Цветной билетик в ад

Что построят на развалинах ВТЦ?

12 января 2002 в 00:00, просмотров: 222
  Через четыре месяца после рокового 11 сентября на Нью-Йорк упал первый непрочный снег нынешней зимы. Но там, где были вырваны из пейзажа две башни ВТЦ, он не залеживался — воспаленная рана земли легко переплавляла белые хлопья в серую слякоть: под развалинами по сей час парит...
Свадьбы на кладбище
     11 сентября впопыхах обозвали днем, в который погибло больше всего американцев за всю историю этой страны. Погорячились... С той поры число предполагаемых жертв, слава богу, падало и недотянуло до битвы Гражданской войны под Антиетамом, когда были убиты 3654 человека. Но превзошло Перл-Харбор с его 2388 смертями...
     В день первого снега я впервые попал на развалины ВТЦ по билету. Разноцветные бумажки — каждая на право бесплатного получасового посещения страшного братского мавзолея — выдают в спецкиоске. Их придумала мэрия, чтобы хоть как-то систематизировать непрекращающееся паломничество к развалинам. Американцы слетаются сюда с детьми изо всех штатов, свадьбы белеют здесь платьями невест, учителя ведут стайки детей, родственники погибших, похоже, не уходят отсюда вовсе, а родившиеся в рубашках рассказывают ужастики со счастливым концом о своем чудесном спасении. Приехать в Нью-Йорк и не отметиться у “близнецов” считается сегодня неприличным.
     Многотысячные очереди рождаются на рассвете и уходят в ночь, живой баррикадой перекрывая Бродвей. Холод — не помеха, ледяным ветром с Гудзона не разгонишь. Здесь плачут и литрами пьют жидкий бежевый кофе, несут цветы и делают большие деньги на майках, бейсболках и прочих сувенирах, за что разгневанные пожарные и полицейские решили подать на шустрых людей судебный иск. Для них, оставивших под “близнецами” сотни друзей, эти дышащие развалы — храм, в нем они не хотят торговцев и считают кощунством торговлю пожарно-полицейской символикой. Дело за малым — найти закон, который отгонит продавцов от кормушки...
Сколько стоит смерть?
     Если копы, которых от души поддерживает новый и очень богатый мэр города Майкл Блумберг, победят, волна судебных исков по поводу событий 11 сентября усилится. Людям хочется денег, и пионером в этой борьбе за “металл” стала вдова пассажира одного из угнанных террористами самолетов, Елена Мариани, надеющаяся получить компенсацию от авиакомпании.
     Американский суд — прецедентный суд: сработает один иск — ссылаясь на него, повалят и другие. На что искренне надеется юридическая компания, представляющая интересы отчаянной вдовы. Но на каждого умного есть свой недурак: сразу после терактов был учрежден фонд по выплате компенсаций родственникам жертв, капитал которого, по некоторым данным, оценивается в шесть миллиардов долларов. Средний обещанный размер выплат на загубленную душу будет составлять около 2,4 миллиона долларов. Но дадут их только тем, кто откажется от своих претензий к авиакомпаниям, и без того обескровленным террористами. Думайте сами — решайте с нами, советуют мало чем рискующие юристы...
     Куда более занятным может оказаться суд, затеянный бедовым миллиардером Ларри Силверстайном, взявшим “близнецов” в аренду за 3,2 миллиарда долларов на 99 лет за два месяца до прилета камикадзе. Ларри вбухал в это дело прилично и продолжает сливать за аренду по 11 миллионов в год, несмотря на исчезновение арендуемого им объекта с карты Нью-Йорка. Договор дороже денег — решили страховые компании. Трагедия общая, но деньги врозь — решил Ларри и, кажется, нашел способ заработать на собственной неудаче. Его договор с продавцом обеспечивался страховыми полисами, по которым покрытие непредвиденных случаев составляет три с половиной миллиарда долларов. Случай выдался явно непредвиденный. Причем не один, а целых два! — поразмыслив, прикинул затейник Ларри.
