“ЗА СТЕКЛОМ“ В НЕМЕЦКОМ СТИЛЕ

Из двадцати — два трупа

13 января 2002 в 00:00, просмотров: 230
  И сразу предостерегаю: фанатам русского “застеколья” на немецком “Эксперименте” делать нечего — так же, как и любителям мексиканских сериалов в порносалонах. Порвет слабую психику диванного обывателя — мало не покажется. А вот людям, настроенным на более решительное отношение к жизни, в самый раз: а что бы я сделал, окажись за решеткой (и не важно, с какой стороны)? “Проект 35” снова сделал правильный выбор.
     Итак, “Эксперимент” (Das Experiment) стал первой премьерой нового года, что вообще-то со всех сторон символично. Во-первых, сразу заставил проснуться. Во-вторых, обозначил тему года: приятно не будет. Занятно, что картина — дебют в большом кино режиссера Оливера Хиршбигеля, ранее занимавшегося безобидными сериалами (“Комиссар Рекс” — его произведение). А главный герой — молодой уже знаменитый немец с сильно неарийской внешностью Мориц Блябтрой — успел прославиться, снявшись как у них (“Достучаться до небес”, “Беги, Лола, беги”), так и у нас (“Лунный папа”, где он прекрасно чуден в роли сумасшедшего братца героини Чулпан Хаматовой). Ну такого Морица вы еще не видели. Кстати, он уже получил за своего “заключенного №77” госкинопремию родной страны (“Золотая Лола”), а сам фильм мало того что собрал небывалую аудиторию у себя на родине (его посмотрело полтора миллиона человек) и взял все мыслимые кинонаграды отчизны, так еще был выдвинут Германией на “Оскар”. И у “Эксперимента” есть все шансы: социальная драма на фоне национального менталитета с голливудским концом — он и она на берегу моря и все о’кей, сии кадры следуют сразу же после кровавой развязки, где, конечно же, злодей на героя — один на один — и в решающий момент спасает, конечно же, девушка героя.
     В чем же суть? Двадцать немецких мужчин “покупаются” на газетное объявление об участии в психологическом эксперименте — две недели под круглосуточным видеонаблюдением в искусственно созданной тюрьме, — и неясно заранее, кто станет надзирателем, а кто заключенным. Таксист по имени Тарек (Мориц Блябтрой), оказавшийся в недалеком прошлом журналистом, решается на шоу “за решеткой” ради сенсационного репортажа (говорят, здесь не обошлось без бундесвера). Тарек покупает очки-видеокамеру и идет. Интересно, что кадры, снятые очковой камерой, демонстрирующиеся в картине, сделал сам Мориц точно таким же способом. Идея с очками оказалась восхитительна, потому что у “заключенных”, в чей стан попал Тарек, отобрали все, оставив одни рубахи до колен на голое тело и резиновые шлепанцы-“вьетнамки”. Наивный Тарек, видимо, не изучал историю родной страны, потому что сюжет развивается как раз по всем известному сценарию — дай бюргеру палку, власть и пиво, остановишь только атомной бомбой. Мальчик-репортер же провоцирует “надзирателей” ради строчки в газету, за что расплачивается для начала обритой и обоссанной не по правилам головой (парня утащили туда, где нет видеонаблюдения), дальше — больше (например, вымыть своей нательной рубашкой унитаз, затем ее надеть и в таком виде явиться на свидание к девушке).
     О девушке. Она слишком красива для этого кино, в отличие от идеально попадающей в типаж другой (и последней в “Эксперименте”) женщины — доктора Юттана (полная противоположность “Полету над гнездом кукушки”, если у кого-то уже возникли ассоциации, хотя сам режиссер называет других кумиров — Хичкок, но особенно “Бойцовский клуб”). Вообще все, что касается девушки героя, — гламур и принаряженная попса, начиная с момента ее появления — она врезается в его машину в ночь перед началом эксперимента и, конечно же, остается на ночь. Потом не знает, где он, приезжает, звонит, ждет, сует записку в почтовый ящик, а тут из него падает ключ от квартиры — и начинается: раздевшись до модного белья, эффектно посублимировать в кресле и проч., проч., проч. Забавно, что все эти клиповые вставки служат прокладками в воспаленной сначала игрой, затем борьбой за самоуважение, а в конце и выживание, голове главного героя. “Оскару” это понравится.
     Остальное — суть, и рассказывать ее я не буду, оставляя ее пережить тем, кто на нее решится. И последнее замечание — снимали не в павильонах, а в реальном подвале, строго следуя хронологии событий.
    


Партнеры