Православная ваучеризация

Как приватизировать храм

14 января 2002 в 00:00, просмотров: 649
  Когда мэрия Москвы принимала решение о восстановлении храма во имя иконы Казанской Божией Матери на Красной площади, само собой разумелось, что выстроенный храм должен быть передан Московскому патриархату. Взорванный в 1937 году вместе с иконной лавкой, храм был восстановлен в рекордные сроки. В 1993 году он уже был освящен, и в нем начались первые богослужения. Украшению храма немало способствовал ныне покойный первый его настоятель Аркадий Станько. Он продолжил инициативу Лужкова и затеял строительство храма на кладбище в Ракитках, в Ленинском районе, под Москвой. Спонсором строительства выступило ЗАО “Ритуал-1”, возглавляемое генеральным директором Александром Слепухиным.
    
     Замысел отца Аркадия был необычен. Он создал в 1991 году Православный похоронный центр, который раз и навсегда должен был отсечь кладбищенское хамство. Человеческую трагедию настоятель Казанского собора хотел превратить в светлое и достойное прощание. Но, в отличие от строителя Лужкова, храм в Ракитках был отстроен на скорую руку — возведена лишь кирпичная коробка. Все же храм во имя святителя Иннокентия, митрополита Московского, в Ракитках был освящен, и в нем начались богослужения. Храм приписан к московскому Казанскому собору, и, естественно, в нем поочередно служат все шесть соборных священников. Думаю, не стоит объяснять специфику кладбищенского храма. Сюда приходят люди, убитые горем. Потеряв родных, они никогда не скупятся. Поэтому кладбищенские храмы считаются самыми доходными.
     С генеральным директором ЗАО “Ритуал-1” Александром Слепухиным была достигнута договоренность, что настанет час, когда в храм будет проведено отопление и окончательно просохнет штукатурка, и можно будет приступить к росписи стен. И вот тогда ЗАО “Ритуал-1”, согласно российскому законодательству, передаст храм Русской православной церкви.
     Казалось, что так диктует не только закон, но и здравый смысл. Но в феврале 2000 года скончался первый настоятель Казанского собора. На его место был назначен новый — недавно вернувшийся из Парижа священник Николай Иноземцев. Поначалу он был немало изумлен сложившейся в Ракитках ситуацией. Особенно когда начал получать от Слепухина письма. К примеру, 10 октября прошлого года Слепухин пишет: “Убедительно прошу Вас дать нам справку о сумме денежных средств, полученных от эксплуатации храма Святителя Иннокентия Метрополита Московского и Коломенского в Ракитках, принадлежащего ЗАО “Ритуал-1” и возможности планировавшейся росписи”. (Орфография владельца храма тщательно сохранена. Хотя, полагаю, он мог бы заглянуть в словарь и проверить, как пишется слово “митрополит”.) Причем Слепухин приложил к письму свидетельство Регистрационной палаты, в котором ясно было начертано: именно он является владельцем храма.
     Опешивший настоятель поспешил ответить “законному” владельцу, что кладбищенский храм является приписным и поэтому “рассматривается как часть Прихода Казанского Собора”. Что же касается денежных средств, то они, “в соответствии с Уставом прихода, образуются не от “эксплуатации” здания, а складываются из пожертвований верующих в связи с совершением богослужений, таинств, треб и обрядов, распространением предметов религиозного назначения и добровольных пожертвований прихожан”.
     Слепухин оказался не лыком шит. Он тут же ответил еще более требовательным письмом: “Убедительно прошу вас дать нам копию Указа Святейшего Патриарха Московского и всея Руси о том, что храм Святителя Иннокентия является приписным храмом Казанского Собора на Красной площади”. Эх, знал бы об этих загогулинах Юрий Михайлович! Ведь мог бы воспользоваться не только Казанским собором, но и часть храма Христа Спасителя приватизировать!.. Но самое странное началось после. Оказалось, что приход Казанского собора передал ЗАО “Ритуал-1” 90000 рублей на монтаж отопления. Однако до сих пор храм в Ракитках отапливается при помощи электрокалориферов. О какой росписи может идти речь, когда зимой стены “плачут”?.. А устройство иконостаса, алтаря? Все это было сделано Приходским советом Казанского собора. Странно было бы, как просит Слепухин, создавать в Ракитках собственный Приходской совет. Тем более что в проекте, предложенном владельцем храма, — сплошные родственники генерального директора и его зама.
     Но Слепухин не унимается: он, может быть, и согласился бы передать Русской церкви “свой” храм, но в качестве одного из условий выдвигает ряд требований. Кладбище было открыто в 1989 году. Но выделенная земля вся использована — хоронить больше негде. Одно из требований гендиректора — расширить территорию кладбища за счет лесопарка вокруг него. Пущай настоятель или староста похлопочут перед главой администрации Ленинского района или губернатором Московской области Борисом Громовым!
     Известно, что Россия — страна чудес. Пока нынешний настоятель Николай Иноземцев 10 лет служил в Париже, родина сильно изменилась. Вернувшись в Москву, вряд ли он предполагал, что придется столкнуться с отечественными приватизаторами. Более того, видимо, надеялся на помощь викария Москвы, архиепископа Арсения и благочинного Центрального округа священника Владимира Дивакова. Не тут-то было. Слепухин оказался им роднее и ближе, чем офранцузившийся русак. Скорее всего, владелец храма в Ракитках не забывал своих благодетелей — владыку Арсения и отца Владимира. Поэтому они с интересом наблюдают за борьбой вокруг храма, но не спешат помочь не в меру ретивому настоятелю Казанского собора. Более того, отец Владимир вообще решил устраниться и передал Казанский собор в ведение Покровского благочиния. Так что вряд ли настоятель Казанского собора может рассчитывать на помощь церковного начальства. Видимо, пора бы проявить ему большую активность в деле защиты интересов Церкви и церковного народа.
     Плохи дела церковные, раз в самом центре Москвы творятся такие дела. А тут еще ползут отовсюду лукавые слухи: мол, пропали деньги, собранные приходом Казанского собора на восстановление иконной лавки. И деньги-то немалые. В пересчете на американские рубли — около 300000! А тут мэрия наконец-то дала разрешение на восстановление этой самой иконной лавки. А что если и впрямь собранные народом деньги украдены? Тогда они, скорее всего, пойдут на покупку шикарных квартир в престижных районах для любимцев владыки Арсения и роскошных иномарок. Иконная лавка на Красной площади так и останется на бумаге. А светлая мечта священника Аркадия Станько о Православном похоронном центре будет навечно погребена сребролюбивым владыкой Арсением.
    


Партнеры