Сплошная опасность

“Чем может грозить России увеличение военного бюджета США?” — этот вопрос мы задали нашим экспертам. Их мнения разошлись...

31 января 2002 в 00:00, просмотров: 315
  Александр ВЛАДИМИРОВ, вице-президент Коллегии военных экспертов:
     — То, что в США еще на несколько десятков миллиардов долларов увеличивается военный бюджет, для нас никакой роли не играет. Потому что мы настолько безнадежно отстали от американцев, что нам от этого увеличения бюджета, как говорится, уже ни холодно ни жарко. Это их игры, в которых мы уже участия не принимаем. Наша реакция никого не интересует, поэтому произошедшее вообще не является событием, которое стоит комментировать. Ничего нового тут нет.
     Высокоточное оружие не может быть принципиально новым (все технологии, по которым оно изготавливается, известны), другое дело, что для массового характера его применения нужны несколько другие технологии, несколько другая система управления. Но и это никак не угрожает нашей безопасности, поскольку безопасности у нас нет, а только одна сплошная опасность.
     Александр ШАРАВИН, директор Института военно-политического
     анализа:
     — Конечно, мы можем сейчас пугать себя американцами. Но не надо забывать о том, что они сейчас очень боятся любых потерь и с нами воевать им совсем не хочется. Сегодня мало кто обратил внимание на очень интересный факт: 40 офицеров российских Военно-космических сил выехали на совместные учения с американцами. Задача перед ними стоит такая: разработать совместные методы по созданию системы нестратегической ракетной обороны. Я считаю, что нам нужно активно сотрудничать в этой области и максимально использовать те 40 миллиардов, которые сейчас добавляются, в интересах нашего оборонно-промышленного комплекса. Если бы нам это удалось сделать, то это было бы для нас чрезвычайно полезным.
     У американцев, конечно, на самом высоком уровне высокоточное оружие, они нас сильно обогнали в этой области, но не надо забывать и о том, что наши Ракетные войска стратегического назначения — это такая штука, которую лет 10 (а то и, надеюсь, 20) не удастся обойти никакими типами высокоточного оружия. Потому что достаточно одной такой баллистической ракеты, чтобы потери исчислялись не тысячами, как в Нью-Йорке, а миллионами. Этого не простят даже такому уважаемому президенту, каким сейчас является Буш. И это единственная причина, которая позволяет нам сейчас чувствовать себя более-менее прилично и не во всем потакать американской позиции. Если говорить по большому счету, то наша система противоракетной обороны гораздо более эффективна, чем их. Это признают все мировые эксперты. Только нам не надо переусердствовать, не надо ничего дарить, а надо продавать и тесно сотрудничать.
     Николай БЕЗБОРОДОВ, зампред Комитета ГД по обороне:
     — На сегодняшний день гонкой вооружений могут заниматься только США. Судите сами — Буш заявил, что будет добиваться увеличения военного бюджета на 15 процентов, хотя он и так сегодня составляет около 385 миллиардов долларов. Получается, что весь российский бюджет на нынешний год составляет меньше 20 процентов от оборонного бюджета США. И, безусловно, львиную долю этого бюджета американцы будут бросать на разработку технологий, на исследовательские работы, на создание современного оружия, на испытания... При этом администрация США “взрывает” ряд международных договоров, и в первую очередь договор по ПРО.
     Что в подобных условиях должна сделать Россия? Самое главное, добиться того, чтобы работала наша экономика. Правительство и Госдума, не занимаясь популизмом, должны принять ряд необходимых законов. И плюс к тому надо изыскать дополнительные средства на военные разработки. Например, заключать крупные договоры по продаже нашего вооружения. Ведь не секрет, что в прошлом году это принесло бюджету 4 млрд. долларов. Отставать от США — и в первую очередь в разработке высокоточечного оружия и в космических исследованиях — нам ни в коем случае нельзя.
     Сергей ВИКУЛОВ, президент Академии военной экономики и финансов:
     — Насколько это опасно для нас — сказать сложно. Я думаю так: если бы у них был бюджет 40 миллиардов и к нему бы прибавили еще 40, тогда это было бы страшно. А когда к имеющимся 300 миллиардам прибавляются еще 40, то это уже для нас не так существенно. Конечно, это неприятно, не только для нас, но и для других стран, потому что США располагают таким военным бюджетом, который несопоставим ни с одним военным бюджетом в мире. Но, мне кажется, что вряд ли это представляет для России какую-то особую опасность.
     Евгений ЗЕЛЕНОВ, депутат Госдумы:
     — Увеличение военного бюджета на столь огромную сумму — беспрецедентный шаг со стороны США. Ведь именно они всегда упрекали Россию в том, что ее бюджет милитаризирован, что максимум средств она тратит на армию. Но с каждым годом на военные цели мы тратим все меньше, а в нынешнем году консолидированный бюджет на образование превысил бюджет национальной обороны. Ситуация изменилась в обратную сторону, и в шаге США я вижу две цели. Первая — продолжать властвовать в мире, вторая — экономическая. Ясно, что на выборах Буша поддерживали определенные круги, которые вложили большие деньги в военно-промышленный комплекс, в ПРО, и сейчас президент США отрабатывает эти вложения.
