Маленькая смерть большого города

Милиция и рада бы угодить президенту, да не может

26 января 2002 в 00:00, просмотров: 298
  Убийство 11-летнего мальчика, труп которого 20 января обнаружили на Курском вокзале, по-прежнему не раскрыто. “МК” уже сообщал, что тело маленького беспризорника нашли в ящике с оборудованием возле будки стрелочника. Даже личность ребенка до сих пор не установлена. Не удалось выйти на возможного преступника и по кругу знакомств погибшего. Потому что никакого особого “круга” в Москве у мальчишки просто не было. Вокзальные бомжи его не жаловали — он в одиночку клянчил милостыню и нюхал клей.
     Как утверждает и.о. прокурора Басманной прокуратуры Лина Сафронова, она не помнит подобного случая гибели ребенка на вокзале. О конкретных же результатах расследования говорить пока сложно. По словам Сафроновой, заключение судмедэкспертов еще не готово, но предварительно можно сказать, что смерть наступила от асфиксии (удушения). Мальчик был полностью одет, при себе у него не нашли никаких вещей.
     Основных версий убийства сейчас две. Не исключено, что мальчуган стал жертвой педофила. А еще возможно и так называемое беспричинное убийство, которые на вокзалах и в ночлежках случаются часто. Мотив традиционный: “убил, потому что он мне не понравился”.
     Милиция опросила вокзальных аборигенов и сразу выяснила, что мальчик представлялся Женей и говорил, что сбежал из детдома в Дзержинске. Якобы он появился на вокзале всего за несколько недель до случившегося. Никто из маленьких попрошаек близко не общался с новичком. Но видели, как накануне мальчуган покупал 5 тюбиков клея.
     В детском доме №3 города Дзержинска Нижегородской области “МК” сообщили, что у них действительно еще осенью пропал Женя Ш., 1990 года рождения. Женя из неблагополучной семьи, мама — хроническая алкоголичка (кстати, воспитанница того же детдома), лишена родительских прав.
     В детдом мальчик попал из приюта весной прошлого года. И за те несколько месяцев, которые он там числился, фактически прожил в детдоме всего несколько дней — остальное время был в бегах. Где его только не ловили! Милиция возвращала его и из маминой квартиры, которая давно превратилась в притон, и из разных уголков области.
     Женя — мальчик спокойный, но лентяй, учиться не думал, а клей нюхать привык чуть не с колыбели. Поймают его после очередного побега, приведут в детдом: “Чего на этот раз сбежал?”. Он только опустит голову: “Зубы чистить не хотелось! Больше не побегу”.
     — Мальчик к свободе привык, — считает директор детдома, педагог с 40-летним стажем, Клавдия Пацонь. — Другие только к мамам бегают, а этот — куда глаза глядят.
     И грустно добавляет:
     — Эх, если это наш мальчик погиб, я тогда на пенсию уйду.
     Она уверена: чтобы дети не гибли на вокзалах, нужны новые законы.
     А что, теперь такие законы, может, наконец и появятся. Стоило Владимиру Путину поинтересоваться недавно детской беспризорностью, как забегали все. “Вдруг” заговорили об архиважной поправке к закону, которая разрешала бы милицейским детприемникам принимать не только преступников, но и бродяг. Между прочим, за эту поправку знающие люди борются уже второй год — и никто их раньше не слушал.
     Госдума срочно вызвала на ковер генпрокурора — докладывать о положении с беспризорниками. Милицейские начальники тоже смотрят телевизор, поэтому автоматически добавилось забот и им. Для расследования гибели неизвестного мальчишки на Курском вокзале сразу организовали целый штаб! Обычно это происходит, только если у преступления мощный общественный резонанс...
     Да все пока безрезультатно. Как стало известно “МК”, по фотографии, которую детдом выслал по факсу сыщикам, наверняка опознать погибшего не удалось. И только на следующей неделе педагоги приедут в Москву для настоящего опознания. Почему же так не скоро? Ведь именно с установления личности начинается любое расследование.
     “МК” продолжает следить за расследованием этого преступления.
    


Партнеры