ГЛУПЫЕ ИГРЫ В ВЫСОКУЮ МОДУ

Как Мадонна “случайно затесалась” на показ Версаче

26 января 2002 в 00:00, просмотров: 265
  В Париже прошли Дни Высокой моды весна—лето 2002 года. Прошли под знаком Ива Сен-Лорана. Французы с болью и грустью прощались с великим кутюрье. Как сказала одна критикесса модной колонки одного уважаемого журнала: “Эта Неделя была совсем не такой, как все прочие Недели Высокой моды. Потому что все понимали, что с уходом Ива глупо теперь играть в Высокую моду. Теперь мы ждем: вынесет ли она эту потерю, выстоит ли?”. Но оптимистов, кажется, большинство. И первые среди них — кутюрье, несмотря на мрачные прогнозы, продемонстрировавшие свои коллекции на прошедших Днях.
    
     n LACROIX. Непревзойденный колорист, умеющий сочетать самые несочетаемые цвета и играть оттенками, как жонглер мячиками, на сей раз появился в несколько непривычном амплуа. Женщина-будуар, женщина — огонь подо льдом, женщина — вибрирующая сексуальность. Старинные кружева, пышные жабо, пушистые оборки и летящие ткани — это платье или принадлежность королевского будуара? Самое запоминающееся в новой коллекции Дома Кристиана Лакруа — не вещи, а детали. Их можно рассматривать бесконечно: эполеты на розовом пальто, топики из искусственно состаренных кружев (с помощью чая), тюрбаны, жакеты из белого шелка, пыльца цвета фуксии на розовой ткани.
     n VERSACE. Донателла Версаче переплюнула саму себя. Ее женщина осталась верной своей сексуальности, но сексуальность перестала быть агрессивна: теперь она мерцающая и зовущая. Как в голливудской мечте 40-х годов. Как туманная дымка на фотографиях Марлен Дитрих. Как восточная ночь под звездным небом. От кутюр — странная штука, ее невозможно описать: это — как живопись, передать можно только впечатления. Серебряные звезды на синем платье, подол, как языки пламени, силуэт статуэтки. Женщина Версаче должна иметь безупречную фигуру. С другой стороны — пронзительные цвета, игра желтого, зеленого и розового, кожа, платье цвета лимона, диадемы, камни, пайетки — все это ослепляет латинским праздником. Сама Донателла, загоревшая дальше некуда, сообщила журналистам, что приехала только что из модного нынче среди богемной публики Порто-Рико. Стало быть, там и нужно искать следы вдохновения главного стилиста Дома.
     И уж, конечно, где еще, как не на дефиле Версаче, можно было увидеть самых разных VIP-персон вроде Мадонны, Гвинет Пэлтроу и даже дочери Клинтона Челси. Показ Донателла задержала на час, чтобы подоспел самолет, переносивший в Париж подругу Мадонну. Девушка зашла в зал в окружении полудюжины бодигардов. Короче говоря, желтой прессе повода поязвить хватит до следующего сезона от кутюр. А потом три подруги-блондинки (Донателла, Гвинет и Мадонна) были замечены нашим корреспондентом на одной из тусовок в честь от кутюр, устроенной Стеллой Маккартни. У Мадонны был вид “случайно затесавшейся”. Подавали вкусные коктейли на основе лимонной водки. Стелла устроила распродажу маечек (по 500 баксов за штуку), чтобы помочь афганским женщинам. Белые интерьеры, милые улыбочки избранных приглашенных, захмелевшие симпатичные девушки. Все как положено при игре в Высокую моду.
     n GIVENCHY. Органза, тюль, золотые нити, шелковые узлы, прозрачные летящие ткани, асимметричные платья, цвет слоновой кости и бутылочный цвет, многослойность и сетки-туники. Греческие богини или нежные весталки?..
     n DIOR. Джон Гальяно — вечный праздник. Попасть на его шоу даже аккредитованному журналисту не всегда просто: нужно нахально звонить пресс-атташе Дома и находить веские причины, чтобы получить приглашение на дефиле. Потому что Гальяно внимателен ко всему: не только к вещам, но и к антуражу — к тому, как преподнести новые шедевры, как сразить наповал публику, как удивить все повидавших критикесс из толстых влиятельных журналов мод. И уж в чем всегда можно быть уверенным, так это в том, что именно с коллекции Дома Диор выйдут на первой полосе все завтрашние газеты и журналы. Джона Гальяно называют сумасшедшим. Сумасшедшим в восхищенном тоне и в самом лучшем смысле слова.
