Раис почти не виден

Доктор Клинтон решил, что пациент Арафат безнадежен

24 января 2002 в 00:00, просмотров: 229
  Стрельба в центре Иерусалима по безоружной толпе, устроенная фанатичным “мучеником Аль-Аксы”, стала прощальным салютом Биллу Клинтону, который буквально за два дня до этого побывал в Израиле. Большой Билл прилетал, чтобы прочесть лекцию, как обустроить мир на Ближнем Востоке. Мир, как показали зловещие события последующих дней, выглядит все более призрачным.
  
   Клинтон нагрянул в Тель-Авив, как комета. До последнего дня его визит был под вопросом. Радушные хозяева и почетный гость никак не могли... сойтись в цене. “Докладчик” требовал за свое выступление $150 тысяч, ему же давали $100 тысяч. Но в последний момент экс-президента ублажили черной мантией тель-авивского университета и почетным званием доктора миротворческих наук.
     Из аэропорта, отправив вещи в забронированный для него за $2500 президентский номер отеля “Давид Интерконтиненталь”, Клинтон вприпрыжку пустился отрабатывать гонорар. За 36 часов пребывания на Святой земле он успел встретиться с премьер-министром, президентом, министром иностранных дел, двумя бывшими премьерами и экс-министрами иностранных дел, пообедать и поужинать с бизнесменами и дипломатами, трижды сходить в туалет и даже прочесть лекцию о своих достижениях в мирном процессе на Ближнем Востоке. Тут доктор Клинтон упрямо стоял на своем: из нынешнего кризиса есть только один выход — мирное урегулирование. С тем и улетел домой, не соблаговолив даже позвонить заблокированному в Рамалле Ясиру Арафату. А ведь всего два года назад тот был дорогим гостем в Кэмп-Дэвиде, где Клинтон пытался навеки примирить “братьев-семитов”.
     Пренебрежение к Арафату, которое продемонстрировал Большой Билл, можно расценить как косвенное подтверждение слухов о том, что бессменный раис (председатель) Арафат уже списан со счетов как серьезная политическая фигура. Кровавые события в Иерусалиме еще раз доказали это. Глава ФАТХа, лидер автономий, на территории которых по-прежнему гнездятся террористические группировки, нобелевский лауреат был бессилен предотвратить побоище. Даже Эхуд Барак, обедавший за одним столом с Арафатом на кэмп-дэвидских посиделках и как никто другой из израильских политиков приблизившийся к тому, чтобы стать крестным отцом “Независимой Палестины”, и тот после расстрела 46 своих безоружных соотечественников заявил: “Ясир Арафат ведет себя как террорист, выглядит как террорист, действует как террорист, даже разглагольствует как террорист”.
     Говорил это Барак не где-нибудь, а на встрече с госсекретарем США Колином Пауэллом. По одной из версий, именно США просили нейтральную Грецию пригреть престарелого палестинского лидера, который, как признают уже по обе стороны ближневосточных баррикад, стал тормозом в поисках выхода из военного противостояния. По другой версии, он сам намеревался, объявив о роспуске автономий, отправиться на пенсию в Тунис. На что, правда, секретарь правительства Палестины Абдель Рахман заявил, что уход председателя, а тем более отказ палестинцев от идеи государственности — лишь наивные мечты израильтян.
     Тем не менее тема смены главы палестинской автономии на менее одиозного политика, способного обуздать террор, становится все более актуальной. Считается, что наиболее вероятным преемником является Абу Алла, председатель палестинского парламента. Но говорят и о руководителях палестинских служб безопасности Мохаммеде Дохлане и Джебриле Раджубе, имеющих большое влияние в палестинских анклавах — в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. Не без опаски называют руководителя боевого крыла ФАТХа Мариана Баргути, внесенного израильтянами в черный список особо опасных террористов, подлежащих аресту. Но даже он выглядит голубем на фоне также рвущихся к власти непримиримых ястребов из “Хамаса”, “Исламского джихада” и других. Для них мир сконцентрировался в изречении древних римлян “пара беллум” — “готовься к войне”. К вечной непримиримой войне, как утверждают лидеры террористических группировок. Этот лозунг, отнюдь не новый (цель палестинских “незаконных вооруженных формирований”, как они ее провозглашают, — “скинуть Израиль в море”), был подкреплен терактом в Иерусалиме, предпринятом в ответ на гибель в Наблусе одного из главарей “Хамаса”, Юсуфа Сарагази. С ним погибло в ожесточенной перестрелке с израильским спецназом 9 сподвижников, еще 9 попали в плен. Но у Сарагази и погибших вместе с ним был шанс дорого продать свою жизнь — у них было оружие, они изначально готовили себя к войне, они жили ею. Несчастные жертвы расстрела в Иерусалиме, среди которых — женщины, в тот день готовились разве что к походу по магазинам за покупками, а нарвались на пули. Аналогичный расстрел неделей раньше в Хадере группы репатриантов из бывшего СССР вообще не имел видимого повода — жизни угодивших под автоматный огонь переселенцев стали очередной разменной монетой в “вечной войне”.
     В итоге ближневосточный конфликт ни на йоту не приблизился к тем схемам урегулирования, которые рисовал и в которые продолжает верить идеалист Клинтон. Даже среди израильтян, равно как и среди палестинцев, нет единства по вопросу мирного сосуществования и выхода из тупика. Шимон Перес говорит о несостоятельности силовых акций — Ариэль Шарон, напротив, делает их своей козырной картой. Но даже сам Шарон, одной рукой посылая самолеты бомбить владения раиса, другой направляет на приватные переговоры с ним своего сына Омри, обещая гарантии личной неприкосновенности председателя. Оставляет ему калитку для выхода из изоляции с мирными инициативами. После визита Омри Арафат несколько оживился, дал радужное интервью двум европейским изданиям, сказав, что эта встреча для него была важнее, “чем рукопожатие с самим Шароном”. Мол, не так все безнадежно, и с ним в Тель-Авиве еще считаются. Но теперь — после новой волны терактов, массовых жертв с обеих сторон — остатки былого авторитета раиса тают, как снег на солнце. Кровопролитием в Хадере и Иерусалиме непримиримая палестинская оппозиция доказала, что для нее администрация Арафата нелегитимна. С той же проблемой столкнется любой новый палестинский лидер, если допустить, что в ближайшее время раис и впрямь уйдет на покой.
    


Партнеры