БезДОМное войско

В России “бомжует” почти треть армии

24 января 2002 в 00:00, просмотров: 297
  Если в России две беды — дураки и дороги, то в наших Вооруженных силах помимо прочего есть еще одна “насучная” проблема — жилье. Вернее, отсутствие оного. “МК-Караул” провел собственное расследование — и оказалось, что “квартирный след” тянется в самые верхи военного ведомства...
    
     Для начала немного статистики. На 1 января этого года в Вооруженных силах числилось 94,6 тыс. бесквартирных офицеров, прапорщиков и мичманов. Нуждаются в улучшении жилищных условий еще 27,2 тыс. семей. В военных городках подлежат отселению 68,8 тыс. семей, утративших связь с армией. К этому следует добавить 160 тыс. военнослужащих, ранее уволенных с военной службы, — по закону им тоже полагаются квартиры. Кроме того, в 2001 году уволены из ВС более 20 тыс. бесквартирных военнослужащих. Вооруженные силы планируют сократить еще на 240 тыс. человек, из них как минимум половина будет бесквартирных. Итого получается 421,8 тысячи.
     Военные строители ежегодно в состоянии вводить около 17 тыс. квартир. Нехитрый арифметический подсчет показывает, что офицер, вставший в очередь на получение жилья, сможет его получить только через... 24,8 года — он заведомо обречен всю жизнь мыкаться по чужим углам. Выходит, жилищная программа Минобороны — не более чем блеф ее главного идеолога и вдохновителя Александра Давыдовича Косована, заместителя министра обороны, отвечающего за строительство и расквартирование войск.
     В столице в последнее время практикуется такой способ получения жилья для военных: собственность оборонного ведомства (здания, имеющие историческую или культурную ценность) меняют на квартиры, предоставляемые правительством Москвы. В последние годы Минобороны уже отдало городским властям Петровский путевой дворец на Ленинградском проспекте (15,6 тыс. кв. м) и здание на Пречистенке, 19 (6 тыс. кв. м). Готовы к передаче Провиантские склады на Зубовском бульваре (20 тыс. кв. м). На подходе — казармы в Хамовниках. Минобороны также передало городу землю, примыкающую к Центральному аэродрому. В возведенных на этом месте домах общей площадью 450 тыс. квадратных метров военные должны получить треть квартир.
     Правда, по-прежнему не ясна ситуация с домом №2 — так в обиходе называют здание, расположенное на Красной площади, напротив храма Василия Блаженного. Ранее в нем располагались Центральная поликлиника МО и подразделения тыла ВС. Несколько лет назад был подписан договор между МО и ГУК “Кремлевский” о передаче последнему дома №2. Взамен Минобороны должно было получить 2 тыс. квартир. Но убрали с должности главного “завхоза” Кремля Павла Бородина, и сделка не состоялась.
     Знающие люди утверждают, что такой обмен открывает широкие возможности для всякого рода махинаций. Например, за Провиантские склады Москва выделила Главному автобронетанковому управлению Минобороны средства для строительства производственной и социальной инфраструктуры 147-й автобазы Генштаба ВС РФ, а также отвела участок земли для возведения жилищного комплекса для военнослужащих управления. ГАБТУшники нашли инвестора, который за 70 процентов квартир согласился финансировать этот проект. Столичные власти уже произвели землеотвод. Однако вмешались люди из окружения Косована, которые стали всячески тормозить сделку и навязывать ГАБТУ своего инвестора. Их логика понятна: подкинули своего инвестора — значит, можно претендовать и на сами квартиры, и на доходы от их продажи.
     Другой пример. ВВС за свое здание на Ленинградском проспекте (Петровский дворец) должны были получить около 300 квартир. Реально же военным авиаторам досталось гораздо меньше. Вопрос — где остальные? — выглядит наивным, особенно если знать, как твердо рулит квартирно-распределительным процессом в министерстве Александр Косован.
     Кстати, о Косоване. Ходят упорные слухи, что его дни на посту замминистра обороны сочтены. Генералу больше 60 — пора на заслуженный отдых. Вряд ли Сергей Иванов будет вторично продлевать срок службы своему подчиненному, которого с удивительным постоянством обвиняют в неблаговидных делах. Как выяснилось, неспроста. Например, по инициативе правительства Москвы Департамент муниципального жилья совместно с Главным квартирно-эксплуатационным управлением МО провел инвентаризацию жилищного фонда Минобороны. Было обнаружено 829 незаселенных квартир и 407 комнат. Что это? Чиновничья халатность или своеобразный “НЗ” квартирных боссов Минобороны?
     Как выясняется, люди Косована оказывались еще и в центре дел уголовных. Только в 2000 году Главная военная прокуратура возбудила 14 уголовных дел за злоупотребления при предоставлении жилья военнослужащим.
     В начале прошлого года Счетная палата проверила эффективность использования кредитов, предоставленных банками Германии на общую сумму 635 млн. немецких марок (7,5 млрд. рублей) для финансирования жилищного строительства по программе “Модуль” для российских военнослужащих, выведенных из Германии, а также увольняемых в запас по сокращению. Счетная палата констатировала: строительство этого жилья проводилось с нарушением законодательства. Более того, проверка выявила нецелесообразность привлечения внешних заимствований для обеспечения жильем военнослужащих. Так, доля сооруженного за счет кредитов жилья (5067 квартир) в общем объеме построенного за этот период для Минобороны России (204,9 тыс. квартир) составила только 2,5 процента и какого-либо существенного влияния на сокращение количества бесквартирных военнослужащих не оказала.
     Проверкой было также установлено, что средняя стоимость одного метра жилья (21,6 тыс. рублей) в домах, построенных по программе “Модуль”, в 3,6 раза превысила среднерегиональную стоимость равнозначной жилой площади в домах, построенных в России. При полном погашении долгов по привлеченным кредитам потери в жилье составят более 11 тыс. квартир, а неэффективные расходы на реализацию программы “Модуль” достигнут почти 5,5 млрд. рублей. Короче, вреда от этой программы оказалось больше, чем пользы. Поэтому в 1999 году было принято решение о приостановке ее реализации. Счетная палата направила результаты проверки президенту, правительству, в Минобороны, Госдуму и Совет Федерации, а также в Генпрокуратуру. Кое-кого вроде бы наказали. Но по минимуму — в административном порядке. А Главная военная прокуратура вообще закрыла это дело.
     Жилищное строительство для проходимцев “при должности” представляет неограниченные возможности для личного обогащения. Достаточно вспомнить неоднократное “восстановление” Грозного или ликвидацию последствий наводнения в Якутии. Способов махинаций на строительном поприще — масса. Тут и манипуляции с бюджетными средствами, и выбор “удобного” подрядчика, и завышение стоимости работ, материалов, и активное использование предоплаты за поставляемую продукцию... За всей этой чехардой теряется главное: реальная забота о военнослужащих. При таком отношении к людям, долгие годы мыкавшимся по дальним гарнизонам, потерявшим здоровье на войнах, восстановить престиж офицерской службы будет невозможно.
     Но вот чисто армейский парадокс. В той же Москве, где почти все генералы уже обеспечены жильем, Минобороны построит для них элитный многоквартирный дом на Флотской улице и несколько коттеджей по индивидуальным проектам — на Филевской. По-настоящему оценить размах военачальников помогает стоимость земельного участка под дом на Флотской — более 500 тысяч долларов. Выходит, для избранных в “нищем” министерстве денежки все-таки находятся?!
    
    
    



Партнеры