Спи, моя радость, умри

В открытую дверь, за которой погибали дети, так никто и не вошел

2 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 780
  Вчера “МК” вкратце рассказал жуткую историю о том, как психически больная женщина уморила голодом 8-месячного мальчика. В той же квартире милиционеры нашли еще одного ребенка — девочку, до крайности запущенную, но, к счастью, живую. Малышку немедленно отправили в больницу.
     Сегодня стали известны новые шокирующие подробности произошедшего. Но самое страшное, что в огромном городе, где за жизнь людей отвечает масса разнообразных служб, не нашлось ни одного человека, кто обеспокоился бы судьбой двух брошенных детей.
    
Больше всего оперативников ОВД “Раменки” поразила обстановка в этом доме. Замков во входной двери нет, хлипкая дверь запирается... на пластилин. Жуткий помоечный запах сразу бьет в нос. Вся “однушка” захламлена до предела: горы рваной одежды, поролоновая труха и прочий хлам — там трудно даже передвигаться...
     На оперов сразу кинулась рыжая собака. Причем ни миски с водой, ни хоть какой-то еды для нее в квартире не обнаружилось. Зато по всей кухне были разбросаны засохшие макароны, яичная скорлупа, море фантиков...
     В комнате с черными, наглухо задернутыми шторами мрачно, как в подземелье. Одна стена украшена диким натюрмортом из разноцветных пятен. К подоконнику притулились дверцы от шкафа, у окна — черная кушетка без намека на постельное белье. На ней сидела крошечная чумазая девочка с белыми волосенками, выстриженными клочьями, и испуганно смотрела на гостей. Ее колотило крупной дрожью. То ли девочка была накачана какой-то дрянью, то ли просто никогда не видела чужих людей и всех боялась.
     Рядом стояла старая прогулочная коляска. В коляске, на клочках какой-то грязной меховой подстежки, лежал, раскинув ручки, мертвый, вконец изможденный младенец. Маленький скелетик в колготках и байковой рубашке. Уже потом выяснилось, что звали его вроде как Володя, и ему было около 8 месяцев.
     Хозяйка, 39-летняя Анна Б-ва, инвалид 2-й группы по психиатрии, обутая в сапоги на босу ногу, одетая в юбку и несколько замызганных халатов, равнодушно кивнула на коляску: “У меня ребенок умер. Я ничего не делала, он больной был. Да и не мой ребенок-то. Я — няня”. А кормила грудничка эта “няня” яйцами и хлебом, иногда поила магазинным молоком...
     Ничего вразумительного на вопрос, почему дети в таком состоянии, Анна ответить не смогла. Однако заявила, что обращалась за помощью в детскую поликлинику и в органы опеки, но везде ей отказали. Она даже хотела усыновить детей, но и этого ей якобы не разрешили. А когда милиционеры хотели забрать с собой девочку, хозяйка неожиданно заголосила, умоляя оставить детей в покое.
     Когда девочку привезли в ОВД “Раменки”, весь отдел сбежался посмотреть на нее. Малышка сразу накинулась на еду, пыталась взять ложку, но сил у нее не хватило. Булочку она проглотила вместе с салфеткой и стала просить: “Ва-да!” Жадно напившись, девочка наконец сказала, что зовут ее Рита. Женщины подарили ей куклу, и в 7-ю больницу малышка пошла, крепко прижимая к груди “лялю”.
     Мы хотели навестить Риту в больнице, но больничное руководство держит круговую оборону, никого к девочке не пускает, а врачам запрещает отвечать на вопросы о ее здоровье. Однако сердобольная нянечка подтвердила “МК”, что девочка поступила к ним в крайне плачевном состоянии, плохо говорит. Врачи считают, что ей два или три года, — точнее пока, до заключения экспертов, сказать трудно. Но надежды на выздоровление есть.
     Как же случилось, что за “пластилиновой” дверью умирали дети и никто не пришел к ним на помощь? Начальник службы участковых уполномоченных ОВД “Раменки” Александр Гущин утверждает, что участковый дважды посещал нехорошую квартиру. Сначала ему не открыли дверь, а в следующий раз он застал там маленькую Маргариту (она жила у Анны около года). Няня сообщила адрес матери, и участковый якобы даже с ней виделся. А вот мальчика в квартире тогда не было — он появился позже.
     Соседи говорят, что некоторое время назад кто-то действительно вызывал милицию. Из-за того, что за стеной все время выла собака. А дети молчали...
     Дом №9 по Мичуринскому проспекту — новостройка, ему всего три года, и среди жильцов мало знакомых. Впрочем, площадка 6-го этажа жила довольно дружно. Например, 82-летняя Мария Масленникова знала, что у соседки появились малыши.
     — Первый раз я увидела Риту в прошлом году, когда зашла к Анне за долгом. Меня поразила квартира. Хаос, все стены в каких-то разноцветных брызгах... Аня мне похвалилась, что сама покрасила, а теперь вот еще губной помадой финтифлюшки нарисует — и будет совсем славно. Я удивилась: откуда у нее ребенок? Она ответила, что взялась за девочкой присматривать, чтобы заработать денег.
     А в ноябре она мне сказала, что взяла еще одного мальчика, грудничка. Я спросила, как она с ними будет. Аня в ответ махнула рукой: “Да они у меня тихие”. Потом она жаловалась, что женщины, сбагрившие ей своих малышей, редко приезжают, и она часто сидит без денег.
     Теперь Мария Александровна переживает: “Детей ведь не слышно было совсем...”
     Второй сосед непутевой Анны Александр Державин говорит, что Анна Васильевна сначала часто забегала стрельнуть сигаретку. А потом возвращалась и говорила, что забыла у них, например, кожаный плащ. Или тарелку с пирогами. Они с женой сначала в шоке были, а потом просто перестали общаться со странной соседкой. Собака лаяла, а детей не слышно было.
     Самое удивительное, что слева от Анны (через стенку) живет депутат городской Думы. Который, в отличие от старенькой Марии Александровны, прекрасно видит и слышит. Но забот о москвичах у него, видно, столько, что обращать внимание на умирающих по соседству детей ему недосуг. Как недосуг участковому поразмыслить: почему у одинокой, психически больной женщины с его участка вдруг завелся чужой ребенок и как ему там живется.
     ...Теперь дверь в квартиру забита деревянной доской. Хозяйка — в психбольнице, мальчик — в морге, девочка — в больнице. А несчастную рыжую собаку милиционеры выпустили на улицу...
     Как нам сказал старший следователь Никулинской прокуратуры Эдуард Галстян, пока не получены результаты судебно-медицинской экспертизы трупа, решения о возбуждении уголовного дела не принято. Еще не известно, от чего именно умер малыш и кто в этом виноват. Хотя личность матери-кукушки уже установлена. Ее сейчас усиленно ищут.
    


    Партнеры