Фильм про Ленина — это наше всё

Семь “Овнов” одному “Тельцу”

15 января 2002 в 00:00, просмотров: 341
  Под Старый Новый год вручали “Золотых Овнов” — за кинодостижения прошлого года — тем, кого тайным голосованием выбрал экспертный совет Гильдии киноведов и кинокритиков России. Накануне много говорили об утечке — мол, номинанты давно в курсе: кому дадут, кому не дадут. Что ж, за ухо никто никого не хватал, но уже перед началом церемонии даже самый недогадливый легко мог предсказать ее итоги — стоило только окинуть взором зал: “лишних” почти не было. Вообще, все происходящее сильно напоминало творческий вечер-встречу с одной киногруппой (при всем к ней уважении), а не Национальную премию кинокритики и кинопрессы по итогам 2001 года.
    
     Чувствовалось, что и самому “виновнику” нелегко и неловко. Александр Сокуров , выходя за очередной статуэткой, неизменно произносил, словно оправдываясь:
     — Я понимаю, что очень многие не удовлетворены этим решением, но так сложилось...
     Из 10 номинаций, касающихся русского кинематографа (не считая “Лучшего фильма-дебюта”, куда сокуровскую картину уж точно нельзя отнести), только три не достались “Тельцу”. Только три — второстепенных, буквально второго плана: “Лучшая мужская роль второго плана” (Сергей Гармаш, “Нежный возраст”), “Лучшая женская роль второго плана” (Евгения Добровольская, “Механическая сюита”) и “Лучшая музыка к фильму” (Олег Каравайчук, “Темная ночь”).
     Остальное — все — “Лучшая мужская роль” (Леонид Мозговой), “Лучшая женская роль” (Мария Кузнецова), “Лучшая работа художника” (Наталья Кочергина), “Лучшая работа оператора” (Александр Сокуров), “Лучший сценарий” (Юрий Арабов), “Лучшая режиссерская работа” (Александр Сокуров), “Лучший фильм” (режиссер Александр Сокуров , киностудия “Ленфильм”, при участии Госкино РФ, Министерства культуры РФ) — “Тельцу”.
     Да, конечно, “Телец” — хороший фильм, очень хороший, но кроме него в России еще что-то снималось. Кроме того, на этом фоне вообще непонятен тогда демарш Гильдии киноведов и кинокритиков России, принципиально включающих в свой шорт-лист второй год подряд картину Глеба Панфилова “Романовы: Венценосная семья” (он-де смонтировал новую версию прошлогодней картины — сильный аргумент), аж в четырех (!) главных номинациях, и ничего Панфилову не давших! Кстати, в прошлый раз Панфилов в церемонии отказался участвовать, но упорные кинокритики все-таки гордо отдали ему статуэтку в номинации “Лучший художник” (и, надо сказать, очень справедливо, ибо труд художников — Александра Бойма, Владимира Гудилина, Анатолия Панфилова — достоин искреннего восхищения).
     Не удивительно, что Сергей Соловьев не хотел давать на церемонию отрывки из своего фильма “Нежный возраст”: ему расписали восемь (!) номинаций, а дали одну — Гармашу.
     В кулуарах говорили, что Экспертный совет гильдии чуть ли не разделился на два лагеря: одним резко не понравился “Нежный возраст”, другим — “Второстепенные люди” Киры Муратовой , посему сошлись на “нейтральной территории” — на Сокурове. Если это так, то картина становится совсем непонятной, ибо на последнем кинофестивале в Сочи уж Кира-то Муратова была обласкана теми же критиками, как никто, — и призами, и симпатиями. И вроде никто не сомневался, что исполнительница главной роли во “Второстепенных людях” Наталья Бузько — лучшая. И вроде все в голос твердили, что Павел Лебешев в “Нежном возрасте” еще раз доказал, что он гениальный оператор, который ставит планки для всех, кроме себя, сам же их над собой не чувствуя. Оказалось, все это — преходящее, летнее, так — морем навеянное...
     Вообще, неловко было всем. И “вручантам” (разрывая последний конверт, Вадим Абдрашитов сказал: “Раз так надо, то пусть”), и “получантам” — чувствовалась какая-то обреченность в каждом подъеме Сокурова на сцену, в последний раз он выглядел окончательно смущенным, сказав, что “вот, Кира Муратова, у которой я учился, и я...” А еще Александр Николаевич произнес такие фразы, от которых холодок пробежал по спине:
     — Мы поставили на карту жизнь свою, и это высокая цена... Спасибо тем, кто трудится понимать.
     Но когда уже после церемонии я узнала, что слова эти буквальны, происходившее увиделось мне уже совсем в другом свете. Оказалось, Сокуров на самом деле очень болен — и потому работает в таком бешеном ритме, не щадя себя и свою группу, с которой он вместе уже более 20 лет. И потому так торопится доделать свой мегапроект “Русский ковчег”, снятый в Эрмитаже...
     Что же будет с Национальной премией кинокритики и кинопрессы на следующий год? Президент группы компаний “Кинотавр”, учредившей “Золотого Овна”, Марк Рудинштейн настроен решительно:
     — У меня появилось ощущение бесперспективности, какого-то подвоха. Я не совсем уверен в том, что нынешняя система голосования — правильная. То, что утечка была, я не сомневаюсь. Критики должны только голосовать, а подсчитывать — какая-либо независимая юридическая контора. И никто не должен знать заранее, кто оказался в заклеенном конверте (и никаких иных соображений, кроме простого арифметического подсчета), кроме меня. Мне важно знать — для составления сценария самой церемонии. И все.
     А после “Золотого Овна” состоялось торжественное открытие VII Международного кинофестиваля “Лики любви” (13—23 января) — очень хорошего мероприятия, придуманного тем же Марком Рудинштейном, и необыкновенно блистательна оказалась новая президентская пара “Ликов” — супруги-актеры Алексей Гуськов и Лидия Вележева. Но это уже было много для одного дня.
    


    Партнеры