Как нам продать Москву

Олег ТОЛКАЧЕВ: “Теперь каждый сможет купить себе немного столицы”

29 января 2002 в 00:00, просмотров: 454
  “Чужой земли ни пяди нам не надо” — в песне поется. И кто бы спорил. Зато продолжение про родной клочок, который “не отдадим”, встречает пылкую поддержку одних и яростный протест других. Но победил рынок. Земельный кодекс (ЗК), который разрешает продажу земли, приняли в конце прошлого года.
     Правда, в Москве никто пока не обзавелся собственной землей. Даже под гараж. Причина проста: московский закон о землепользовании еще не привели в соответствие с новым кодексом.
     Когда же появится возможность купить землю, сколько она будет стоить и что еще предусмотрено в ЗК? Лучше всех ответы на эти вопросы знает первый заместитель мэра в правительстве Москвы, руководитель комплекса имущественно-земельных отношений Олег ТОЛКАЧЕВ. Недавно в “МК” с ним прошла прямая телефонная линия. Самые интересные вопросы-ответы мы публикуем сегодня.

Чтобы Москва не пошла по рукам...

     — Олег Михайлович, говорит председатель домкома. Неужели по новому закону землю под нашим домом смогут выкупить?
     — Нет, вашу землю никто посторонний не выкупит.
     — Она будет предложена жильцам?
     — Да, если захотите, сможете ее купить.
     — А прилегающую территорию, двор?
     — Нужно выяснить, как архитекторы планируют развивать эту территорию. В Институте генерального плана (2-я Брестская ул., 6. — О.Г.) есть постоянно действующая выставка. Можете съездить туда и получить полный ответ на свой вопрос.
    
     — В прессе и по телевидению все время говорят, что в Москве будет продано около 2% территории. Можно ли расшифровать, что туда входит?
     — В Земельном кодексе четко написано, какие земли можно продавать, а какие нельзя. Во-первых, нельзя продавать земли, на которых располагаются высшие органы федеральной власти. Во-вторых, территории природных комплексов. В-третьих, земли под муниципальными жилыми домами.
     — Как будет рассчитываться стоимость городской земли? В кодексе предлагается определять ее из расчета 30 налоговых ставок за гектар земли. Но это же мало, этого нельзя допустить!
     — Вы абсолютно правы. Эта цифра заложена не в самом кодексе, а в законе о введении ЗК в действие. И там же сказано, что нормативы должны быть определены в законе, который примет субъект Федерации. Сейчас концепция такого закона в Москве разработана.
     — А вы в курсе, что за рубежом — скажем, в Париже, Лондоне — 1 кв. метр центральной части города стоит 2—3 тысячи долларов?
     — Я в курсе, я эту проблему профессионально изучал и изучаю, работаю с ней каждый день. Могу вас даже дополнить. Например, в Нью-Йорке земля продана в частную собственность в объеме меньше 7,5% от общегородской территории. Я могу вас заверить, что московское руководство и прежде всего мэр Москвы никогда не допустят распродажи земли за бесценок.
    
     — Я директор небольшого магазинчика в Южном округе. Магазин мы выкупили. Хотели бы выкупить еще и землю.
     — Вы будете иметь право на постановку и решение такого вопроса после того, как будет принят московский закон об основах землепользования в столице. Думаю, это произойдет в первом полугодии текущего года. Нужно посмотреть, что находится в вашем дворе, нет ли коммуникаций, каких-то ограничений. Если нет, то такое право у вас будет.

“Не заГАРАЖивайте вид из окна!”

     — Вам звонит жительница Митина. У нас еще до перестройки во 2-м микрорайоне были построены капитальные кирпичные гаражи. Мы исправно платили и за землю, и за свет. Затем на этом месте развернулась стройка, и у нас начались неприятности. Отрезали свет, снесли часть гаражей. Говорят, скоро снесут все. Что делать? Можно ли оформить землю в собственность?
     — Нужно посмотреть Генеральный план. Разобраться, будут ли ваши гаражи существовать дальше или на этой территории предполагается развитие городского строительства. Если будет строительство, вы получите компенсацию за вашу собственность. Если же гаражи останутся, то вопрос об оформлении земельных отношений нужно решать в Московском земельном комитете (ул. Бахрушина, 20. — О.Г.) или в отделении комитета вашего Северо-Западного округа.
     — И дорого обойдется покупка земли?
     — Это зависит от того, где земля находится.

