Сердце газодобычи

1 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 205

Как чувствует себя власть района, на который приходится 43% добычи газа страны?
– Конечно, уровень жизнь в нашем районе выше, чем, например, в Калужской или Тульской областях, – у нас нет задержек зарплаты, нет проблем с электричеством. Однако сейчас муниципальным образованиям нет никакой выгоды развивать нефтегазодобычу. В результате изменения законодательства и структуры бюджетного федерализма проиграли именно территории. С 2002 года у нас забрали даже плату за недра. Так что от развития газо- и нефтедобычи мы получаем только идеологические и социальные проблемы. Хотя, наверное, легче всего у округа-донора выкачать все деньги, а взамен ничего не отдать.
«ДЛ»: Как строятся взаимоотношения власти Пуровского района с предприятиями?
– Идет хороший диалог. Руководители предприятий помогают району за счет прибыли.
«ДЛ»: А какие у района перспективы?
– Вон, на карте все видно – сколько запасов открыто, сколько разведано, сколько находится в разработке. Перспективы хорошие.
«ДЛ»: Но ситуация с газом сейчас не столь благоприятная – добыча падает.
– Добыча падает только лишь потому, что не вводят новых месторождений.
«ДЛ»: Все сетуют на то, что стало больше трудноизвлекаемых запасов.
– Это понятно. Конечно, все хотят сливки снимать. Но надо же и вглубь опускаться – разрабатывать месторождения.
«ДЛ»: Получается, до сих пор происходит использование ресурсов еще советских времен – старые месторождения, то же оборудование.
– В плане технического перевооружения и инвестирования в труднодоступные месторождения никто буквально не хочет палец о палец ударить. Только, пожалуй, «Роспан» работает в этом направлении, да и то потому что там Фарман Курбанович Салманов – геолог от Бога. Только благодаря его упорству и настойчивости были обнаружены богатейшие запасы попутного газа и газоконденсата. Правда, там следует бурить уже не на 1300, как принято, а на 3400 метров.
«ДЛ»: При такой глубине потребуются и вложения гораздо большего порядка.
– Конечно – другая техника, другие конструкции и другие деньги. Но и отдача будет соответствующей. Но для начала надо вложить значительные средства. Согласитесь, нельзя всегда получать только «легкий» газ. Надо хотя бы собрать тот попутный газ, который есть у нефтяников. Я бы, например, не дал бы ни одной нефтяной корпорации ни одного месторождения до тех пор, пока они не решат проблему с попутным газом. А они предпочитают его сжигать, чтобы не возиться.
«ДЛ»: Но некоторые корпорации, например, «Сургутнефтегаз», уже занялись переработкой попутного газа…
– Знаете, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Когда едешь на машине, все небо – в факелах… А там только один Богданов.
«ДЛ»: Все-таки почему нефтяники пренебрегают переработкой газа?
– Во-первых, это требует средств. Сегодня, наверное, они считают, что выгоднее спалить, чем переработать газ. Отчасти их тоже можно понять: при нынешней цене попутного газа переработка становится бессмысленной. Должна существовать осмысленная государственная политика. А Федеральная энергетическая комиссия, напротив, занижает тарифы вразрез экономической логике.
«ДЛ»: А как людям живется на Севере? Отток населения существует?
– Пожалуй, сейчас уже нет. А раньше был хороший отток. Приезжало много людей на заработки, но оставались единицы. Не случайно говорили, что на Севере и народ другой. Нет, народ-то тот же. Просто оставались лучшие.
«ДЛ»: А вы сами сколько уже на Севере?
– 29 лет.
«ДЛ»: Считается, что нефтяные районы являются более криминогенными, чем газоносные провинции. У вас много бандитов?