     Гальяно выдал просто экстремальный Дальний Восток: Япония, Китай и неожиданно попавшую в экстремальщики Россию (именно ту, в которой всегда “полночь, когда в Москве полдень”). Китайские драконы на розовых одеяниях, нежного голубого цвета веера, помпоны, которыми обшивали наши бабушки занавески и скатерти, а также цветы, джинсы с золотыми нитями, шелковые кимоно, цвет увядшей розы, тибетские мотивы и... Олимпийские игры. Фантастика! Манекенщицы шли в пышных юбках, отличающихся от балетных пачек лишь цветом испанских оборок, в топах из сетки и в лифчиках, надетых поверх этих топов, шли с лентами в руках — навроде тех, с которыми выступают художественные гимнастки, а еще с макияжем, похожим на юбки дымковских игрушек.
     n GAULTIER. Жан-Поль Готье — выгодное вложение капитала на сегодняшний день. Гордость нации, любимец публики, эдакий шалун с подкупающей улыбкой. Ему пророчат славу Ива Сен-Лорана. Поэтому те, кто на всевозрастающей волне успеха кутюрье отдает предпочтение его Дому, идут правильным путем. Покупать вещи от Готье сегодня — все равно что завтра иметь у себя в коллекции Ван Гога. Виртуоз своего дела, обладающий бесконечным шармом, любитель тусовок и закрытых вечеринок, этот “анфан терибль” при жизни переживает свою Легенду.
     По сложившейся традиции, Готье опять удивил. Бюстье из шелковых галстуков различных рисунков в песочно-коричневой гамме, сшитых один с другим, веером распадающихся на бедрах манекенщицы. Розовый пеньюар в индийском стиле с широкими раструбами рукавов. Беретки, надвинутые на глаза. Теннисный стиль. Вид — “мальчик с Больших бульваров”. Маленькое черное стрейч-платье. Ж.-П. решил воплотить в жизнь идею “Парижанка”. Коллекцию можно назвать очень демократичной и универсальной, потому что она подходит и богатой даме, и обыкновенной уличной девчонке. Оставаясь, конечно, при этом haute couture.
     n CARVEN. Шелк слоновой кости и кашемировые костюмы-кимоно, безупречно-белые двойки с распустившимися на плече ярко-зелеными цветами-брошами, корсеты из черной тафты, юбки с джинсовыми чехлами, вечерние платья из органзы — словно ностальгия по прошлому, ретро в современной обработке. Конечно, клиентки Дома в восторге — их стиль в их мудрости и во всем их скромном обаянии женщины-с-безупречным-вкусом.
     n VALENTINO. Самых богатых и самых занятых бизнес-леди в мире можно найти именно здесь. Потому что каждая пуговица и каждый шов Валентино посвящает великому богу моды, которого зовут Люкс. Гофрированный кашемир идет за черным шелком, элегантный бант — за черной шляпой с длинным пером. Ничто не может нарушить гармонии, никакое веяние, не вписывающееся в слово “леди”. Его последняя коллекция: красное шерстяное пальто; блузы, расшитые цветами; распустившиеся на шелковой юбке лилии; платье в “куриную лапку” с белыми до локтя перчатками; костюмы и брюки из шелка и кружева. Дамы, которые носят вещи от Валентино, не ходят по улицам. Они садятся в свои большие лимузины, дверцу за ними захлопывает шофер, а увидеть их прямые спины можно только в роскошных ресторанах, где от белоснежных скатертей слепнут глаза.
