В чужом пиру похмелье

От введения евро пока выиграли только официанты

15 января 2002 в 00:00, просмотров: 182
  Первое опьянение от пришествия евро в Европу обернулось легким похмельем. В то время как главы держав с их верными экономистами откупоривают бутылки с шампанским, произнося победные речи, население чешет в затылках, жмет кнопки калькуляторов и ворчливо жалуется на повсеместное удорожание всего и вся.
    
     Очереди в банки при получении новеньких евро оказались в Италии такими, что клиентам стали даже советовать звонить предварительно по телефону и записывать свои порядковые номера. Помните номера на ладошке химическим карандашиком — как в советские времена? Тут же, разумеется, нашлись ловкачи, которые стали торговать “вакантными” местами в очередях. Потому что иные из тех, кто даже заказал себе место в очереди по телефону, не смогли выдержать изнурительного стояния и уходили.
     Впрочем, если бы только “хвосты” у банков! Они за несколько дней рассосались — все понимали, что это — временно. Но с приходом евро родилось крылатое словечко: “евроокругление”. В смысле цен, в сторону их, разумеется, безбожного увеличения. Что уже навсегда.
     Каждый божий день приносит множество примеров: при переводе на евро подорожали товары в супермаркетах, овощи и фрукты на рынках, парикмахерские, рестораны и т.д. На хозяина бара в Ладисполи, например, слишком уж нагло “округлившего” цены на кофе, даже подали в суд. Председатель комитета по евро министерства финансов Италии в ответ на многочисленные жалобы развел руками: мол, ходите в другой бар, если в том, к которому вы привыкли, с вас стали драть три шкуры.
     Ассоциации торговцев и предпринимателей “Конфкоммерчо” и “Конфезерченти” потребовали принимать более радикальные меры: исключать “евроокруглителей” из профессиональных союзов.
     Тем не менее уже более 60% всех расчетов производится в новой валюте, банкоматы тоже исправно выдают евро безо всяких очередей, лиры изымаются из оборота и безжалостно уничтожаются.
А Дон Кихот против!
     В соседней с Италией Греции вокруг евро разгорелся большой скандал. В роли Дон Кихота, защитника еврообиженных, выступил министр развития Акис Цохадзопулос. Он подал в суд на такие всемирно знаменитые корпорации, как “Кока-Кола”, “Пепси” и “Нестле”, а также на компанию “Ксифиас”. Главное обвинение против этих “грансиньоров” от бизнеса — необоснованное повышение цен на свои товары под предлогом перевода их в евро.
     Дела “большой четверки” теперь будет разбирать афинский суд. А вот еще на четыре другие компании рангом куда меньше сразу же наложили штрафы размером от 500 до 1000 евро. Эти фирмы обвиняются прежде всего в нарушении джентльменского соглашения, подписанного между правительством и всеми торговыми компаниями, о “замораживании цен” на все продукты хотя бы до 28 февраля — на период внедрения новой валюты. Однако руки у торговцев чесались настолько, что повышать стали сразу. Кроме того, в комитет по конкурентной борьбе (есть и такой) будут переданы дела нескольких магазинов хлебобулочных изделий, которые повысили цены на “хлеб насущный”, чтобы он стоил ровно 1 евро. Ценник, конечно, красиво выглядит, однако аж на 13% дороже!
     На прилавках 400 попавших под проверку предприятий выявилась примерно одинаковая картина: общее повышение цен в результате “евроокругления” на бытовые товары достигает в среднем 10 процентов, а кое-где 25—40%!
     Подобными проверками правительство пытается сбить волну недовольства граждан, которые повсеместно ворчат перед лицом обрушившейся на них дороговизны. Впрочем, газеты предупреждают, что это всего лишь пока еще “цветочки”. Главные неприятности ждут покупателей, когда пройдут два “переходных” месяца, то есть в марте. Вот тогда-то цены подскочат до небес, потому что национальная валюта исчезнет окончательно, и евро будет уже не с чем сравнивать.
