ОРТ: Глухое дело

10 января 2002 в 00:00, просмотров: 580
  Язык жестов развивается со времен Екатерины II. С тех пор количество жестов выросло в десятки раз, а новые появляются практически каждый день. Всем этим арсеналом владеют сурдопереводчики. Лучшие из них работают на телевидении, точнее, на ОРТ.
    
     Создание этой службы началось еще в 1975 году. Тогда Всероссийское общество глухих совместно с профсоюзами начали ходить по государственным и партийным инстанциям с этой идеей. Но быстро только сказка сказывается. Основным аргументом просителей было существование подобных служб практически во всех развитых, слаборазвитых и недоразвитых странах мира. Но в эфир сурдопереводчики вышли только спустя двенадцать лет, в январе 1987 года, в программе “Время”. Эта программа шла одновременно по всем тогда существовавшим четырем каналам. Продолжалось все это до тех пор, пока не закончилась советская власть, то есть до 1991 года. После всех реорганизаций служба сурдоперевода осталась только на ОРТ.
     Так вышло, что многие из переводчиков в жизни соприкасались с обществом глухих, и практически все из них — дети глухих родителей, поэтому навыки общения с глухими впитаны ими буквально с пеленок. У всех у них очень большая практика. Первая команда сурдопереводчиков состояла из двенадцати человек. У каждого из них был, как говорят, свой почерк. У кого-то руки мягче, у других — жестче, у кого-то движения плавные, а у кого-то резкие. Но зато они смогли договориться о единообразии в жестах. В 1998 году прошло сокращение, и на сегодняшний день их осталось всего четверо. По ним сегодня сверяются все остальные сурдопереводчики России, которые обслуживают миллионную армию наших глухих.
     Сурдоперевод — профессия чрезвычайно сложная. Переводить приходится слово в слово за диктором, с отставанием всего полторы секунды. Иначе можно просто его не догнать. Перевод получается двойной: сурдопереводчик не только проговаривает текст за ведущим программы, но и жестикулирует, переводя слова на язык образов. Для примера попробуйте сесть перед телевизором и просто повторить за диктором слово в слово то, что он говорит. Нагрузки бывают колоссальные. Одно дело, когда программа идет 45 минут, хотя и этого уже вполне достаточно, чтобы “поехать”. Когда на съезде Горбачев произносил речь по два-три часа, судорпереводчики работали повременно, по 10-15 минут. Воду им подносили ползком под стол.
     Многие телезрители уверены, что переводчицы тоже глухие. Им присылают письма следующего содержания: “Конечно, жаль, что ты глухая, но ничего, мы это переживем, и я все равно возьму тебя замуж. Приезжай, у меня тут большое хозяйство: коровы, гуси, утки, свиньи, козы. Бедствовать не будем...” Или были гневные письма: “Что это за безобразие? Включаю программу “Время”, а там какие-то тетки машут руками. Я от испуга выронил будильник, он разбился, и теперь я требую возмещения материального ущерба!”
     В других странах существуют целые каналы, производящие программы для глухих. Очень развита в этом смысле Финляндия. На всю страну там насчитывается всего около семи тысяч глухих. Но там язык жестов возведен в ранг государственного, азы этого языка знают и полицейский, и медицинский персонал, то есть слабослышащий человек всегда сможет объясниться. Даже на частных каналах два-три раза в неделю по нескольку часов выделяется программам для глухих, ведущими которых тоже являются глухие. У нас в стране отношение к инвалидам известно какое. И телевидение лишь следствие общих тенденций. Школа сурдоперевода там медленно умирает.
     После пятнадцати лет существования сурдоперевода на телевидении в прошлом году был объявлен конкурс. Желающих стать переводчиками оказалось восемнадцать человек. Из всех была отобрана только одна девушка, которая изначально что-то смогла изобразить. Она простажировалась всего полгода, и в результате у нее тоже не получилось. В скором времени может случиться так, что в телепрограммах для глухих работать будет некому.
    


    Партнеры