Парковки коммерческого периода

Торг с МВД ... уместен!

1 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 699
  ...Всякий раз, когда за нами закрывался шлагбаум и мы оказывались в чьей-нибудь “закрытой зоне”, у каждого из нас подспудно начинала шевелиться мысль: “Въезд — рубль. А выезд?..” Кому мы платим и за что? В чьей власти оказываемся, попадая на платную стоянку возле рынка, вокзала, супермаркета или аэропорта? В поисках ответа на эти вопросы творческая бригада журналистов “МК”, радиостанции “Эхо Москвы” и телевизионной программы “Времечко” отправилась на весьма рискованную экскурсию.

Дорого, но мило...

     Хозяева торгового комплекса “Дорогомиловский” — в отличие от других крохоборов — снисходительно позволяют всякому бесплатно парковаться на своей территории аж целый час и платить по 40 рублей лишь за каждый последующий. Однако расслабленного таким неожиданным гостеприимством водителя они нередко вынуждают платить... гораздо большие суммы. Как ни смешно — за выдуманные прегрешения.
     ...Заезжаем за шлагбаум, получаем у охранника отпечатанный типографским способом талон с указанием номера машины, времени заезда и занимаем указанное им место. О том, что на оборотной стороне парковочного талона прописаны некие условия, выполнять которые обязан всяк сюда попавший, охранник умалчивает.
     Ни минуты не задерживаясь на чужой территории, подруливаем к шлагбауму на выезде и вопросительно смотрим на дядю в униформе.
     — Талончик... — протягивает руку он.
     Театрально бьем себя сначала по карманам, потом по лбу и, краснея, признаемся:
     — Потеряли...
     — За утерю — штраф двести рублей.
     Пытаемся возмущаться:
     — А за что? Нам разве кто сказал, что его надо хранить? И почему так дорого?
     Пятнистый дядя приказывает поставить машину в сторонку и вызывает по рации “старшого”. Выросший из-под земли “старшой” жестом показывает — “за мной”. В полуподвальной комнатке охраны при закрытых дверях и приставленном к ним часовом он со знанием дела начинает втирать:
     — Вы не понимаете: здесь частная территория, и мы можем устанавливать и свои правила, и свои штрафы. Вы талон почитайте — там написано: “За утерю талона и нарушение Правил дорожного движения штраф 200 рублей”. Захотим — будем и больше брать.
     — Это беззаконие, гражданин начальник, — парируем мы. — И поэтому платить не будем.
     Набившиеся к этому времени в каморке человек пять охранников, пришедших посмотреть на злостного неплательщика, с недовольным видом удаляются за дверь — на совещание. Оценив обстановку, они справедливо решают, что назревающий скандал может обойтись им дороже, чем недополученные 200 рублей, и “снисходительно” — сквозь зубы — цедят:
     — Интересы клиента для нас прежде всего. Пусть уматывают...
     Унося ноги, мы решаем, что на рынок обязательно вернемся: Дорогомиловский рынок — это государство в государстве, на территории которого не действует не только Кодекс об административных правонарушениях, но, видимо, и УК с УПК вместе взятые. А значит, нам не дадут пять лет — за кражу, пятнадцать — за убийство и вышку — за изнасилование. А накажут скорее всего по универсальной коммерческой ставке в 200 рублей.
     Это — шанс...
 И тут нас осенило!     Филькиной грамоте, именуемой талоном парковки, даже грош — высокая цена, ибо прописанные в нем положения, в частности — о штрафах за утерю талона, не предусмотрены ни Кодексом РСФСР об административных правонарушениях, ни каким-либо другим государственным нормативно-правовым актом. Они выдуманы исключительно местной администрацией и потому имеют такую же юридическую силу, как и кривая надпись на заборе “За свалку мусора штраф — тыща рублей!”.
     Нелепо выглядят и предупреждения о штрафах за нарушение на территории рынка Правил дорожного движения. Ведь понятно, что фиксировать нарушение ПДД имеют право лишь государственные структуры (в основном — ГИБДД), а налагать за них взыскания — исключительно уполномоченный на то орган. Например, суд.
     Сотрудникам рынка (к их вящему неудовольствию) не дано право даже определять, какое нарушение “сколько стоит”, ибо это — исключительная прерогатива депутатов Государственной Думы. Нельзя воспринимать всерьез, что при наличии гигантской вилки в штрафах, предусмотренных КоАП РСФСР (от 20 рублей до полутора тысяч), Дорогомиловский рынок наказывает всех нарушителей ПДД независимо от масштаба деяния (!) универсальным штрафом.
     Каждому въезжающему на территорию рынка важно, таким образом, знать, что требование оплатить штраф за нарушение ПДД, а тем более — за утерю талона, прямо подпадает под статью 159 УК РФ “Мошенничество”, ибо ставит своей целью завладение денежными средствами путем злоупотребления или обмана группой лиц по предварительному сговору. Ведь не каждому же известно, что платить вымогателям он не обязан.
     Необходимо помнить также, что ни один охранник за вышеперечисленные “грехи” не имеет права удерживать автомобиль в качестве залога до уплаты мифических штрафов! В противном случае любой суд квалифицирует удержание автомобиля как произвол и самоуправство со всеми вытекающими из этого последствиями — тяжестью отнюдь не в 200 рублей...

