Как кинули президента!

Сколько “Путина” ни посылай – все равно вернется

26 января 2002 в 00:00, просмотров: 495
  — “Путин” летает очень хорошо: далеко, плавно и всегда возвращается, — говорит Аркадий Немов и отправляет президента в полет. — Впрочем, — добавляет он, — они все возвращаются: и “Зюганов”, и “Жириновский”, и даже террорист номер один “бен Ладен”...
     — А чем же тогда они отличаются между собой?
     — Красотой полета, ее дальностью. “Владимир Владимирович” летает лучше всех. Смотрите сами, как красиво он идет: плавно, а как вращается — просто чудо: какая грация!.. А вот “Зюганов” мельтешит, “Жириновский” — немного заваливается. “Бен Ладен?..” Давайте его запустим. Видите: как все фанатики, он летит напролом...

     Идея отправлять политиков в путешествие туда и обратно посетила президента Ассоциации бумеранга Аркадия Немова недавно. Он сделал целую галерею летающих представителей политического истеблишмента. Тяжеловесные фигуры российской политики у Немова легче пуха — иначе не полетят.
     — Это домашние варианты — легкие, — возражает мне Аркадий, — они сделаны из картона и могут описать круг диаметром до 4 метров. А есть еще зальные варианты, есть уличные. Последние сделаны из пластика. Домашние летать на улице не могут, боятся ветра. А уличный “Путин”, например, способен пролететь 70 метров – 35 вперед и 35 назад. И обязательно вернется. А вот Зюганов летает лишь на 25 метров.
     Необычные летуны страшно похожи на настоящих. Путин изображен в стойке: одна рука на поясе, другая, имитирующая удар, выброшена вперед. В момент полета бумеранга создается впечатление, что президент наносит сокрушительный удар. Впечатление дополняет кимоно, в которое облачен ВВП, белые перчатки, спортивные кроссовки, черный пояс. И лицо у бумеранга-президента соответствующее — решительное: губы сжаты, глаза настороже.
     А вот Зюганов — совсем иной. Облаченный в красное, он, кажется, призывает лететь с ним в лучший мир, в смысле — в коммунизм. И руки у него застыли в жесте, привычно напоминающем призыв двигаться в светлое будущее.
     Бумеранг с Жириновским выполнен в сине-голубых тонах. “Цвет океана”, — поясняет идею Аркадий. Дополняют впечатление болотные сапоги на ногах Жириновского. Хочешь не хочешь, а подумаешь, что Владимир Вольфович пытается слетать к Индийскому океану, чтобы наконец-то привести в порядок свою обувь, но что-то неудержимо тянет его назад.
     Бен Ладен, как и следовало ожидать, облачен в чалму и зеленый халат, а нужную устойчивость бумерангу придает автомат, повешенный террористу на грудь для противовеса.
     Бумеранги с ликами политиков — разной величины. Скажем, домашний “Путин” — 35 на 35 сантиметров, а уличный — от пятки до пояса 27,5 сантиметра, от кулака до макушки 38 сантиметров.
     — Очень я люблю запускать “Владимира Владимировича” на улице, — рассказывает Аркадий, — сразу собирается толпа народу, люди выстраиваются в очередь: ведь всем хочется кинуть президента!.. Многие просят продать бумеранг, предлагают хорошие деньги.
     — Ну, а вы что же?
     — А я говорю, что президентами не торгую. Особенно своими, российскими.
     Помимо политиков есть у Немова и бумеранги, выполненные в виде архитектурных памятников. Особенно хорошо летают “Эйфелева башня”. Есть летающие китайские иероглифы.
     — Кого вы сейчас собираетесь отправить в полет? — интересуюсь я.
     — Вот делаю “Пугачеву”, — показывает заготовку Аркадий, — она будет еще лохматой, но уже сильно похудевшей.
     — А что, толстая не полетит?
     — Полететь-то она полетит, но как-то хочется покрасивее ее сделать... Вот, правда, беда: никак не могу фотографию подобрать, чтобы на лице отражалась радость полета.
     — Кто полетит за “Пугачевой”?
     — Думаю, что “Буш”. Сделать его у меня давно руки чешутся...
     Мы еще немного позапускали различные бумеранги. Было приятно смотреть на известных политиков, которые летали мощно и красиво, словно соколы-сапсаны, а если им придавали вращение, то легко и изящно выполняли всякие там “бочки”.
     — Если вам вдруг надо будет кого-нибудь послать подальше, но так, чтобы он к вам потом все-таки вернулся, — на прощание заметил Аркадий, — то приходите: сделаем!
    


Партнеры