     Наращивание военного потенциала США чревато для нас тем, что государства, которые находятся под влиянием Америки не только в военном, но и в экономическом отношении, окончательно будут ей подчинены, и находить с ними взаимодействие станет все сложнее. Ведь если крупные европейские страны могут принимать самостоятельные политические решения, то, например, страны Южной Америки или Азии не скажут без “санкции” США ни слова. И в сегодняшней ситуации единственный выход для России — пользоваться своим политическим влиянием в мире и вслух критиковать американцев, находя себе союзников среди других государств. Ведь то, что американцы чувствуют вседозволенность, видят все: и Франция, и Германия, и Великобритания, которым, я думаю, не нравится, когда их берут за ручку и ведут в нужную кому-то сторону...
     Геннадий РАЙКОВ, лидер депутатской группы “Народный депутат”:
     — Я думаю, никакой угрозы для России нет, потому что существует определенный паритет ядерного вооружения: допустим, у нас сейчас три с половиной тысячи ракет, и хотя бы одна из них в случае чего все равно долетит до США. И даже если мы их количество сократим, все равно вероятность попадания останется достаточной. А во-вторых, увеличение военного бюджета США происходит не под ракетное вооружение, а под создание ПРО, и это следствие лоббирования определенных промышленных и военных кругов, желающих получить от государства финансовые вливания. Но надо сказать американцам, что огромные деньги, которые они намерены вложить в создание ПРО, все равно ничего не изменят, и доказательство тому — события 11 сентября. Кому нужно, тот все равно США достанет.
     Руслан ПУХОВ, директор Центра анализа стратегий и технологий (Центр АСТ):
     — Увеличение американцами военного бюджета подтверждает следующий факт: несмотря на то, что США часто апеллируют к союзникам — как старым, по НАТО, так и новым, в том числе и к России, — все равно в своей военной доктрине опираются на собственные решения и принимают их самостоятельно. Это означает, что они полностью, до конца, никому не доверяют. США хотят иметь полностью автономный военно-промышленный комплекс и военную стратегию, тем самым еще раз подтверждая свой курс на одностороннее проведение политики.
     Можно сказать, что призывы США после 11 сентября о создании коалиции по совместной борьбе против терроризма являются в определенной степени лукавством. Там, где им выгодно, они действуют сообща, там, где нет, — самостоятельно, без оглядки даже на своих ближайших партнеров, одновременно призывая других принимать важные военные и политические решения с учетом интересов третьих стран. Это и есть политика двойных стандартов.
     Но при этом все, что США проводят в военно-политической области, не является неожиданностью. Все это было прогнозируемо и заложено в программе президента Буша-младшего. Так что нынешние разочарования — это проблемы не США, а наши: мы лишь напрасно понадеялись на лучшее. А они заявляли, что увеличат военные расходы, — и сделали это. Так что политика США делается не исходя из гуманитарных общечеловеческих ценностей, а строго из своих конкретных интересов.
     Иван САФРАНЧУК, глава российского представительства Центра оборонной информации (Center for Defense Information):
     — Увеличение военного бюджета США было запланировано еще в предвыборной программе Джорджа Буша, и он лишь последовательно ее выполняет. В ближайшей перспективе это не должно отрицательно сказаться на безопасности России, поскольку военные программы США, на которые увеличивается финансирование, не направлены против нее и ей не угрожают. То есть увеличение военного бюджета США не означает, что России срочно необходимо предпринимать ответные шаги. Однако это означает, что оборона США поднимется на качественно новый уровень, поэтому активизация военной реформы в России также необходима.
     Владимир ВОЛОШИН, директор Центра исследования промышленной
     политики ИМЭПИ РАН:
     — Не надо рассматривать увеличение военных расходов в США как усиление противостояния. Теракты 11 сентября в Нью-Йорке показали, что для США главный враг — международный терроризм, а проведение борьбы с ним требует огромных финансовых расходов. Поскольку Россия также ведет антитеррористическую борьбу в Чечне, то враг у нас общий. Но США — богатая страна, имеющая возможность увеличивать расходы на борьбу с терроризмом, а у нас такие возможности ограничены.
     Герман ВЛАСКИН, ведущий научный сотрудник ИМЭПИ РАН:
     — Глубоко заблуждаются те, кто думает, что мы сможем дать симметричный ответ. Такого ответа не будет — это глупо, это не наша задача. У нас политика — оборонная, а главная военная задача — обеспечить мирное окружение своих границ. Нам остается лишь проглотить этот факт, так как эффективный ответ с нашей стороны просто невозможен по материальным причинам. Да и по смыслу нам не надо делать альтернативного ответа: ведь увеличение военных расходов в США направлено не против нас.
    


Партнеры