Кирсан Илюмжинов: Меня подвел Марадона

21 января 2002 в 00:00, просмотров: 485
  Финальный поединок на первенство мира по шахматам Иванчук—Пономарев в разгаре. После первой половины счет 2,5:1,5 в пользу 18-летнего Руслана Пономарева. А пока гроссмейстеры выясняют свои отношения, можно поговорить с главным вдохновителем сражений в Кремле и его окрестностях — президентом ФИДЕ Кирсаном Илюмжиновым.
    
     — Кирсан Николаевич, только что прочитал анекдот. В Элисте построили международный аэропорт, но иностранные самолеты не летят, потому что воздушное пространство над городом расположено в зоне обстрела украинской ПВО...

     — Могу успокоить иностранных гостей. Весь мир теперь знает, и не без моего участия, какая нация самая умная: оба участника финального матча на первенство мира по шахматам — с Украины. Так что украинские хлопцы вряд ли будут целиться по самолетам, приземляющимся в Элисте.
     — Это обнадеживает. Однако если на международный турнир в Нью-Васюках ожидалось прибытие Ласкера, Капабланки, Алехина, то в Нью-Элисте могут возникнуть проблемы даже с Каспаровым и Крамником... Вот только что Гарри Кимович на своем сайте вывалил на вас очередной мешок обвинений. Вы читали?
     — Пока нет. В чем я провинился на сей раз?
     — Главный упрек — что первенство мира проводится на ваши средства, хотя Каспаров и не совсем понимает, зачем вы их тратите на шахматы.
     — Ностальгия. Когда-то был чемпионом Калмыкии, потом чемпионом МГИМО — приятно вспомнить молодость. А на что, собственно, я должен тратить деньги?
     — Ну, приобрели бы еще один “Роллс-Ройс”.
     — Что мне эти “Роллс-Ройсы” — солить, что ли?..
     — Значит, в шахматах все-таки в основном крутятся ваши деньги?
     — Честно?..
     — Честно.
     — Мои. А вот скажите: правда, что “МК” принадлежит одному человеку?
     — Ну, в общем правда.
     — А это вам мешает писать?
     — Да нет: что хочу, то и пишу.
     — Вот видите. И гроссмейстеры что хотят, то и играют: кто сицилианскую защиту, кто — староиндийскую. Меня не слушают. Что поделаешь, если время сейчас такое: одни приватизируют газеты и журналы, другие — телевизионные каналы, третьи — фабрики и заводы...
     — А вы, выходит, — федерации. Кстати, почему с футбольной пока не получилось?
     — Меня подвел Марадона. Представьте, что он бы выступил за “Уралан”, как обещал, и наша команда стала бы чемпионом... Да после этого Вячеслав Колосков сам уступил бы мне свое президентское кресло! Но Марадона некстати связался с наркотиками, и мои футбольные планы расстроились.
     — Поэтому теперь вы не стали делать ставку на зарубежных футболистов, а решили пополнить “Уралан” за счет ведущих московских клубов, например привлекли Чугайнова из “Локомотива” и Вязьмикина из “Торпедо”. Где-то было написано, что им предоставлены такие условия, что только сумасшедший может отказаться, а они — нормальные люди. Но неужели их гонорар выше, чем у участников шахматного матча в “Метрополе”?
     — Если “Уралан” обойдет в чемпионате страны московский “Спартак”, то наверняка выше...
     — Понятно. Но вернемся к нашим коням и слонам. Каспаров упрекает вас еще и в том, что вы уничтожаете классические шахматы.
     — У страха глаза велики. Действительно, Карпов четыре года назад стал чемпионом мира ФИДЕ, обыграв Ананда в быстрые шахматы (в классике счет у них был равным), но никто претензий мне тогда не предъявлял. А вот Халифман выиграл в Лас-Вегасе чисто: в финале дело обошлось без тай-брейка. Ананд в 2000 году разгромил Широва 3,5:0,5 — вопросов тоже не было. Да и сейчас в решающих матчах в Кремле Иванчук обыграл Ананда, а Пономарев — Свидлера в классике, поверженные гроссмейстеры были начисто переиграны и уступили вовсе не на “висячих флажках”. Но если фактор времени начнет мешать шахматному искусству, то мы усовершенствуем систему. Я не конформист.
     — Хочу дать вам бесплатный совет, как примириться с Каспаровым. Помните, вы однажды уехали в дом отдыха вместе со всем руководством Калмыкии, а республикой в течение месяца управляла молодежь? Предлагаю вам еще раз отправиться в какой-нибудь “дом отдыха”, скажем, на Майами, а ФИДЕ полностью доверить Каспарову: пусть введет любые правила, какие захочет.
     — Я бы с удовольствием, но есть один нюанс. В ФИДЕ входят десятки стран, миллионы шахматистов. А Гарри Кимович не может найти общего языка даже с одним своим коллегой — Владимиром Крамником.
     — Кстати, на чьей стороне вы в их конфликте?
     — Это все равно что спросить зрителя в цирке, на чьей он стороне: дрессировщика или тигра. А ведь то, что у них происходит, — это самый настоящий цирк. Гарри перед матчем в Лондоне (его провела одна весьма сомнительная фирма) убедил всех, что следующий претендент должен определяться только в отборе, но, уступив Крамнику, тут же отказался от этого условия и потребовал сатисфакции. Что же касается Крамника, то он проиграл в своей шахматной карьере все отборы, в каких участвовал (последний из них — Широву), уступил и в четвертьфинале на чемпионате мира в Лас-Вегасе, а матч с Каспаровым ему достался после отказа Ананда. Теперь же, когда Гарри намекает на матч-реванш (и имеет на поединок не меньше оснований, чем его преемник год назад), Крамник жестко указывает ему свое место: “Иди играй в отборе и докажи, что ты самый достойный!..” Вот и разбирайся после этого, кто из двух шахматных корифеев прав. Я лично категорически отказываюсь. Пусть возвращаются в ФИДЕ — здесь и посмотрим, что к чему.
     — Но в том, что Каспаров и Крамник по своей силе заметно оторвались от шахматного коллектива, у вас нет сомнений?
     — Пока нет. Как и в том, что победитель матча Иванчук—Пономарев будет единственным легитимным чемпионом мира по шахматам...
     Сразу после окончания чемпионата начинает реализовываться новый проект Илюмжинова — серия турниров “Гран-при”, так сказать, “Большой шахматный шлем”. Но это уже сюжет для другой беседы.
    



Партнеры