ПоКурри Яри!

3 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 576
  ...Удивительное, знаете ли, дело: пересекаешь российско-финскую границу — и ничегошеньки на первый взгляд не меняется. Та же природа. Тот же снег. Рельсы той же ширины, что и у нас (не то что в Западной Европе). Да что там, пресловутые березки — и то один в один наши!.. Вот только мало-помалу начинаешь замечать: домики-то у них поаккуратнее. Ни нашей сердце царапающей нищеты, ни родного новорусского размаха.
 
   
     И вообще, отличий между нами, положа руку на сердце, конечно, хватает. Что в той головоломке — десяток, наверное, легко наберется. Одних только ледовых катков в Финляндии сколько — знаете? Около двухсот пятидесяти. И это — на жалких шесть миллионов населения... “А мы специально подсчитали, — признаются бывшие наши (до 17-го года) соотечественники, — что на двадцать пять тысяч народу, включая и младенцев, и совсем уж стариков, должен приходиться один каток. Иначе — все, загнется нация!”
     Да что ж нам-то со своей сотней с хвостиком ледовых площадок на сто пятьдесят миллионов человек тогда остается?..
     Впрочем, за тем мы в страну Финляндию, собственно, и ехали. Не на Деда Мороза лапландского смотреть и не на оленях лихих кататься. Не красавцем кафедральным собором на Сенатской площади любоваться и не на памятник почитаемому там российскому императору Александру II глазеть. И, само собой, не в сауне париться и не дегустировать с вечера до утра знаменитую финскую водку — тем более что ночью-то и не купишь ничего: специализированные магазины, торгующие напитками крепче пива, работают только до восьми вечера (и исключительно по будням).
     Нет, ехали мы, как говорится в таких случаях, по обмену опытом. То бишь с намерением досконально изучить два суперсовременных финских спортсооружения: ставшую уже культовой “Хартвалл-арену” в Хельсинки и ледовый дворец в городе Эспо. Мы — это люди, которые очень хотят построить нечто подобное в Мытищах: главный районный архитектор Владимир Бакеев, директор городской проектной мастерской Александр Исаенко, главный врач районной СЭС Галина Морозова плюс, конечно, славные представители ОАО “Спартак-Мытищи” — технический руководитель Анатолий Ларин, начальник финансово-экономического отдела Елена Косьмина, ведущий экономист Оксана Кочеткова, а также разработчик бизнес-плана всего проекта Константин Гориславцев и финансовый аналитик его фирмы Сергей Власов... Ибо в том ведь и заключается идея вице-президента хоккейного клуба “Спартак” Гелани Товбулатова, который присоединился к нам уже там, в Финляндии: возвести по всей России как можно больше хороших ледовых арен и катков, кровно заинтересовав в этом и спонсоров, и местные власти...
     Ни о каком интервью с Яри Курри я, понятно, поначалу не думал.
     Это уже на второй день пребывания в Суоми, как сами называют свою страну финны, замечательный человек Хеймо Леппянен, организовавший нашу встречу на высшем уровне, ошарашил меня вопросом: “А не хочешь случайно пообщаться со знаменитым финским хоккеистом?” — “Конечно, хочу!” — выпалил я с искренней готовностью зубрилы-отличника, у которого поинтересовались, не желает ли он выйти к доске.
     “Это будет тяжело... — усмехнувшись, тут же окатил меня ушатом холодной воды Хеймо. — Дело в том, что Яри не любит журналистов”. — “Эка невидаль! — ухмыльнулся уже я. — Кто ж нас, горемычных, любит?..” — “Дело в том, — спокойно продолжил объяснять товарищ Леппянен, — что он недавно развелся. И сейчас крутит роман с “Мисс Финляндия” прошлого года. Очень красивая женщина... — мечтательно заметил Хеймо. — А журналисты — или как их еще называют...” — “...папарацци!” — подсказал я. “Да, именно! Помню, слово какое-то нерусское... Так вот, эти папарацци вечно пытаются что-то насчет его личной жизни разнюхать. И иногда у них даже получается... Да и вообще Курри не очень публичный человек. Такой, знаешь, самодостаточный. Интервью, пресс-конференции — ему это все не надо... Но я попробую договориться с его менеджером!”