     n LAURENT. Как уже было сказано, прошедшие Дни Высокой моды прошли под знаком Ива Сен-Лорана: великий кутюрье уходил из мира моды, в честь чего устроил ретроспективу своих коллекций высокого шитья в Центре современного искусства Парижа. Показ был исторический. Во-первых, уходил великий Мсье Ив, а во-вторых, с ним, возможно, уходила эпоха Высокой моды. Поэтому многие манекенщицы работали в тот вечер бесплатно. Поэтому по подиуму ходили самые сливки модельного бизнеса — Надя Ауэрман, Наоми Кэмпбелл, Клаудиа Шиффер, Наташа Семанова, Джери Холл. Поэтому зал напоминал Каннский фестиваль: мадам Ширак, Катрин Денев, Жан-Поль Готье, семейство Ротшильдов в полном составе, Палома Пикассо, Летисия Каста, Жанна Моро, Анук Эме, герцогиня Люксембургская — невозможно перечислить. Тысяча белых орхидей украшала начало подиума. В зал врывались музыка Римского-Корсакова, Моцарта, голос великой Каллас. А на подиуме показалось 300 моделей, отшитых Мсье Ивом за годы работы в Высокой моде. Сам маэстро комментировал происходящее “на языке”, словно телекомментатор где-то там, в невидимой залу будке.
     Легендарные коллекции. Даже те, что отшиты в начале 60-х, до сих пор помнятся французам: русская коллекция с невестой-матрешкой (прозванной почему-то “Babushka”), китайская коллекция, индийская коллекция, африканская коллекция, коллекция Матисса и Ван Гога с самым дорогим в мире жакетом, украшенным 350 000 пайетками, над которым работали 600 часов. Плюс последняя коллекция сезона весна—лето 2002 года — муслиновые платья (как сказал сам кутюрье: “Я сделал их потому, что никто не умеет шить платья из муслина”.) И, конечно, легендарные женские смокинги: 40 моделей вышли под конец на подиум — платье-смокинг, брючный костюм-смокинг, комбинезон-смокинг, смокинг в китайском стиле. Сюрпризом же для публики и для самого маэстро стал выход близкой его подруги Катрин Денев, которая спела песню “Самая прекрасная моя история любви — это вы”. К голосу мадемуазель Катрин присоединился голос любимой манекенщицы Ива — Летисии Каста. Одетые в черные смокинги Лорана дивы обнимали и поддерживали великого Ива. Катрин плакала, Летисия грустно улыбалась, мсье Ив был взволнован.
     n UNGARO. Показ прошел в музее, где царит атмосфера Индокитая. Место выбрано не случайно, ибо вся коллекция Дома — настоящий Дальний Восток. Помноженный на современность и женственность, он приобрел в руках кутюрье совершенно неожиданные черты. Тридцатые годы ХХ века, но в веке XXI: костюмы, “куриные лапки”, плиссе, женственная длина до середины колена, шелковые пеньюары, цветочные восточные мотивы, кимоно с золотой вышивкой, кружева с твидом, тяжелые пояса, пайетки, малахит, бюстье, перламутровые пуговки и “гвоздь” коллекции — кружева.
     n CHANEL. Сад Тюильри, солнце, Шанель, дамы с камелиями и нежная весна. Карл Лагерфельд решил остановиться на пастельных оттенках: все розовые и сливочные тона — как пастила и зефир в советские времена. Многослойные бусы и шляпки-таблетки из цветов. Сюда нужно добавить муслиновые пальто, послеобеденное платье цвета чайной розы и главный материал Дома летом 2002 года — шелк.
     n СЕРЕДИН И ВАСИЛЬЕВ. Специалисты по маркетингу утверждают, что по популярности и продажам эти русские талантливые ребята занимают свое почетное место в десятке Домов. Последнюю коллекцию Середина и Васильева назвали “кукольной”. Но сами модельеры считают иначе: “В ней — мир Востока и мудрости. Мы хотим, чтобы следующий сезон был наполнен не печалью и грустью, а принес только радость. Черный, золотой и голубой, блестящие брючные костюмы, прозрачность, нежные рисунки по белому полю — какие же это куклы? Для нас это поэзия, которая так воспринимается и так рисуется”.
    


    Партнеры