, а петухопёрых, которых узнают по более узким и коротким хвостовым перьям, около 5 штук».
     Глухарь. «...Что касается князьков среди этого вида, то они вообще встречаются реже, чем между тетеревами, что, впрочем, зависит и от того, что глухарей привозится в Москву в десятки раз меньше, чем тетеревов.»
     По наблюдениям, за тот же промежуток времени (15 лет) в Охотный ряд было привезено 2 белых, около 5 пестрых, 10 дымчатых самцов и 5 желтоватых самок».
     Рябчик. «...Что касается помесей рябчика с другими куриными породами, то они встречаются, по-видимому, гораздо реже, чем это замечается у тетеревов, что, наверное, находится в прямой зависимости от семейного образа жизни рябчика, соединяющегося парами. Помесь рябчика и тетерева была зарегистрирована музеем Академии Наук, но и в то же время за 12 лет наблюдения в Охотном ряду в Москве не было привезено такого ублюдка. Ещё реже, вероятно, встречается помесь рябчика и белой куропатки».
     «Независимо от местных и климатических отличий между рябчиками встречаются князьки, составляющие, однако, большую редкость. Почти белые рябчики встречаются, например, в Москве, куда привозятся сотни тысяч пар этой дичи, даже не каждую зиму. Чаще попадаются рябчики с белыми пестринами (Tetrao Bonasia varia), у которых эти белые пятна рассеяны по всему телу. И те и другие выродки встречаются, по-видимому, только между самцами, а князьки из самок замечались нами только между так называемыми палевыми рябчиками (Tetrao Bonasia pallida), которые отличаются от обыкновенных основным желтоватым цветом оперения и гораздо менее резкою пестриною. Таких выродков, из коих, однако, многие отличаются единственно своею белесоватостью, каждогодне можно встретить в Москве до 30-50 штук».
     Межняк. «Настоящий тетерев межняк, межуимок, выродок (T.medius) имеет признаки, общие обоим родителям, хотя почти всегда более подходит к глухарю. Что это помесь, можно легко заключить, во-первых, из его значительной редкости, во-вторых, из того, что он встречается только там, где один вид попадается вместе с другим, хотя и гораздо реже последнего; затем из неимения собственных токов и, как показали исследования, по своей бесплодности (именно по вскрытии у самок не оказалось графовых пузырьков, а у самцов – семенных нитей), наконец, из непостоянства оперения. По всем вероятиям, помесь эта большей частью происходит от спаривания молодых глухарей или самцов, лишившихся самок, с тетерками. В Швеции не раз наблюдали, что глухари иногда посещают тетеревиные тока. Но местами едва ли не чаще ублюдки эти происходят от спаривания глухарок с косачами, так как весной глухари вообще сильно истребляются и многие самки рискуют остаться холостыми, тем более что у всех птиц, живущих в полигамии, вообще бывает более самок, чем самцов.
     Главный признак, по которому с первого взгляда можно узнать самца-межняка, заключается в том, что по величине и оперению он представляет нечто среднее между глухарём и косачом. Так, он имеет в длину немного более двух футов и весит вообще не менее 6 фунтов; хвост у него то почти прямой, то несколько вырезан, хотя и лишён загнутых косиц. Но, кажется, грудь его всегда имеет не зеленоватый, а пурпуровый или фиолетовый отлив; крылья у него большей частью, как у косача с белым зеркальцем. Почти все остальное тело черного цвета, но оперение ног белое. Самки же похожи то на тетерку, то на глухарку и обыкновенно весят не более косача, так что их нередко принимают за очень крупных тетерок.
     Я имел в руках двух самцов, привезенных в Москву вместе с другою дичью, и редкий год проходит, чтобы в Охотном ряду не продавалось 2-3 штуки этой помеси, вероятно, даже более, так как самки, не имея таких резких отличий, легко ускользают от внимания.
     Межняк, по-видимому, предпочитает общество тетеревов и чаще встречается на токах косачей, где является самым сильным и опасным противником. Так, он держится в менее глухих местностях, нередко на токах разгоняет тетеревов, и голос его напоминает более голос T.Tetrix».
     Необычны в своих изменённых одеяниях всем нам так привычные птицы, они поражают нас, многие пытаются придать им волшебные свойства и качества оберега. Они редки, а значит, они наделены притягательной силой и являются редким природным трофеем-сувениром. Мы храним их и удивляем окружающих, удивляемся сами и удивим своих потомков. Что ещё может иметь столько объединённых в себе качеств, как только ещё сила и громадность по отношению к нашему воображению. У данных птиц этого нет, но они ставятся все-таки наравне с этими свойствами, и я думаю, что это выглядит вполне достойно.
     У читателя может сложиться впечатление, что все-таки необычных птиц не так уж и мало. Ведь мелькают цифры хоть и небольшого порядка, но они обманчивы. Следует учесть, что отбор таких необычных экземпляров проводился из многих сотен тысяч птиц на протяжении лет, и все это сопоставив, можно представить объективную картину происходящего. Даже всем известный Дарвиновский музей, находящийся в Москве, значительно пополнил свои коллекции аномалий в процессе своего становления за счет птиц из Охотного ряда, демонстрируя их по настоящий день. И во многом благодаря стараниям проф. А.Ф.Котса, давшего начало такому собирательству, в дальнейшем переросшему в музей. Мы видим все разнообразие расцветок и изменённых форм у птиц. Существует даже предание, что, зная о таком увлечении покупателя и отборе необычных птиц, торговцы специально вставляли в тушки различные перья, выдавая их за игру природы. Но обман, конечно же, раскрывался, тем более что есть некоторые особенности расположения перьев. Торговцы этого не знали. Вероятно, их волновал только бизнес.
    


    Партнеры