Новый Содом просится на экран

Издано в США – читаем здесь

29 января 2002 в 00:00, просмотров: 673
  Роман писателя Бориса Литвинова “Она не узнала своей смерти” опубликован в — “Tucson Arizona”. Тяжелый том в 540 страниц строится на двух параллельных сюжетах: съемки фильма “Содом” по мотивам библейской притчи и страсти-мордасти внутри съемочной группы. Любовные игры и соперничество, сплетни и подсиживания, ревность и безжалостность, обман и предательство вошли в роман признаками сегодняшнего доморощенного Содома.
     Библейский Содом, порочный, развратный и кровавый, был проклят и уничтожен Господом вместе с его жителями. Лишь праведник Лот получил от Бога благодать — уйти в пустыню целым и невредимым вместе с двумя дочерьми. Его жену за распутство и невоздержанность (поклялась не оглядываться на сожженный город, где остался ее любовник, и все-таки оглядывается) Господь превратил в соляной столп. Автор позволил себе переосмыслить притчу о Лоте, внес драматизм в развитие действия, заставил библейских героев проявлять личную волю. Дочь Лота, зная о распутстве матери, всем сердцем любит отца. И когда в огне Божьего гнева сгорает город, сестры оказываются в пустыне наедине с отцом. Жажда познать мужчину и иметь детей становится неотвязной для старшей.
     Сцены этого соблазна в романе достаточно убедительны. Литвинов проводит Лота и его дочь через муки совести и неодолимый бунт плоти. “Кто ты — дочь или дьяволица-искусительница?” — беспомощно шепчет Лот. Сопротивляясь соблазну, бедный отец защищается молитвой: “Пусть лучше Господь убьет меня”. Но хмель разжигает похоть, ослепляет разум, и Лот совершает насилие, несмотря на появившееся вдруг отвращение дочери к нему. Эти сцены сделаны сильно, и нет нужды выяснять, кто греховнее — отец или дочь.
     Психологическая напряженность библейского сюжета позволяет надеяться, что автор из этого длинного романа сделает крепкий киносценарий, убрав из него невкусную поучительность. Актриса, исполнительница роли дочери, красавица Дина (Диана!) и режиссер “Содома” тоже совершили грехопадение: у него — жена и двое детей; если для молодой женщины это любовь, то для опытного соблазнителя-режиссера — всего лишь адюльтер, сладкое приключение.
     В романе, увы, нет психологической мотивированности гибели героини. Автор отправляет беременную женщину под колеса машины в то самое мгновение, когда в Голливуде гремят аплодисменты в честь русского режиссера, чей фильм “Содом” признан лучшим, а режиссер, как фокусник, внушает публике благодарность за фильм своей “любимой” жене.
     — За что вы, Борис Павлович, вашу Диану под машину толкнули? — спросила я автора.
     — Вокруг чистого человека всегда создается омертвляющая атмосфера. Крушения терпят самые лучшие, самые незащищенные. Негодяйство на Руси не бывает наказуемым.
     Автор надеется, что его произведение принесет чуткому читателю катарсис. Но отчего-то не льются наши очищающие слезы.
    



Партнеры