Уход от кутюр

Ив Сен-Лоран: “Я знаю страх и ужас одиночества”

9 января 2002 в 00:00, просмотров: 276
  Франция вдруг забыла любимую тему последних дней — евро. Повод для этого, разумеется, понадобился очень весомый. Что же могло случиться, чтобы французы перестали считать деньги? Только то, что можно было назвать потрясением для французской нации: великий кутюрье, последний из могикан, Ив Сен-Лоран попрощался с публикой и модой.
     На пресс-конференции он сидел на фоне золотого вензеля “YSL”. Он был опустошен. Был уставшим. Не отрывая глаз от исписанных бумаг, тихо бубнил в микрофон — про то, что пришло его время. Про то, что у него есть семья. Про то, что пора сказать “адье”. Он перелистывал релиз, а журналисты слушали, открыв рты. Уход из моды Великого Лорана был настолько неожиданным и сенсационным, что в случившееся никто не мог поверить.
     Хотя первая ласточка пролетела в 2000 году, когда кутюрье объявил: “Остался только я верен своему посту — последний кутюрье в последнем Доме от кутюр”. Тогда на это мало кто обратил внимание: все были слишком увлечены захватывающим действом по разделу компании, называющейся Домом Высокой моды Ив Сен-Лоран. Эпоха, когда корпорации, владеющие товарами-люкс (Домами моды, ювелирными Домами, Домами шампанского), стали вести настоящие экономические войны за право владеть легендарными марками, началась. Тогда же в Дом Лорана пришел молодой и красивый Том Форд — пришел делать прет-а-порте и вносить свежую струю, и никто не мог предположить, чем все закончится.
     “От кутюр доживает последние дни. От кутюр не в силах выстоять в коммерческой войне огромных финансовых групп и корпораций за право владения тем или иным Домом”, — все, что говорили журналисты друг другу после последней пресс-конференции Ив Сен-Лорана, могло уместиться в этих двух фразах. А близкие друзья и клиенты Дома старались поддакнуть Маэстро: “Лучше уйти в полной форме, сейчас. Даже если нужно сказать “прощай” всем тем, с кем ты жил и работал почти всю свою жизнь”. И даже близкая подруга Лорана, его муза и обожаемая клиентка — Катрин Денев, — не смогла сделать хорошую мину при плохой игре. Слишком уж безучастно звучал монотонный голос кутюрье в микрофон: “Сегодня я решил сказать “прощай!” профессии, которую я так люблю... Всю свою жизнь человек нуждается в фантомах эстетизма. Я их искал, я им следовал. Я прожил немало, я знаю страх и ужас одиночества. Лживые друзья, тюрьма депрессии. Из этого всего я однажды вышел. И выжил... Все, что я хотел, — служить Женщине. Служить ее телу, ее жестам, ее жизни. Я хотел ее сопровождать в самые важные моменты. И я хочу поблагодарить женщин, известных и нет, которые остались преданны мне и моим вещам”. Что ни строчка, то шедевр. Как и все творчество кутюрье.
     Будущая Легенда родилась в 1936 году, а первые шаги в мире моды сделала в Доме Кристиан Диор. Тогда он был еще никому не известный Ив Матье-Сен-Лоран. А свое теперешнее имя он получил в 21 год, создав первую самостоятельную коллекцию “Трапеция”. Тогда его назвали “самым молодым кутюрье в мире”, а спустя 30 лет Metropolitan Museum Нью-Йорка назовет его “Главным кутюрье XX века”. Вся творческая жизнь Сен-Лорана — скандал и успех в одном флаконе. В 66-м он придумал смокинг для женщины. В 71-м умудрился выпустить коллекцию, кощунственно названную “По мотивам Второй мировой войны” (парадоксально, но она имела огромный коммерческий успех). Потом он позировал голым для своего парфюма “Homme”. А затем он создал “Опиум” — гипнотический аромат со скандальным названием, который не хотели распространять во многих странах “из-за пропаганды наркотика”. А еще он обожал русский стиль (это так видно по многим его коллекциям!) — чем не скандальное пристрастие для буржуазного и снобистского Запада?
     ...По большому счету их, Великих, было трое — Коко Шанель, Кристиан Диор и Ив Сен-Лоран. Что отличает их от остальных — десятков, сотен, тысяч? То, что до сих пор никто не в состоянии даже скопировать их почерк, их стиль. Впрочем, при чем тут Шанель и Диор? Как сказала редактор американского “Vogue” после случившегося: “Коко Шанель и Кристиан Диор были гигантами, а Ив Сен-Лоран — гений”.
     Лоран, умудряющийся делать из каждой вещи настоящий шедевр, останется незаменим — это именно тот случай, когда “свято место” остается пустым. Дело даже не в том, что среди шедевров мастера невозможно найти самый крупный бриллиант: каждая вещь уникальна и неподражаема. Все дело в его, лорановской, линии и в его, лорановском, цвете: кутюрье считается мастером настоящего, чистого цвета — никто не может повторить не только его стиль, но и его красный, его синий, его белый.
     ...И только тогда, когда он закончил последнюю фразу, кутюрье поднял глаза в зал. За этим легким движением сразу же последовали вспышки фотокамер. Маэстро встал и, поддерживаемый рукой помощника, неловко вышел из-за стола. Никаких охов и ахов: Великий без сожаления развернулся спиной к залу и исчез за золотым вензелем “YSL”.
    
     P.S. Последнее дефиле мастера состоится 22 января на Днях Высокой моды в Париже.
    


Партнеры