Гюльчатай, открой... багажник!

     Через охраняемый кордон к павильонам торгового центра “Электронный рай”, что примостился вблизи станции метро “Пражская”, всякому желающему удается проехать, открыв не только кошелек. Дяди в пятнистой униформе, к правоохранительным органам, надо полагать, не имеющие ни малейшего отношения, настоятельно требуют открыть и представить для досмотра... багажник. Не дашь охраннику порыться в личных вещах — в рай не попадешь...
     Деваться некуда — открываем багажник и робко спрашиваем:
     — А кто, собственно, наделил вас, неизвестный товарищ, правом копаться в моих вещах? К тому же — без понятых и протокола досмотра?
     — Начальство... — хмуро отвечает униформа. — А не нравится — поворачивай оглобли!
     Да ни за что! Ибо душа уже настойчиво требует автора.
     Таковых оказывается двое — начальник милиции общественной безопасности ОВД “Чертаново-Центральное” майор Великов и командир взвода этого же ОВД капитан Васенков. Оказывается, аккурат месяц назад они крепко посовещались, сочинили бумагу под названием “Протокол инструктивного совещания”, спихнули свои полномочия коммерсантам и удалились в неизвестном направлении.
     Идем к начальнику стоянки.
     Наводящий ужас одним лишь грозным видом начальник сдвигает брови:
     — Это вам не партийная болтовня! Тут настоящее дело делается! Не мешайте работать! Ну-ка, предъявите ваши документы!
     Предъявлять личные документы человеку, не наделенному правом их проверять, желания не возникает. И тогда нас “вежливо” выставляют за дверь:
     — Вас таких умных по десять человек в день ходит, — бурчит кто-то из сподручных вслед. — Не таких лечили...
     И тут нас осенило! В соответствии со статьей 243 КоАП РСФСР досматривать вещи и багаж могут исключительно уполномоченные на то должностные лица органов внутренних дел либо иные государственные органы. Правовой же статус работников правоохранительных органов, как гласит Закон РФ “О частной детективной и охранной деятельности...”, не распространяется на частных охранников! Это значит, что должностные лица ОВД “Чертаново-Центральное” делегировали свои права некой частной организации вопреки закону! Спасибо, что не дали “добро” на отстрел тех, кто отказывается открыть багажник, то есть “оказывает злостное неповиновение”.
     Получив столь сомнительное право, коммерсанты-охранники походя надругались над Конституцией, статья 19 которой гарантирует равенство граждан перед законом независимо от их имущественного положения. Они же, досматривая все автомобили, разделили граждан на две категории, исходя из их имущественного положения: имеешь автомобиль — подвергаешься унизительной проверке, не имеешь — сохранишь человеческое достоинство.
     Да и вообще, кто сказал, что бомбы отныне возят только в багажниках, а не в авоське?..

“Ваш билет!” — “А у меня единый...”

