ЛыжНЮ!

Юлия ЧЕПАЛОВА: “Надоело быть серой мышкой!”

15 января 2002 в 00:00, просмотров: 567
  Юля успевает все: позировать для эротических съемок, демонстрировать олимпийскую моду и еще — между делом — выигрывать этапы Кубка мира по лыжным гонкам. Четыре года назад она резво ворвалась в российскую сборную и изящно потеснила матерых соперниц-соотечественниц Ларису Лазутину и Ольгу Данилову, победив в Нагано на 30-километровой дистанции. Теперь Чепалова уже сама — лидер нашей олимпийской команды. И, безусловно, фаворит стартующих 8 февраля в Солт-Лейк-Сити Игр-2002.
Помнится, листали недавно мои коллеги стильный черно-белый календарь со спортсменами в стиле “ню”. И когда дело дошло до Чепаловой, послышалось: “Оу! Клевая!” Правда, сама Юля этого календаря пока не видела — она же все время за границей, надо к Олимпиаде готовиться. Вот и я нашла ее в Чехии, сразу после триумфа в гонке Кубка мира на 5 км...
     Юля, похоже, сидела в номере одна. Грустная.
     — Да что тут особенного: победа на очередном этапе — еще не повод для праздника... А одна я ненадолго, — уточнила она сразу. — Мы тут с мужем вместе выступаем (два года назад Чепалова вышла замуж за лыжника Дмитрия Ляшенко. — Е.Ш.), он скоро придет...
     — Супруг не ревнует к вашим успехам, тем более что его тоже ваш отец тренирует?
     — С чего бы ему ревновать: Дима ведь только четыре года как стал серьезно заниматься...
     — В таком случае не собирается ли муж, скажем, отметить вашу победу романтическим ужином при свечах или сделать подарок?
     — Я не люблю подарков. И он это знает. Одно дело — Новый год или день рождения. А так...

“Я совершенно не стесняюсь”

     Только Чепалова брякнула про Новый год, я тут же принялась пытать ее по поводу секс-календаря в спортивном стиле.
     — Ой, да ладно, что мне чьи-то моральные принципы, я ничего плохого не делала, — Юля как всегда непосредственна. — Захотела сняться с обнаженной грудью — и снялась. К тому же мне есть что показать!
     — Вас друзья не осуждали?
     — Наоборот. Подходили, говорили: “Как красиво получилось, ты — молодец!”
     — Оценивали в основном мужчины?
     — Так я для них и старалась.
     — Гм... А как же муж?
     — Так он со мной вместе фотографировался. Ему все это очень даже нравится.
     — “Плейбой” еще заманчивых предложений не делал?
     — Без вариантов. Не наш контингент. Пусть других моделей для себя находят, а спортсменам в таком издании не место... А в принципе я совершенно не стесняюсь. Обнаженная, одетая — какая разница?
     — Вы всегда были девушкой без комплексов?
     — Что вы... Я тихая была. Зажатая, необщительная. Серенькая мышка. Никому не нравилась. Никто не обращал на меня внимания.
     — Это вас мучило?
     — Задевало, еще как!
     — Странно, вы такая симпатичная...
     — Ха! Так хорошенькой-то я не так давно стала. А до этого... Ой, лучше не вспоминать гадкого утенка!..

“В драчку запросто могла ввязаться!”

     — Что вам мешало раскрыться раньше?
     — Не так-то просто избавиться от комплексов. Мама говорила мне: “Пацанка ты. И когда вырастешь, все равно пацанкой останешься...”
     — Так и вышло?
     — Да. Я — пацанка на самом деле. Мне в детстве нравилось подслушивать, встревать в чужие дела, особенно мужские, в какую-нибудь драчку запросто могла ввязаться...
     — Не страшно было?
     — Нисколько. Я сильная. Думала, если стану драться — мальчишки на меня внимание обратят... Действительно — обратили... Стали считать лучшим другом.
     — Вас это не устраивало?
     — Конечно, мне совсем другого хотелось. Я же девочка...
     — Мама, наверное, мечтала вас переделать, женственности вам добавить?..
     — Она в магазине целыми днями работала, папа на сборы вечно уезжал — он же тренер, — так что не до меня родителям было. И не до брата. Пришлось нам самим собственной жизнью заниматься. Мы и занимались. Я увлеклась лыжами: папины гены!