     Что же из этого следует? То же самое: следует платить! Страховщики вроде и не отказываются: теракт был? — был! — получите... Хотелось бы вдвойне — намекнул им умеющий считать Ларри. Поскольку, извините, в непредвиденном этом случае участвовало два самолета, две группы террористов, “близнецов” — весь мир помнит — тоже было двое, и даже “убиты” они были в разное время, с чем тоже не поспоришь. Логика Ларри проста: страховую сумму следует умножить на два, потому что семь миллиардов долларов вдвое лучше трех с половиной...
     Страховая компания Swiss Re поняла, что с ней не шутят, и подала в федеральный суд Манхэттена иск, прося угомонить Силверстайна. На что тот выдвинул контриск, добавив к числу ответчиков два десятка компаний. Не будь дурак, Ларри на суд не давит, но, умножая на два, держит в остром уме то обстоятельство, что в застройке руин заинтересованы поголовно все американцы, и если он получит страховой куш, то обещает им взрастить на десяти миллионах квадратных футов суперофисы и грандиозный мемориал, чтобы и волки бизнеса были сыты, и овцелюди были целы — то есть довольны. По его прикидкам, на это уйдет от четырех до шести миллиардов долларов.
Поезд-призрак
     Но Ларри Силверстайн не одинок в своем желании “строить и месть в сплошной лихорадке буден”. Тут ему придется пободаться за сулящую солидную прибыль работу на одной из самых дорогих стройплощадок мира. Со дня на день многие архитекторы должны представить свои идеи-проекты застройки разрушенной части Нижнего Манхэттена. Любому из них ясно: победитель получает деньги и хайвэй в бессмертие. Лично мне из того, что уже есть, по душе проект фирмы “Ричард Даттнер и партнеры” — два изогнутых, словно выкрученных, 70-этажных небоскреба-кирпича. Двумя травинками, растущими из кучи мусора, двумя кирпичами, оплавленными в горне, называет их сам Даттнер. Стивен Холл тоже предложил красивую идею: многоэтажный мемориал с залами для раздумий о жизни и фотографиями всех почивших вдоль стен.
     Я бы непременно включил в этот мемориал последнюю находку, на которые горазд ВТЦ. 9 января здесь докопались до экспоната-героя, ради которого я и отстоял в очереди за цветным билетиком в ад. Выйдя к железнодорожным путям под Graund Zero, рабочие обнаружили шестивагонный поезд-призрак. В отличие от напрочь искореженных находок он вполне узнаваем. Их было несколько — поездов, добравшихся до станции под “близнецами”, когда самолеты уже протаранили билдинги, опиравшиеся на подземку. И этот, заваленный, единственный из них угодил в ловушку. Другие составы пришли на станцию уже после авиаудара. Поезда спасли многие жизни. Машинист одного из составов с тысячей пассажиров на борту угодил под “близнецов” через несколько минут после первой атаки. Услышав о ней, он скомандовал пассажирам оставаться на своих местах, загрузил людей, ожидавших поезд, и рванул назад, в Нью-Джерси. И вытащил с того света всех. Другой машинист, смекнув, чем пахнет, не останавливаясь, развернул состав и успел до обвала вывезти тысячу ничего не подозревавших людей. Команда третьего поезда, высадив пассажиров в безопасном месте, спешно вернулась на станцию, над которой уже черным дымом исходили “близнецы”. Они успели загрузиться людьми до того, как все въезды-выезды завалило обломками небоскребов... Четвертый состав не успел. Но оказался, по счастью, единственным из них безлюдным: он высадил свою тысячу пассажиров и собирался мчать в Ньюарк за новыми... И, конечно, достоин того, чтобы стоять посреди огромного зеленого газона со шпилем в центре до самого неба, с которого обрушилась беда.
     ...А пессимисты тем временем шутят: не исключено, что у недобитых террористов есть свой проект, как им “обустроить” Манхэттен...
    


Партнеры