Бедная Нина

Нина САЗОНОВА чуть не лишилась жизни от рук собственного сына

10 января 2002 в 00:00, просмотров: 728
  В новогодние праздники, когда все люди радовались и поздравляли друг друга, замечательная русская актриса Нина Сазонова в тяжелейшем состоянии была доставлена в 5-й госпиталь Министерства обороны. 84-летнюю женщину до полусмерти избил собственный сын, после чего выбросился с 11-го этажа. Трагедия разыгралась в первый день 2002 года.
     Пожалуй, нет такого человека, который не знал бы Сазонову. Простая русская женщина, мать, вдова — все эти образы она блестяще сыграла в театре и в кино. “Простая история”, “Женщины”, “Поэма о море”, “Первый троллейбус”, “Живет такой парень” — она была настолько достоверна и убедительна, что многие считали: Сазонова такая и в жизни — простая, сильная, щедрая, трепетная мать... А песня “Стою на полустаночке” из телесериала “День за днем” стала фирменным знаком Нины Сазоновой. “Колесики все крутятся, сплетают ленту в кружево, душа полна весеннего огня...”
     На самом деле все так и было, только с той разницей, что судьба самой Нины Афанасьевны была намного тяжелее судьбы ее героинь, которые, пройдя испытания, все-таки обретали счастье. У нее счастье было только в искусстве. Дома же... Ей было, нет, даже не трудно, а ужасно, особенно в последние годы. Актриса жила со своим единственным сыном — Михаилом Борисовым.
     — Последнее время он никого не пускал в квартиру. Не подпускал к телефону, не заботился о ней, — говорят артисты, которые поддерживали с Сазоновой добрые отношения. — Он изолировал ее, и сведения о ней удавалось узнавать у соседей.
     Соседка Нины Афанасьевны, Любовь Сергеевна , прожившая рядом с артисткой больше двадцати лет, подтвердила, что жизнь ее действительно была сплошным кошмаром.
     — Он не кормил ее. Сколько раз я ей говорила: “Нина, разменяй квартиру”. Но она считала, что лучше сына никого на свете нет.
     Что же это был за человек? Михаилу Борисову шел 51 год. Так и не удалось узнать, кто его отец, хотя в театре говорят, что мужем Сазоновой какое-то время был режиссер Александр Белявский . Михаил толком нигде никогда не работал. Подрабатывал администратором, еще кем-то, но всегда находился на содержании матери. При этом, как характеризуют люди, знающие его, — красивый, высокий, совсем не глупый и с юмором.
     — Сгубила его водка, — говорит один из артистов театра, пожелавший остаться неизвестным. — Он, когда напивался, становился злобным, очень агрессивным. Сколько раз я ему говорил: “Миша, хорош, завязывай”. Но он был из тех, кто даже не пытался это делать.
     Когда Михаил Борисов напивался, свою агрессию он вымещал на матери. Сазонова довольно часто появлялась в театре то с переломанной рукой, то с ушибами, то с синяком, но никогда не рассказывала правды. “Я упала”, “поскользнулась”, “закружилась голова, потеряла сознание” — все помнят ее отговорки. Два года назад зверства сына невозможно было скрыть, когда Нина Афанасьевна после очередных ужасных побоев попала в институт Склифосовского. Но и тогда она просила пожалеть сына.
     — Да что это, в первый раз было? — продолжает соседка. — И три года назад, и пять лет назад — одно и то же. Когда он зверел, Нина пряталась у меня, ночевала.
     Алкоголь действовал на Борисова чудовищным образом. Многие помнят его как доброго простодушного малого. Однажды, протрезвев, в приступе откровения он спросил приятеля: “Неужели ты думаешь, что я мог избить свою мать?”. Он даже не помнил, что было накануне. По словам сотрудников угрозыска, 51-летний отпрыск Сазоновой страдал острым психическим расстройством, а последние три года пил запоями.
     — Он и Нину грозился выбросить, — продолжает соседка.
     — Отчего же она не выгоняла его, не меняла квартиру, а терпела? Ведь действительно мог убить.
     — Знаете, она была сумасшедшая мать. Такую слепую любовь нечасто встретишь. И еще она боялась, что, если она разменяет квартиру, он ее точно убьет.
     Надо сказать, что Театр Российской армии, где до последнего времени служила Нина Афанасьевна, не был равнодушным наблюдателем ее судьбы. Ей не раз предлагали разменять квартиру, изолировать сына, даже подыскивали варианты. Сазонова ни в какую. Даже под угрозой смерти.
     Такая угроза стала абсолютно реальной 1 января 2002 года. Трудно сказать, что произошло в квартире на Селезневке в этот день. Можно только предположить, что, приняв в новогоднюю ночь критическую дозу алкоголя, после полудня Михаил Борисов в очередной раз избил мать. Избил жестоко, во всяком случае, нашли ее на полу в коридоре в бессознательном состоянии. Соседка, которая неохотно идет на контакт с журналистами, подтвердила, что она была полумертвая. А также она уверена, что Михаил, опомнившись, решил, что убил мать, не выдержал и выбросился из окна. Но никакой предсмертной записки он не оставил.
     В 14-м отделении милиции признались, что от Борисова давно ждали чего-то подобного. Во время дебошей он постоянно высказывал мысли о самоубийстве, причем грозился именно выброситься из окна. Так что случившееся 1 января сразу после полудня профессионалов не удивило. Во всяком случае, жильцы видели полет самоубийцы, сразу позвонили на “02”, но спасти Борисова было невозможно.
     Сазонову доставили в 5-й Центральный военный клинический госпиталь Министерства обороны в Красногорске в тяжелейшем состоянии. Поместили в реанимацию. Несмотря на жуткое состояние, врачи удивились природному здоровью актрисы. Хотя она несколько часов пролежала в квартире при открытом балконе в мороз, воспаления легких у нее не обнаружили. Единственное, чем она страдала в последние годы, склероз, остался. Как теперь ясно, он был не только возрастной болезнью, но и результатом беспрерывных побоев.
     На сегодняшний день, как нам сообщили медики, состояние Сазоновой чуть лучше. Ее перевели из реанимации в палату. Любимого сына, так бесчеловечно обращавшегося с матерью, кремировали без нее. Все расходы взял на себя театр.
    


Партнеры