Интерпол предупреждает!
     Европол (европейское отделение Интерпола) уже предупредил, что, по его сведениям, на Балканах фальшивомонетчики готовятся выбросить на рынок крупные партии еврофальшивок. При этом подпольные мастера печатного станка рассчитывают на то, что население еще не привыкло к новым деньгам и его будет легко надуть. Тревога полиции не лишена оснований. Уже известно, что фальшивую валюту, особенно германские марки, активно подделывали в Косове и Боснии. Но если теперь марки становятся ненужными, то мошенникам ничего не остается, как перейти на подделывание евро. В Германии первую еврофальшивку засекли уже в новогоднюю ночь — в Алцее парень лет двадцати запустил в казино фальшивую полутысячную купюру. Теперь его ищет полиция. Ищет, не может найти...
     В Кельне и его окрестностях первые фальшивые банкноты новой общеевропейской валюты появились уже через три дня после ее введения. Пионеркой-героиней, обнаружившей фальшивку в 50 евро, стала 12-летняя школьница. Она нашла ее в поезде Кельн—Тройсдорф, где ехала с мамой. Мама было обрадовалась, но, просмотрев бумажку на свет, поняла, что денежки липовые. Фальшивка была сделана весьма грубо — на цветном ксероксе, — о чем и объявили эксперты земельного ведомства по борьбе с преступностью. Полиция считает, что первые “качественные” фальшивые денежки появятся чуть позже, но уже сейчас “хорошие” подделки в 50, 100 и 500 евро вовсю гуляют по стране. Говорят, якобы это дело рук итальянских мафиози. Народ верит. Народ вообще легковерный и попадается на евроловушки, как воробей на мякину. В Ойскирхене аферист расплатился в магазине старыми, выходящими из обращения бельгийскими франками — стофранковой бумажкой. Продавец, приняв незнакомые деньги за евро, отпустил мошеннику две пачки сигарет, да еще отвесил сдачу — 94 евро. Притом что цена сотни бельгийских франков — менее трех евро.
Полный хенде хох
     Еще до тотальной “евроизации” почти половина немцев — 48% — скептически отнеслась к общеевропейской валюте, опасаясь, что она не будет столь стабильной, как старая добрая и к тому же крепкая, как гранит, дойчмарка. И опасались, что введение евро станет толчком к росту цен. Так оно и вышло. Обыватели, цитирую по местным газетам, считают, что введение евро — “свинство чистой воды”. Другой заголовок: “Продукты питания непомерно вздорожали!” И верно, если, к примеру, моя соседка Розита Йомен покупала хлеб за 5,65 марки, то теперь, жалуется она, выкладывает за него в евро 3,1 — или 6,06 марки. Беру калькулятор и считаю: выходит, что хлеб подорожал на 16,8%!
     Или вот мед, которым я недавно лечился от простуды, стоил раньше 8,95 марки, а нынче — 4,58 евро, что на 9% дороже. Цены на молоко подскочили на 20% даже во всегда славившейся своей дешевизной сети супермаркетов “ALDI”. И ничего не поделаешь, ты бессилен — приходится перед всем этим поднимать руки, полный “хенде хох”!
     Но главное, введение евро привело к вздорожанию самого святого для немецкой души, а именно, бочкового пива. Широкая пропагандистская кампания призвана успокоить массы. По всему нашему городу развешаны плакаты “Кельн говорит евро — “ДА”!
     Мы с моим немецким приятелем читаем, переглядываемся и спрашиваем друг друга: “Мы тоже сказали “да”?
     — Я такого не говорил, — отвечает приятель.
     — Я вроде бы тоже.
     Единственные, кто по-настоящему радуется новой валюте, так это работники сферы услуг — таксисты, официанты, “вышибалы”, доставщики пиццы. Ведь теперь их чаевые возросли в два раза: раньше давали 50 пфеннигов — марку. Теперь же дают 50 центов — одно евро. Монеты меньшего достоинства давать как-то унизительно.
    


Партнеры