Последний оплот «старой гвардии»

1 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 204

Генерал в «Газпроме» – это почти все: их уважают, и именно они отвечают за драгоценные кладовые «голубого топлива». Случайных генералов не бывает. Равно как и вообще раньше никогда не было «чужих» в монополисте.

Газовые генералы ушли в глухую оборону
В «Газпром» на эту должность приходили только проверенные годами люди – те, которые стояли у истоков газа и знали цену скважин и кубометров «голубого топлива», и те, кто испытал на себе все основные заповеди недр. Генералы прошли все без исключения ступеньки карьерной лестницы и нутром познали превратности и радости суровой жизни газодобытчика.
Ни при Черномырдине, ни при Вяхиреве ротаций на уровне генеральных директоров никогда не проводилось. Перемещения случались крайне редко и, в основном, по просьбе самих генералов.
В «Газпроме» всегда существовала жесткая субординация и непререкаемая дисциплина, и у каждого существовал свой жестко заданный коридор карьерного роста. Недаром «Газпром» всегда считался почти военной организацией. Правда, если бы не это, «Газпрома», наверное, тоже бы не существовало.
Устойчивость и мощь концерна заключалась именно в системе. Все генералы жестко придерживались общей линии. Но особенно они сплачивались в моменты, когда усиливался прессинг на монополиста – тогда уж точно заканчивались все личные интересы и раздраи. Все знали: если кто-нибудь уступит напору извне, наступит крах. Тяжелой же артиллерией топ-менеджеров «Газпрома» всегда являлись растущие объемы газодобычи – именно это позволяло монополии сохранять свой статус и диктовать условия властям.

Там, где природа говорит
Система немного зашаталась в 1997 году, когда правительство объявило крестовый поход против монополий. ТЭК тогда курировал Борис Немцов. Вовсю шли разговоры о том, что монополистов следует расчленить, а с Севера надо бы снять надбавочные коэффициенты.
Чтобы немного вникнуть в проблему, Немцов отправился на Ямал. На месте его радушно встретил губернатор ЯНАО Юрий Неелов. После официальной части Неелов провел небольшую экскурсию: показал буровую, вышки, дороги-зимники и бесконечные, почти без растительности, снежные просторы. Причем когда на очередном «объекте» Немцов начинал робко поглядывать в сторону теплой машины, Неелов особенно оживлялся и с воодушевлением тащил гостя показывать что-нибудь еще из местных достопримечательностей. Все бы ничего, но на улице тогда стоял хороший минус, около 40°, и немного поддувал пронизывающий до костей континентальный ветер. Неелов, правда, был, как и водится в тех местах, – в унтах, в тулупе. Немцов же, говорят, одет был несколько не по погоде, скорее, по-московскому – в ботиночках на тоненькой подошве и в чем-то там еще а-ля demi-saison.
Доподлинно неизвестно, как пережил свое путешествие на Ямал Немцов, но о северных коэффициентах правительство немедленно забыло. Равно как и о естественных монополиях. Правда, как оказалось, всего на несколько лет.

Следующий перелистнул эпоху
До лета 2001 года «Газпром» сохранил с советских времен не только объемы производства, но и всю систему – от добычи до подбора и расстановки кадров. Приход Миллера сильно изменил атмосферу в доме на
ул. Наметкина, перемешал в центральном офисе подразделения и лица, а также стоил кресел первым лицам торговых и экспортных компаний монополиста – «Межрегионгаза» и «Газэкспорта». Единственное, что осталось незыблемым – добывающие предприятия «Газпрома», их многотысячные коллективы и генералы.
Правда, один из ямальских генералов – Александр Ананенков, ранее возглавлявший «Ямбурггаздобычу», теперь работает на ул. Наметкина – зампредом. Но согласно иерархии в «Газпроме», это единственное для генерала равноценное перемещение.
Доподлинно неизвестно, чем обусловлена «неприкасаемость» газпромовского генералитета, но вполне возможно, что производственная часть просто не волнует назначенцев Миллера: на нынешнем этапе первым лицом страны дана команда узнать, «где деньги», а премудрости добычи «голубого топлива» вынесены за скобки. Хотя вполне возможно, что в Кремле прекрасно понимают, что газпромовское производство попросту не потерпит ошибок и непрофессионализма. А достойных кадров, да и, пожалуй, претендентов на Крайний Север, в питерской команде нет.
Говорят, Миллер пришел в «Газпром», чтобы уничтожить монополию «старой гвардии». Сами же генералы всегда понимали, что смена первого лица в концерне будет означать смену эпох. Как видно, в «Газпроме» незаменимых людей тоже не бывает. Кроме генералов. А может, это только до поры до времени – до новой установки из Кремля.



    Партнеры