Костя-Осетин никого не боялся

Две главные версии убийства директора “Пекина” — любовь и деньги

31 января 2002 в 00:00, просмотров: 6727
  Полным ходом идет расследование убийства гендиректора гостиницы “Пекин” Константина Георгиева (Кости-Осетина). При более тщательном осмотре места происшествия и его окрестностей оперативники нашли орудие убийства — пистолет Стечкина, выброшенный убегающим киллером. Обойма, рассчитанная на 16 патронов, оказалась пуста.
     Напомним, что Константин Георгиев был расстрелян 28 января на территории Центрального института травматологии и ортопедии.
   
  ЦИТО серьезно охраняется. Чтобы подобраться к жертве, киллер, как предполагают в прокуратуре Северного округа, ведущей следствие, перелез через бетонный забор. Таким же образом он, скорее всего, и покинул место происшествия. Причем сначала явно бежал в сторону запасного выхода, но потом все же решил махнуть через ограду. Оружие убийца бросил не на самом месте происшествия, как это всегда делают профессионалы, а уже за забором. Пистолет Стечкина нашли под трубой теплотрассы в районе дома №10 по улице Приорова.
     Как нам сказали в прокуратуре САО, свидетелей происшествия было немного, и фоторобот преступника составить крайне сложно. Нет пока и приоритетных версий убийства. Проверяются все связи Георгиева, в том числе и личные. Вот, пожалуй, и все, чем следствие готово поделиться с журналистами.
     Наши неофициальные источники оказались несколько разговорчивее.
     Первая версия, которая приходит в голову, связана с работой Георгиева. “Пекин” входит в список отелей, которые в ближайшее время ждет реконструкция. Якобы на “Пекин” планировалось выделить 200 млн. долл. — чтобы построить там новые корпуса, современный спортивно-оздоровительный комплекс. Конечно, такие большие деньги — лакомый кусок. Но “Пекин” — городская собственность, и гендиректор вряд ли мог “увести налево” большую сумму.
     Есть и другая “коммерческая” версия. Целый подъезд гостиницы — “чекистский”. Там останавливаются командированные сотрудники ФСБ, там они встречаются с агентурой, отмечают свои праздники. Георгиев был в курсе многих происходивших под его крышей комитетских мероприятий. Через него якобы проходил чекистский “черный нал”. Возможно, в последнее время эти деньги кое-где оседали. Что могло вызвать раздражение высоких покровителей.
     Говорят также, что погибший был очень неравнодушен к женскому полу, отчего у него часто возникали конфликты с мужчинами. Дело даже доходило до прямых угроз, но вряд ли ревность могла стать серьезным мотивом для такой расправы.
     Кроме того, Константин Георгиев предпочитал решать все свои проблемы сам и спуска обидчикам не давал. Несколько лет назад в “кабаке” порезали его племянника. И Георгиев лично разбирался с виновными — после чего те вполне могли затаить на него обиду.
     Еще в феврале 1996 г. он проходил по делу об убийстве на Большой Черкизовской улице известного сокольнического “авторитета” Владимира Кутепова (Кутепа), который числился в мазуткинской группировке. Кутеп контролировал часть Преображенского рынка и конфликтовал с ореховскими и курганскими бандитами. Его застрелил известный курганский киллер Саша Солдат. Тот самый, который затем расправился с Солоником.
     Константину Георгиеву тогда тоже предъявили обвинение, но не собрали необходимых доказательств и отпустили. На днях в Москве закончился суд над членами курганской группировки. Не исключено, что всплывшие на суде факты послужили причиной расправы с Георгиевым.
     ...В коридоре “Пекина” всех посетителей встречает траурная растяжка: “Константин Георгиев погиб при трагических обстоятельствах. Соболезнуем и скорбим”. На первый взгляд жизнь в гостинице идет своим чередом. Но на самом деле все потихоньку обсуждают происшествие.
     Секретарша одного из офисов равнодушно пожимает плечами: “Из-за денег убили, естественно. Из-за финансовой пирамиды”, — и выпархивает из лифта.