“Папа научил меня проигрывать”

     — Это папа научил вас выигрывать?
     — Главное, папа научил меня проигрывать.
     — То есть как это?!
     — Я никогда не плачу, если случаются провалы. Просто спокойно жду момента, когда снова выиграю. Мне вот, к примеру, в этом сезоне очень тяжело. Надо второй год подряд удерживать планку в Кубке мира. А не всегда получается. Мне неприятно, но я знаю, что это совершенно естественно, — и расстраиваться не собираюсь.
     — Каким же образом папа учил вас проигрывать?
     — Он очень редко улыбался. Суровый человек. Сочувствия не жди. И я училась справляться с неудачами сама.
     — Сейчас он тоже редко улыбается?
     — Значительно чаще, чем раньше. И я уже сформировалась. Может, ему от этого на душе спокойней. А вообще слава — такое испытание тяжелое. Это каждый чемпион знает. Так привыкаешь к бесконечным поздравлениям, отрываешься от земли, тут-то и пролетаешь, как фонарь над тихой речкой...
     — Хотите сказать, что страдали звездной болезнью?
     — Я? Никогда. Я же видела, как другие в лаврах путались, так что никогда не расслаблялась...
     — Но признайтесь: хотелось?
     — А то!..

“Многие до сих пор думают, что я ни на что не способна...”

     — В детстве вы предчувствовали, что станете знаменитой лыжницей?
     — Все началось лет в восемь. Я тогда решила свою первую гонку выиграть, кажется, в школе. Была уверена, что уж тогда-то на меня точно все мальчишки внимание обратят. Это был какой-то надрыв. Помню, как у меня тогда кровь из носа побежала: слишком перенапряглась...
     — Но выиграли?
     — А как же!
     — И что — удалось прославиться?
     — Вроде того. Но ненадолго. Мне вечно приходилось кому-то что-то доказывать. Никто в меня не верил.
     — А сейчас?
     — Сейчас-то ко мне, конечно, по-другому относятся. И все равно — многие до сих пор думают, что я ни на что не способна. Говорят: “Все успехи Чепаловой — случайность. Просто повезло. А в следующий раз может и не повезти...”
     — Ничего себе — и это после олимпийского “золота”, побед на чемпионате, в Кубке мира... Бред какой-то! Наверное, конкуренты стараются?..
     — Однозначно. Хотят уверенности лишить. Но я не боюсь. Я уже крепко на ногах стою. И на лыжах тоже.

“Пусть завистники подавятся”

     — У вас никогда не возникало желания двинуть обидчикам в глаз — как в детстве?
     — В этом нет никакого смысла. К тому же мне в лицо еще ни один человек слова на сказал. Только за глаза кости перемывают. Ну и пусть подавятся своей завистью!
     — В команде тоже есть завистники?
     — Нет, только не в команде. У нас очень хорошие отношения. Иногда даже в гости друг к другу заходим, когда на сборах живем. Правда, толку в этом мало. Девчонки обычно на диване лежат, телевизор смотрят. Все усталые, говорить особенно не о чем...
     — Юля, а у вас раньше был кумир в нашей женской лыжной сборной?
     — Нет, никогда.
     — Ни Вяльбе, ни Лазутина, ни Данилова?..
     — Никто. Я только наблюдала за ними и брала у каждой то, что нужно мне.
     — Какое-то у вас потребительское отношение к звездам...
     — Ну и что! Думаю, так все профессионалы поступают.
     — Лазутину и Данилову задела ваша победа на Кубке мира 2000/2001?
     — Не знаю. Мне они ничего по этому поводу не говорили. Поздравили — и все.

