Дамские штучки: С ножом и пистолетом

6 января 2002 в 00:00, просмотров: 4199
Идейная террористка Вера Засулич
     Вероятно, пистолетный выстрел Веры Засулич 24 января 1878 года, в результате которого был тяжело ранен петербургский градоначальник Федор Трепов, был бы забыт в череде подобных терактов на рубеже XIX—XX веков, если бы не одно обстоятельство.
     Изначально дело о покушении на истинного служаку Трепова, незаконного сына Николая I, квалифицировалось как покушение на убийство с заранее обдуманным намерением. То есть как дело общеуголовное, а не политическое преступление. Но сама Вера Засулич, которая до этого два года провела в одиночке, а потом скиталась по ссылкам под надзором полиции из-за своей связи с революционером Нечаевым, объяснила все иначе. Что стреляла она не просто в деспотичного генерал-адъютанта, приказавшего высечь политзаключенного Боголюбова (настоящая фамилия — Емельянов А.С.), а во все российское самодержавие, которое плюет на права человека.
     По крайней мере именно так сумели представить это дело прославленные адвокаты Анатолий Кони и Павел Александров. Они добились суда присяжных, и присяжные оправдали Засулич, продемонстрировав настоящую независимость тогдашнего суда от власти.
Трофейная рота Полины Аккуратовой
     Шел 1943 год, и никто особо не задумывался, что это за “трофейная рота” носится по тылам сначала Донского, а потом 4-го Украинского фронта? К тому же ее командир — старший лейтенант — был на редкость миловиден, лихо заглатывал стаканами самогон и... не обделял вниманием обладателей больших звезд на погонах.
     Рота Полины Аккуратовой (а позже отдельный батальон) активно промышляла на нескольких фронтах, где собирала трофеи, отправляла их в тыл, откуда они испарялись. И всплывали на вещевых рынках преимущественно в Средней Азии. Вся штука состояла в том, что свою роту Аккуратова (впрочем, едва ли это была ее подлинная фамилия) сама же и учредила! К победному 1945-му она носила уже подполковничий китель, увешанный орденскими планками.
     Это называется “жадность фраера сгубила”. В поисках добычи побогаче Полина и ее воинство отправились осенью 1945 года в Восточную Пруссию. Но там трофейными делами занимались люди Лаврентия Берии, и конкуренции они терпеть не собирались. Между ними и новоприбывшим батальоном развернулись настоящие боевые действия. Команда Аккуратовой понесла потери. Вместе с несколькими соратниками Полина попыталась скрыться на “Студебеккере” — и попала в руки к литовским “лесным братьям”. Которые, недолго думая, повесили всех на придорожной осине.
Властительница душ и кошельков. Валентина Соловьева
     В октябре 2000 года за образцовое поведение из Можайской колонии общего режима вышла досрочно на свободу скандально известная руководительница ИЧП “Властилина” Валентина Соловьева.
     А задержали Властилину осенью 1996 г. Следствие велось 3 года. Бригада следователей ГУВД Московской области установила, что всего Соловьева обманула 16 тыс. человек, похитив у них более 500 млн. рублей и около 3 млн. долларов.
     Но прославилась Властилина даже не суммой наживы, а своим даром убеждения. Среди ее вкладчиков оказались самые известные в России люди. Не только артисты и чиновники, но и милицейские руководители.
Подруга Сильвестра и Лернера. Ольга Жлобинская
     В мае 1997 г. вместе с предпринимателем, бывшим российским гражданином Григорием Лернером, полиция Израиля арестовала его давнюю партнершу по бизнесу 33-летнюю Ольгу Жлобинскую — вдову Сильвестра (погибшего в 1994 г. главаря ореховской преступной группировки Сергея Тимофеева). В Израиле ее называли “величайшей авантюристкой нашего времени”.
     Ольга родилась и жила в Москве на Чистых прудах. Со всемогущим Сильвестром ее познакомил как раз Григорий Лернер. В 1992 году Ольга и Сильвестр поженились, и Сильвестр под фамилией супруги оформил себе гражданство Израиля.
     В 1993 г. Жлобинская стала председателем правления Московского торгового банка, главой АОЗТ “Юстинлев Инк” и “Ареалинстрах”, через которые отмывались деньги. С ее помощью было налажено получение кредитов из разных банков. Деньги поступали на нелегальные счета и под фиктивные контракты уходили к Лернеру в Израиль, на Кипр, в США.
