Владимир Ильич сильно прибавил в весе

На сцене артистам рубят головы

22 января 2002 в 00:00, просмотров: 376
  Приращение массы у вождя мирового пролетариата и всех обездоленных масс произошло в Доме композиторов на уникальном вечере композитора Андрея Семенова.
     Известный баламут и оригинал московской композиторской школы отчитался перед народом о своих творческих достижениях весьма оригинально. Публике пообещали показать отрубание детских головок, человека с ружьем и Ленина, решенного в ультрарадикальной манере. Слово сдержали. Программу начали фрагментом из мини-оперы “Нянька-убийца” — ужастиком, в котором весело поедали непослушных девочек. Но при этом все хорошо кончалось.
     Неискушенный зритель мог подумать, что композитор Семенов — тип легкомысленный, делающий ставку лишь на эпатаж в целях популяризации классической музыки. Ответом скептикам были два изумительных номера — трио для двух мандолин и одной мандолы. Причем мандола — в данном случае не ругательство, а редкий музыкальный инструмент итальянского происхождения — эдакая большая мандолина. Не успели отзвучать его лирическо-насмешливые нотки, как был представлено другое трио в четырех частях для скрипки, фортепьяно и виолончели. Музыка сочетала в себе строгость и изящность с мощным зарядом страстности.
     И тут пробил час “Человека с ружьем” — оперы по одноименной пьесе Погодина. В роли революционного матроса Шадрина предстал сам Семенов, рыжие волосы которого топорщились из-под папахи. А Владимира Ильича представил оперный певец из Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Вячеслав Войнаровский. Общего у него с Лениным была только лысина. Владимир Ильич тянул за 100 килограммов и оказался чрезвычайно лиричен. Чего стоила только одна его ария, посвященная боевой подруге Крупской, с волнующим припевом, не лишенным целомудренного эротизма: “Ах, какие у вас локоточки...” Впрочем, другие части тела Наденьки музыкальным способом не обсуждались.
     Чрезвычайно упитанный и лирический Ильич имел бешеный успех, и Вячеслав Войнаровский не пожалел о том, что, застряв в пробке, бросил свой автомобиль на обочине и добирался до Дома композиторов на метро. На его месте вождь мирового пролетариата, призывавший быть ближе к массам, поступил бы так же.
     На поклонах автор не мог отказать себе в кровопролитии и всем участникам веселого концерта сделали секир-башка. Но все при этом выглядели абсолютно счастливыми.
    


Партнеры