“Матерых львиц побеждаю прытью”

     — Ну а вы-то сами как думаете, за счет чего превзошли матерых львиц?
     — Сама не знаю. Я молодая, прыткая... Мне все-таки 25, а Даниловой и Лазутиной — больше тридцати. К тому же меня трудно выбить из колеи. В лыжах ведь как: когда общий старт, матерые спортсменки сразу выбиваются вперед и перекрывают новичкам кислород. У тех — паника. Сразу рвутся вперед, а сил рассчитать не могут. Срываются. А у меня — свой ритм. И я с него не сбиваюсь. Когда я в хорошей форме, то стараюсь и других наших девчонок вытягивать — снижаю темп, чтобы они могли четко за моей спиной держаться. Постепенно они втягиваются, я ускоряюсь — они тоже. И команда с хорошим результатом приходит.
     — Похоже, вы не слишком опасаетесь Лазутиной и Даниловой на предстоящей Олимпиаде?
     — От Олимпиады можно ждать любых неожиданностей...

“Из пацанки я превратилась в модницу”

     — В личной жизни спортивная жесткость не мешает?
     — Мешает. Знаю, что надо иной раз повести себя мягче, а не могу. Впрочем, что тут ненормального? Мой муж в конце концов тоже лыжник, так что понимает меня прекрасно. И вообще у нас в семейной жизни все замечательно.
     — Муж не считает вас пацанкой?
     — Нет, конечно. Я — модница. Кроссовок сроду не носила. Вся обувь — только на каблуках. Причем высоких. Я даже на сборы езжу только в модельной обуви. Платье люблю исключительно с декольте. А из украшений обожаю кольца. Муж мне их уже уйму надарил. А на день рождения наконец преподнес одно кольцо, которое я у него уже несколько месяцев выпрашивала. Бриллиантов там много. Хоть и очень маленьких.
     — Выходит, муж дарит вам исключительно кольца?
     — Так я их просто обожаю. А цепочки и прочие побрякушки обычно сама себе покупаю.
     — В том числе и сережку для пупка: на фото у вас там какая-то стильная штучка блестит...
     — А что: по-моему, сексуально!
     — Понравилось быть манекенщицей — ведь именно вам предложили первой продемонстрировать новую олимпийскую форму?..
     — Ужасно понравилось. Это такая красота! Пальто моднейшее, такое удобное, теплое... И шапка бобровая — супер. Но особенно мне понравился парадный костюм. Гофрированные широкие штаны, стильный пиджак — все сине-голубое. Теперь самое главное, чтобы подходящий размер достался. А то на прошлой Олимпиаде выдали все какое-то огромное, так неудобно было — кошмар!
     — Отечественная форма — лучше?
     — Уф-ф, еще бы! Даже сравнивать нельзя. Все просто роскошное, причем спортивный костюм настолько комфортный, что его снимать не хочется!
     — А как насчет олимпийских “валенок”, точнее, трогательной обуви а-ля “Прощай, молодость”, — полетите в них на Олимпиаду?
     — Вот это — вряд ли. Они же без каблуков...
    
     P.S. Когда готовился этот материал, стало известно, что наши девушки выиграли парную спринтерскую эстафету Кубка мира (восемь кругов по 1700 м — по четыре на каждую гонщицу). На сей раз напарницей Чепаловой была Евгения Арбузова-Медведева.
     Снова пришлось дозваниваться Юле в Чехию.
     — Эта эстафета — как лотерея, — призналась Чепалова. — Кстати, в том году мы ее тоже у итальянок выиграли. Но теперь Женя попала на сильную соперницу, которой все время уступала. Мне-то досталась слабая, и вроде бы можно было посимулировать. Обычно я так и делаю. Знаю, что потом нагоню. Но тут — не рискнула. К тому же еще как назло снег свежий выпал. Лыжи вообще не скользили. А конкурентки у нас такие резкие оказались. Они, кажется, вообще только один спринт и бегают. А мы на последних силах после пятикилометрового этапа... Такая тяжелая гонка! Сама не знаю — как мы ее выиграли?..
    



Партнеры