Разрешить нельзя отказать

     — Звоню по просьбе жителей нашего дома (улица Белобородова, 32). В нашем дворе идет незаконная стройка. Каким образом новый Земельный кодекс может оказать влияние на многочисленные случаи самовольного строительства в Москве? Кому он поможет: тем, кто строит, или тем, кто борется против незаконного строительства?
     — Думаю, что ЗК поможет все-таки людям законопослушным. Что касается конкретного вопроса о незаконном строительстве, направьте на мое имя заявление, я его разберу. Если это действительно самовольное строительство, меры будут самые жесткие.
     — Дело в том, что 5 ноября 2001 года мы уже посылали на ваше имя жалобу и все там обстоятельно написали.
     — Я подниму эту жалобу и дам вам ответ.
     23 января дано поручение разобраться в ситуации заместителю председателя городской комиссии по пресечению самовольного строительства и освобождению незаконно занятых под строительство земельных участков, зданий, строений и площадей Александру Кузьмину.
    
     — Я председатель коллективной автостоянки №107, СЗАО. Наша автостоянка попадает в зону реконструкции у метро “Щукинская”. Мы обратились в префектуру и управу. Там сказали, что земли нет и девать нас некуда. Они правы?
     — Сейчас земельные участки в городе на вес золота. Но я уверен, что вопросы размещения нужно решать обязательно. Направьте на мое имя заявление, постараюсь поговорить с префектом.
    
     — Сейчас в Нижних Мневниках, в деревне Терехово начались работы. Что там будет построено?
     — Московский Парк чудес. Не Диснейленд, а именно парк в русском стиле. Сейчас решается вопрос о финансировании проекта.
     — А что будет с предприятиями, которые находятся на этой территории, например, с мелкими автосервисами?
     — Сейчас, сию минуту, вопрос о выводе не стоит. Но в перспективе это будет общегородская зона отдыха. Это не территория для автосервисов.
     — Но люди, которые являются сейчас собственниками, должны же получить какую-то компенсацию?
     — Они ее и получат. Ни один человек не потеряет здесь деньги.
    
     — Я представитель инициативной группы. Мы живем на площади Гагарина. Здесь планируется строительство транспортной развязки. Мы направили на имя мэра Москвы письмо, где показываем, что все планы строительства ориентированы на коммерческое использование пространства нынешним арендатором — одним ОАО. Как вы считаете, нормальна ли ситуация, когда с 90-го года площадь арендована акционерным обществом, в котором у Москвы даже нет контрольного пакета акций. Это ОАО не платит ничего городу за аренду и сдает эту территорию в субаренду. А сейчас планирует еще подвести коммуникации за счет средств территориального дорожного фонда.
     — Если речь идет об аренде территории, то этот вопрос никак не связан с тем, имеется доля города или нет. Знаете ли вы, что город имеет свою долю лишь в 544 акционерных обществах, а всего в Москве их больше 250 тысяч? И большинство этих обществ спокойно арендуют землю, имущество. Ничего противозаконного здесь нет. Это первое. Второе. Развязка будет построена за городские бюджетные средства. А вопрос аренды подэстакадных помещений разумнее всего решать через конкурс, в котором наравне смогут участвовать многие фирмы.
    
     — Я звоню от имени Шмелева, руководителя издательского центра “Сознание”. Он глухой. И это некоммерческая организация инвалидов. Мы были у вас на приеме. Вы приняли решение предоставить нам помещение. Но проблема наша решена наполовину. Потому что вопрос о символической плате за аренду повис в воздухе. Более того, нам препятствуют записаться к вам на прием.
     — В каком округе вам предоставлено помещение?
     — В Северном. Большая Академическая улица, д. 53а.
     — Сколько метров?
     — Примерно 400.
     — Хорошо, я решу ваш вопрос.
     23 января дано поручение разобраться в ситуации заместителю руководителя Департамента государственного и муниципального имущества г.Москвы В.А.Еремеечеву и директору Северного территориального агентства Департамента государственного и муниципального имущества г.Москвы В.Н.Сухову.