     Сначала Ольгу Жлобинскую с подельниками задержал московский РУБОП. Им вменялось в вину хищение 18 млрд. рублей. Однако Ольгу быстро выпустили под подписку о невыезде — что не помешало ей тут же улететь в Израиль к Григорию Лернеру. Там она быстренько обзавелась новым паспортом на имя Илоны Рубинштейн.
Знаменитая “форточница” Зоя Народная
     В фильме “Место встречи изменить нельзя” есть эпизод, когда Глеб Жеглов, перебирая свою картотеку, вспоминает о легендарной “форточнице”: “Маленькая была, как мальчишка, и ловкая, как кошка”. Историческая правда там несколько нарушена — на самом деле Зоя Народная приобрела широкую известность уже после разгрома банды “Черная кошка”.
     В детском доме, где девочка, не помнящая родства, появилась сразу после эпопеи челюскинцев, ей дали мудреное, но как раз в духе времени имя — Оттюльшмильда. А фамилию придумали — Народная. Немудрено, что в дальнейшем она предпочитала называться Зоей. При этом добавляла: в честь Зои Космодемьянской.
     За год с небольшим (в 1948—1949 гг.) Зоя Народная умудрилась совершить 45 дерзких квартирных краж! Миниатюрная (1 м 46 см) и юркая, похожая на мальчишку, она средь бела дня проникала в квартиру через форточку и вытаскивала оттуда все подчистую. Украденное немедленно отправлялось на Малаховский рынок, где по наводке в конце концов и задержали дерзкую воровку. Зоя—Оттюльшмильда не отпиралась и в содеянном не раскаялась — просто напомнила судьям о своем малолетстве и трудной судьбе. А в перерыве попыталась стащить у конвоира пистолет...
     После отсидки следы ее теряются. Только в начале 60-х Зоя Народная объявилась в Вильнюсе. Там вышла замуж и, уже будучи беременной, решила вновь применить старые навыки. Но не рассчитала своих габаритов — и тут же попалась. Больше о знаменитой “форточнице” ничего не известно.
Убийство из ревности. Прасковья Качка
     Дело по обвинению 19-летней дворянки Прасковьи Петровны Качки слушалось в Московском окружном суде в марте 1880 г. Убийство на почве ревности — и по сей день наиболее часто встречающаяся разновидность преступлений, которыми грешит слабый пол.
     Вечером 15 марта 1879 года в меблированных комнатах Квирина на Басманной выстрелом в висок был убит бывший студент, дворянин Бронислав Байрашевский. Его убила сожительница при большом скоплении народа.
     Они познакомились за год до этого, вместе готовясь к предстоящему научному образованию. Вспыхнувшее вскоре обоюдное чувство у Качки перешло в страсть. Она перестала учиться, изменилась характером — знакомые отмечали у нее резкие переходы от веселья к мрачности, порождаемые, возможно, тем, что Байрашевский бесконечно откладывал срок свадьбы. А потом он и вовсе заявил о своем намерении жениться на ее подруге Ольге Пресецкой.
     В тот роковой день Ольга приехала из Петербурга, чтобы познакомиться с родителями Байрашевского. За неделю до этого Качка, задумав самоубийство, приобрела револьвер. Но известие о предстоящем венчании возлюбленного изменило ее планы.
     Решением присяжных заседателей Прасковья Качка была оправдана как лицо, совершившее убийство в состоянии умоисступления.
Королева красноярских грабежей. Любовь Тарахкалло
     Так ее прозвали милиционеры. 22-летняя нигде не работающая жительница Красноярска сумела за 2 последних перед арестом месяца совершить 20 грабежей (в среднем по одному каждые 72 часа). Ее задержали в декабре 1998 года.
     Тарахкалло “работала” вместе с подругой, которая пока находится в розыске. Они грабили девочек в возрасте от 9 до 15 лет. Заходили вместе с жертвами в лифты и, угрожая расправой, заставляли девочек снимать золотые украшения и дорогие вещи. Награбленное продавалось на местном колхозном рынке или менялось на наркотики.
     Самой юной жертвой грабительниц стала 6-летняя девочка, у которой они отобрали золотые сережки, колечко и шапку из чернобурки.