     — У вас такое трагическое событие... — заговариваю с менеджером одной из многочисленных турфирм.
     — Это не у нас! — отрезает он. — Это там, где мы помещение арендуем.
     Арендаторам эта трагедия, в общем, по барабану. Менеджер другой фирмы возмущенно говорит, что условия “сотрудничества” с “Пекином” — просто грабительские:
     — Хотя каждая комната телефонизирована, каждый телефонный номер приходится “выкупать” за 400 долларов. И отношение к коммерсантам плохое. Каждый месяц, когда приходит время платежей, звонит горничная: “У вас долг. Не оплатите до завтра — комнату опечатаем”. Притом что живут они только за счет сдачи номеров в аренду. А с января арендную плату повысили на 40%... Деньги здесь крутились огромные. Из-за них и убили.
     — А может, из-за женщины?..
     — Может быть. Константин Васильевич человек был любвеобильный. К одной нашей девочке-блондинке подходы искал...
     Напротив “Пекина” висит огромный рекламный щит с фотографией подруги Георгиева — Татьяны Лихачевой, веселой и загадочной.
     А финансовый директор “Пекина” Виктор Катаев выглядит очень усталым. На него разом свалилось все: от смерти друга и организации панихиды до обеспечения нормальной работы гостиницы. Однако дать свой комментарий — только для “МК” — он не отказывается.
     — Все сейчас пытаются опорочить этого человека и свести его гибель к “воровской” разборке. Но “Пекин” тут ни при чем! Решение о реконструкции было принято еще в 1998 году. Планировалось выделение до 200 млн. долларов из городского бюджета. А в 1999 году постановление было снято с контроля правительства Москвы в связи с отсутствием средств. Заказчиком в любом случае выступало финансово-хозяйственное управление мэрии Москвы. Все деньги поступили бы туда, а не нам. Гендиректор не смог бы распоряжаться этими деньгами. Наоборот, за два года директорства Костя превратил “Пекин” в стабильно развивающееся предприятие. Он пришел, когда долг перед бюджетом составлял 9 млн. руб. А уже на следующий год нас наградили престижной премией гостиничного хозяйства Москвы “Хрустальная ладья” за высокие экономические показатели.
     — Тогда какова ваша версия убийства?
     — Почему-то никто не обратил внимания на то, что Георгиев с февраля 2000 года был главным советником губернатора Московской области. Правда, на общественных началах, но — главным. Уверен, что корни этого преступления надо искать там. Сейчас новый губернатор ломает старую коррупционную систему. Костя был его убежденным сторонником. А когда ломают, это всегда больно...
     — Почему Георгиев приехал в ЦИТО без охраны?
     — От охраны он сам отказался еще в ноябре 1999 года. А на вопрос: “Почему?” — всегда отмахивался. Мол, я никому ничего не сделал плохого, и мне нечего бояться.
     — Я с ним разговаривал за 20 минут до трагедии, — грустно закончил наш собеседник. — У нас была делегация из Саудовской Аравии. Как раз насчет возможных инвестиций в реконструкцию гостиницы. Костя позвонил из ЦИТО, поинтересовался, как идут переговоры, сказал, что он у врача и будет через час. А через час я узнал, что его убили...
Хроника громких “гостиничных” преступлений
     16 января 1995 г. — в гостинице “Метрополь” взорвался детонатор мины, заложенной у дверей одного из постояльцев, гендиректора калининградской финансовой компании. Зданию был нанесен материальный ущерб, но обошлось без жертв.
     3 ноября 1996 г. — убит совладелец гостиницы “Рэдиссон-Славянская” американец Эдвард Пол Тэйтум.
     7 января 1998 г. — убит генеральный директор гостиницы “Россия” Евгений Цымбалистов.
     26 апреля 1999 г. — в гостинице “Интурист” прогремел мощный взрыв. 11 человек получили ранения различной степени тяжести. 20-й этаж гостиницы, где были расположены офисы фирмы “Московит” и других коммерческих структур, превратился в руины.
    


Партнеры