– Тарко-сале пока не делили. Попытки были, но мы им сильно ударили по рукам.
Наверное, в газовых районах спокойнее потому, что «Газпрому» удалось сохранить свою структуру, да и кадры там были по-другому воспитаны. А в нефтянку пришли, в основном, случайные люди, и из генералов практически никого не осталось, кроме, пожалуй, Богданова. Да и шли эти «новые покорители» «черного золота» по головам, с абсолютно другим мышлением.
«ДЛ»: А почему все-таки в газ не пустили, а в нефтянку пустили? От кого это зависело – от первых лиц?
– Решения принимались в Москве.
«ДЛ»: Правда ли то, что сейчас лицензию можно отобрать у кого угодно – было бы желание у власти?
– Это так, поскольку правила игры в этой области законом не определены – они описываются то лицензионным соглашением, то другими документами. И всегда есть к чему придраться.
«ДЛ»: Говорят, что целостность Ямало-Ненецкому округу удалось сохранить благодаря Юрию Неелову: он не допустил развала и растаскивания ресурсов территории.
– Он очень много сделал для округа. И если он будет баллотироваться в губернаторы, его, несомненно, изберут 80% голосов. Юрий Васильевич собрал прекрасную команду. Причем сотрудников он отбирает не по личной преданности, а по деловым качествам.
«ДЛ»: Что вас особенно беспокоит?
– Народ должен жить везде одинаково, независимо, город ли это – Ноябрьск ли, Новый Уренгой или поселки типа Тарко-Сале, Пурпе. Везде должны быть нормальные бытовые условия: нормальное жилье, горячая и холодная вода, канализация, продукты и досуг. Посмотрите, Губкинский вон как отстроили – прекрасный город. В то же время люди, которые строили, с которых, собственно, и начиналась славная история освоения месторождений Пуровского района, сейчас живут в балках, в абсолютно ненормальных условиях. Получается, люди сделали благо для «Пурнефтегаза», а остались там, куда и приехали несколько десятилетий назад. Я считаю, что это неправильно.
«ДЛ»: Что будете предпринимать?
– Да вот недавно первую программу переселения по округу приняли. Юрий Васильевич 90 млн. руб. на первый этап дал. Будем переселять.
«ДЛ»: Скоро Тарко-Сале исполнится 70 лет. Какие перспективы? Надо и дальше вкладывать, осваивать по принципу «нефть – Родине, деньги – жене» ?
– Жизнь заставит. Но не ради самих себя – ради страны и ее благосостояния. Есть другая поговорка: «Нефть и газ Родине любой ценой».
«ДЛ»: А как в Пуровском районе обстоят дела с демографической ситуацией?
– Рождаемость растет.
«ДЛ»: Что, по вашим наблюдениям, самое главное изменилось на Севере за последние десятилетия?
– Главное – молодежь стала несколько другая, более целеустремленная, прагматичная, трудолюбивая… Молодежь у нас прекрасная – просто слов нет.
«ДЛ»: Говорят, на Севере остро стоит проблема наркомании?
– Есть такая беда. Но мы ведем профилактику всеми возможными способами. В Ханомии, к примеру, извели на 100%: просто милиции удалось выявить канал. Поймали дилера, посадили в машину, вывезли его за пределы поселка, дали кайлу, лом, лопату и велели копать. Дело было зимой. Он копал, потом упал на колени на словами: «Ребята, отпустите, и я скажу, чтобы больше к вам не приезжали». Отпустили мы его. С тех пор действительно никто не привозил в поселок наркотики. Вот так.
«ДЛ»: В свое время вы возглавляли «Пурнефтегазгеологию». Где вам сложнее работать – в бизнесе или на государственной должности?
– Здесь, конечно. Проблем очень много. В бизнесе многое все-таки зависит от человека. Если хорошо работаешь, всегда есть результат. Да и потом – там все гораздо понятнее, все можно структурировать.
«ДЛ»: Какие у вас ближайшие планы?
– Строить жилье, больницы, школы, культурные центры, проводить обустройство поселка.



Партнеры