Гроза нэпа Хива Зильбер
     Сама Хива очень любила называть себя Соней, намекая при этом, что она-то и есть настоящая легендарная Сонька Золотая Ручка. Благо даже родилась мещанка Зильбер в Херсонской губернии (неподалеку от Одессы) в конце XIX века.
     Первый ее привод в полицию состоялся в апреле 1917 года — по самому банальному поводу. Юная дама занималась проституцией, заодно обшаривая карманы клиентов. Потом революционные вихри закружили Хиву, ее видели даже в тылах армии Тухачевского, наступающей на Варшаву. В следующий раз она проявилась в 1926 году в Тобольске в рядах покорителей Сибири. Впрочем, суровый сибирский климат оказался не по ней.
     Однако по-настоящему мадам Зильбер развернулась только спустя пару лет, причем предпочитала “работать” в Пятигорске или Минеральных Водах, где поправляли здоровье ответственные партработники и новоиспеченные нэпманы. Устоять перед утонченной красавицей с персидскими очами — “вдовой очень известного большевика” — они не могли.
     Пока на Кавказе развивался легкий курортный роман, в московскую или питерскую квартиру жертвы наведывались сообщники Хивы, которые получали от нее наводку по телеграфу... Иногда сценарий менялся. Примерно через полгода на пороге квартиры летнего обожателя появлялась сама “вдова”, изрядно располневшая. Обыкновенно случался шумный скандал, в финале которого Хива выставлялась за дверь. А вместе с ней из квартиры улетучивались деньги и драгоценности. “Живот” был своеобразным баулом, куда пряталось все ценное, пока ошарашенные хозяева выясняли отношения.
     Всему приходит конец. Однажды Хива закрутила роман с сыном одного из руководителей Промкооперации без учета того, что минувшим летним сезоном ее жертвой уже стал папаша...
     Хиву Зильбер и ее пособников арестовали в 1931 году. На несколько лет она отправилась как раз туда, где прежде ей совсем не понравилось, — в Сибирь. А перед самой войной снова объявилась в Москве. Это была уже не та, прежняя Хива! В лагерях не только померкла ее красота, но и открылся туберкулез.
     ...Поздним ноябрьским вечером 1941 года в МУР поступил сигнал, что в районе Преображенской заставы толпа громит магазин. Выдвинувшаяся опергруппа задержала на месте преступления троих мародеров, один из них оказал вооруженное сопротивление. Верные приказу Верховного Главнокомандующего милиционеры всех расстреляли на месте. В числе убитых была и Хива Зильбер.
“Золотой рейс” Фирюзы Джейрамовой
     В конце 60-х у крохотной части советских граждан, имевшей возможность съездить за рубеж, особой популярностью пользовался авиарейс Москва — Париж — Бейрут. Фокус был чрезвычайно прост: в Москве закупались копеечные кубинские сигары, которые остальному миру были недоступны по причине блокады Острова свободы. В Париже, прямо в аэропорту, верные люди забирали дефицитный товар, а получивший валюту советский гражданин летел в Бейрут. Там он затаривался низкопробными золотыми украшениями — благородный металл был разрешен к ввозу в СССР в любом количестве. Потом золотишко сбывали — разумеется, подпольно. Некоторые особо рисковали — сразу везли на родину валюту. Но любой риск был оправдан — каждый рейс приносил до 20 тыс. рублей прибыли. По тем временам — сумасшедшие деньги.
     Уроженка Нахичевани, мать 8 детей Фирюза Бабековна Джейрамова, 1934 года рождения, за период 1969—1971 гг. совершила 53 такие поездки! Загранпаспорт она получила, обзаведясь липовыми зарубежными родственниками. Рейс, когда по прилете у нее обнаружили 1300 американских долларов, стал для мошенницы последним. Дело приняло к производству КГБ. В ходе следствия выяснилось, что не только родственники, но и дети у Фирюзы были липовыми.
     Дома у Джейрамовой изъяли 170 тыс. рублей наличностью и еще 21 сберкнижку с суммарным вкладом 2.042.556 руб. 72 коп. Находясь в СИЗО, Фирюза Бабековна написала письмо Председателю Верховного Совета СССР Подгорному, предложив принять эти деньги в качестве ее добровольного вклада в Фонд мира, но ответа не дождалась. Ее приговорили к расстрелу.
    


    Партнеры