НЕДОБРАЯ ПАМЯТЬ

30 января 2002 в 00:00, просмотров: 516
  ЭТУ БОЛЬ НИКОГДА НЕ ЗАБЫТЬ
     Прочитала, что солнечногорские ветераны готовы стоять до последнего, чтобы ассоциация “Военные мемориалы” не ставила на их земле мемориалы погибшим фашистам. К ним присоединяюсь и я.
     Наша Курская область была оккупирована немцами. Мне было 13 лет, но я отлично помню, как над нами издевались немцы. Нашего директора школы Федора Дмитриевича Лазоркина повесили в Конышевке. Он никого не боялся и перед смертью гордо сказал: “Всех не перевешаете. За нас отомстят наши братья и дети!” Веру Терещенко повесили в Дмитриевке на базарной площади. В деревне Первомайское Конышевского района в лесу повесили молодого парнишку, у которого вся спина была вырезана полосками. Висели не один день, чтобы нам было страшно. Когда наши войска отступили до Севска Брянской области, что же там вытворяли немцы над ранеными солдатами Красной Армии!.. Убивали штыками, забивали до смерти, даже глаза выкалывали!..
     Нас называли “Иван-свинья”. Немцы расстреливали коммунистов на глазах детей, а мы прятали их малолетних ребятишек, как могли.
     Я теперь пожилой человек. Немцам я никогда не смогу простить те пытки, что мы пережили за время оккупации. Сейчас модно говорить, что солдаты не виноваты, они только выполняли приказ. Нет, виноваты — и не только эсэсовцы!
     М.Ф.КАРЕЛИНА, Курская область,
     Конышевский р-н, дер. Пески.
     Под этим письмом могли бы подписаться и А.СЕРГЕЕВ, В.СОЛОВЬЕВ, З.А.ЖУРАВЛЕВА, В.С.НИКУЛЕНКОВА, М.СОЧИЛОВА (25 лет) из Москвы, Л.А.СКУПОВА (Щелково-4, Моск. обл.), В.М.РАТКИН, г. Реутов,
     Моск. обл. и еще многие, многие другие.
    
     ВСЕ МЫ — СОСЕДИ НА ЗЕМЛЕ
     Не замечал за собой склонности писать в газеты, а тут что-то зацепило...
     Сразу хочу отмести вариант с обменом останками. Очевидно, предложено в запале. Слишком много их, останков... Надо помнить: прискорбно, но погибшие в войне нашли, по крайней мере, свое успокоение. Нам же (и нашим внукам) продолжать жить бок о бок с соседями по планете, которых, как известно, не выбирают. А чтобы соседствовать по-доброму — как не уважать память соседей! Ведь мы же хотим, чтобы уважали нашу?
     Вина за эту войну на Германии — великая. И немцы, к их чести, в значительной части населения ее признают. И можем представить, что кто-то из оставшихся навеки в российской земле прозрел в свой смертный час и ужаснулся: “А что я делал на этой земле?!” Если на тысячу хоть один такой был — может, по прошествии времени стоит умерить пыл непримиримости к нему? Лучше ошибиться, простив остальных 999, чем пинать ногами прах одного, искренне раскаявшегося.
     Да и вообще — разве мало дурманили головы россиянам власть имущие? А мы с радостью поддавались дурману. Думаете, немцы — они другие, умнее нас?..
     Русский язык, слава богу, богат. И еще найдутся владеющие этим языком люди. И пусть эти люди напишут на очень скромной плите идущие от сердца слова, которые не оскорбят светлой памяти наших славных предков, но и не обидят ныне живущих соседей.
     Сын ветерана войны,
     да и сам уже поживший Геннадий ШИЯН.
    
     НЕМЕЦКИЕ ВДОВЫ ТОЖЕ ПЛАЧУТ
     Прочитала в “МК” статью о могилах немецких солдат и решила обратиться к вам за помощью. Дело в том, что мой муж — немец. Мы оба живем и работаем в Финляндии, в Хельсинки. Муж уже который год безуспешно пытается узнать что-либо о судьбе своего деда, воевавшего — увы! — на стороне Гитлера и пропавшего без вести где-то в России. Мои оба деда были (и остались) на этой войне, естественно, на другой стороне. Можете представить себе реакцию моих родителей и особенно бабушек на наш русско-немецкий союз! И все же, все же... Когда мы приезжаем в Кельн, я разговариваю со своей немецкой “бабушкой”. Каждый раз она спрашивает, нет ли новых известий (спустя столько лет!) о пропавших без вести. И мне все труднее отвечать ей: пока нет...
     Может быть, откликнется организация, которая в силах помочь в розысках?
     С наилучшими пожеланиями,
     Марина МАКАРКИНА (адрес в редакции).
    


Партнеры