     К вечеру третьего дня мы посчитали, что уже ничто не сможет удивить нас. Не поверить своим глазам мы могли теперь только в одном случае: если бы нарвались на платный въезд в городскую больницу или морг. Однако нам неслыханно повезло: у нас потребовали деньги за въезд на территорию Подольского отдела... ГИБДД.
     Внушительный забор, оцепивший со всех сторон милицейский оплот, раздвигается перед всяким желающим подъехать к зданию ГИБДД лишь за дежурный червонец! Три разнокалиберных мужика на воротах, деловито опуская и поднимая цепь, по-отечески заботливо предупреждают:
     — У нас тут за деньги... Если денег нет — ставьте машину за воротами.
     Не ставим — извлекаем десятку и безропотно вручаем деду в занюханном тулупе. В ответ получаем еще пуще занюханную бумажку — разовый пропуск. Цепь звякает о землю...
     На территории ГИБДД в ожидании инспектора МРЭО в две шеренги стоят “ГАЗели” — свеженькие, без номеров. Спрашиваем у водил:
     — С вас тоже бабки брали?
     Недовольно кивают — им, сердечным, для получения регистрации и прохождения техосмотра пришлось выложить по лишнему червонцу, ибо инспектор ГИБДД отказался осматривать автомобили не на “своей” территории.
     Заходим в здание, машинально засовывая руку в карман: а вдруг и здесь попросят? У-уф, пронесло... В дверях кабинета заместителя начальника отдела ГИБДД товарища Алексеева сталкиваемся с хозяином кабинета. Представляемся, спрашиваем: что это, мол, за правила такие и кто их установил?
     Под объективом видеокамеры боевой капитан смотрит на нас как на новые ворота, пятится задом и, заикаясь, бормочет:
     — Не скажу... С-сначала получите р-разрешение на то, чтобы задавать мне вопросы... Вопросы есть?
     Уходим...
     На выезде представляемся охранникам. Старшой — словоохотливый Сергей Иваныч — без тени сомнения разъясняет:
     — Наша фирма построила это здание и передала его отделу ГИБДД в аренду. Территория же вокруг здания, арендованная нами у государства, осталась нашей. Мы как ее хозяева по согласованию с местной администрацией и установили плату за въезд... А что плохого? Вы знаете, сколько у старого здания ГИБДД автомобилей угоняли? А я вам скажу — немерено! А от нас не угонишь...
     Робко интересуемся:
     — Значит ли это, что в случае кражи новенького автомобиля, коих сюда для постановки на учет пригоняют видимо-невидимо, ваша фирма вернет собственнику полную стоимость похищенного?
     Сергей Иваныч обижается:
     — Ну а как же... Конечно же!
     Напоследок подбрасываем идею:
     — А слабо в дверях вместо сержанта с пулеметом поставить турникет, как в метро, и собирать за вход хотя бы по пятерке?
     — Надо подумать...
И тут нас осенило!     Сказать, что обнаглевшие коммерсанты нахально и по уши обложили государственную структуру, язык не поворачивается: с коммерсантов, кроме как за то, что они складывают деньги в карман и не выдают никаких подтверждающих факт оплаты документов, больше спросить нечего. Им не поставишь в вину даже требование оплаты, ибо они вправе устанавливать на въезд на арендованную ими территорию любые, не противоречащие закону ограничения. Не спросишь с коммерсантов и возмещения стоимости похищенного с их территории автомобиля, ибо клочок бумажки под названием “разовый пропуск” — не договор хранения с описью имущества и вовсе не возлагает на коммерсантов обязанность стеречь ваш автомобиль. Более того, ни один суд не примет эту макулатуру в качестве доказательства того, что ваш автомобиль вообще на эту стоянку заезжал!
     Драть как сидорову козу за платный проезд к ГИБДД необходимо как минимум администрацию Подольска, с разрешения которой (если верить работникам фирмы) и взимается плата за доступ к “телу” ГИБДД. Ведь, узаконив поборы, дружный альянс гаишников и местной власти преступил статью 17 Конституции РФ, которая прямо указывает, что реализация каких-либо прав и свобод граждан не должна нарушать права и свободы других лиц. А условие оплаты за въезд на смотровую площадку МРЭО, понятное дело, препятствует гражданам в реализации их законного права на регистрацию автомобилей и прохождение технического осмотра.
     Да и вообще, нелепо это — платить за гарантированное государством каждому гражданину право беспрепятственно (а самое главное — бесплатно!) обращаться в правоохранительные органы...

По турпутевке — на Колыму

     С какой стороны ни посмотри, все едино: милиция умаялась от своих забот и то и дело норовит свалить работу на чужие плечи. А чужие плечи, если чего недополучат, сами норовят прихватить чужих — милицейских — прав. И пользоваться ими, разумеется, на коммерческой основе.
     Злые языки утверждают, что, если эксперимент по приватизации МВД завершится успешно, к 2005 году милицейские вытрезвители будут переданы винно-водочным заводам, органы следствия и дознания — клубу “Что? Где? Когда?”, а тюрьмы и колонии — туристическим агентствам...
    



    Партнеры