“Как мне разобраться с тещей?”

     — Это пенсионерка говорит, мне 72 года. У нас в поселке Здоровый Отдых с 1936 года участок. Сейчас я подаю документы на приобретение земли в собственность. Я болею раком, скоро ложусь на облучение. Меня очень волнует вопрос: успею ли я все сделать?
     — Это Московская область?
     — Это Москва.
     — Уверен, все вы успете. Будет принят московский закон о порядке передачи в частную собственность земельных участков, и на базе этого закона вы сможете полностью реализовать свое право.
     — Как мне узнать, что вышел закон?
     — Он будет опубликован в большинстве московских газет. В “МК” — 100 процентов.
    
     — В 95-м году я оформил участок на тещу. Сейчас же, руководствуясь статьей 178 (в ней говорится о сделках, проведенных под влиянием заблуждения), я подал иск в суд. Судья не считает документом товарные чеки на стройматериалы, из которых мы построили на этом участке дом. Вопрос такой: как я могу поделить эту землю с тещей?
     — А в добровольном порядке она отказывается?
     — В том-то и дело!
     — Как правило, имущественные споры между ближайшими родственниками являются самыми сложными. Там слишком много личностного. Но тем не менее это вопрос судебный. Если первая инстанция отказала, подавайте документы в областной суд.
    
     — Я участник войны, инвалид. Хочу перевести дачный участок на дочку. А мне говорят, что нужно платить 4 тысячи.
     — Где он расположен?
     — В Загорске.
     — По закону оформление действительно платное. Но я постараюсь вам помочь. Изложите на бумаге все обстоятельства и направьте заявление на мое имя.

Увезу тебя на север, увезу тебя на юг...

     — Вопрос конкретный. Почему власти Москвы препятствуют приватизации земли владельцам частных домов в Южном Бутове, хотя статьи 20, 21 и 28 ЗК говорят, что мы имеем право однократно бесплатно взять эту землю в собственность.
     — На мой взгляд, препятствий никаких нет. Да они и невозможны, потому что Земельный кодекс — закон, который принят и действует. Я бы советовал вам посмотреть еще статьи с 28-й по 36-ю, где сказано, что существует три категории земель, которые не подлежат передаче в частную собственность. Если ваш участок зарезервирован в Генплане, например, для транспортного или энергетического строительства, вам его не продадут. Если же такого резервирования нет, земля может быть вам продана.
     — В законе написано четко, что в отношении тех, кто имеет землю в бессрочном и пожизненно наследуемом владении, ограничение не действует.
     — Тогда вопросов не должно быть никаких. Единственное — надо посмотреть, не идет ли речь о землях, с которых москвичей будут переселять.
    
     — Я живу в Южном Бутове, у меня собственный дом. Я хотел приватизировать землю. Куда обратиться и какие нужны документы?
     — В Московский земельный комитет, к председателю.
    
     — Я пенсионерка. У меня дом на правах личной собственности в районе Митина. Он достался мне по наследству, при нем участок земли. Сейчас я оформляю землю, мне предложили аренду. За один год мне надо заплатить 42 тысячи. Но мы с мужем пенсионеры, у нас нет таких денег. Я просила передать нам участок в пожизненное владение. А мне сказали, что такой формы нет.
     — Такая форма есть. Она появилась с введением Земельного кодекса.
    
     — Олег Михайлович? Я арендую нежилое помещение. Мне сейчас нужно оформить документы. В Мещанском ДЕЗе сказали, что надо заплатить 16960 рублей без НДС. Но это же огромные деньги! Это законно?
     — Я понимаю, что сумма немаленькая, но это в рамках закона.
    




Партнеры