     Пока Хеймо пробовал — я вспоминал, что же знаю о Курри. И вот что вспомнил.
     Зовут финскую “живую легенду” полностью — Яри Пекка Курри. Он был выбран на энхаэловском драфте “Эдмонтоном” в 1980 году под общим 69-м номером — и сразу стал чуть ли не лучшим другом и любимым партнером только-только набиравшего обороты Уэйна Гретцки. В первом же своем сезоне за океаном Яри набирал в среднем очко за матч: 75 очков в 75 играх. И пошло-поехало. В итоге с “Ойлерз” Курри пять раз выигрывал Кубок Стэнли, а также получил приз “Леди Бинг”, который присуждается игроку, умудряющемуся совмещать чисто хоккейные достоинства со спортивной честностью. А уж сколько раз он участвовал в матчах всех звезд!.. Кроме того, в сезоне-1984/85 Яри повторил рекорд НХЛ — 19 шайб в плей-офф. Потом он играл за “Лос-Анджелес Кингз” (опять же вместе с Гретцки), “Нью-Йорк Рейнджерз” и “Колорадо Эвеланш”, с которым вновь победил в Кубке Стэнли, — в результате у Курри на один чемпионский перстень больше, чем у Великого Уэйна!
     Всего за свою карьеру в НХЛ финн набрал 1398 очков (601 гол плюс 797 передач) в 1251 матче регулярного сезона. А еще 233 очка (106 шайб плюс 127 пасов) в 200 играх плей-офф.
     Удивительно ли, что он был избран в Зал хоккейной славы? Вместе с Майком Гартнером и Дэйлом Хаверчуком. И нашим Вячеславом Фетисовым.
     Это, кстати, и спасло. Имя Фетисова, как я убедился, открывает все двери. Как только мы с Хеймо придумали, будто Вячеслав Александрович просил передать Яри большой привет, он мигом расплылся в улыбке...
     — Слава — замечательный хоккеист и отличный человек. Полтора года назад я с большим удовольствием откликнулся на предложение сыграть в его прощальном матче. Жаль, нам не довелось поиграть в одной команде. Да и друг против друга выходили на лед не очень часто. Ведь он оказался в Америке лишь на рубеже 80-х и 90-х, а я гораздо раньше.
     — Зато сейчас вы будете противостоять друг другу в Солт-Лейк-Сити. Вы — помощник главного тренера сборной Финляндии, Фетисов возглавляет нашу команду...
     — Что ж, не прочь встретиться в решающем матче — это будет супер! А то в 98-м вот пересеклись еще в полуфинале — и в результате ваши ребята потратили на нас столько сил, что на чехов их уже не хватило. Особенно это касается Павла Буре, который отгрузил нам аж пять шайб... Мы-то, правда, “бронзу” тогда все же взяли. Так что сейчас, думаю, “серебро” нас вполне устроит — все же прогресс. И если сойдемся в финале с Россией, упираться особо не будем... Шучу, шучу!
     — В Нагано была первая олимпийская медаль в вашей карьере?
     — Да, конечно. Я ведь всю сознательную хоккейную жизнь провел в НХЛ. А оттуда раньше на Олимпиады не отпускали...
     — Это мы знаем. А еще знаем, что принято считать НХЛ сливками хоккейного общества. У нас в олимпийской команде все полевые игроки — оттуда. А вот в финской сборной сразу трое — Аалто, Хелминен и Линд — играют в Европе...
     — У каждого — своя ситуация и свои подходы к комплектованию. Поэтому не могу сказать, прав Фетисов или нет, когда так поступает. Мы же руководствовались простым принципом: приглашали тех, кто наиболее необходим команде. Думаю, так делал и Фетисов. Вот он же взял Игоря Ларионова — кто скажет, что напрасно? Опыт — великое дело! Поэтому и мы пригласили Раймо Хелминена, у которого это будет уже шестая Олимпиада. Страшно подумать: он выходил на лед еще на Играх-84 в Сараеве! Ну а что касается Линда, играющего в чемпионате Швеции, и Аалто, выступающего в финском первенстве, — они просто сильные игроки.
     — Увы, один из сильнейших — Саку Койву — на Олимпиаду не едет.
     — Это на самом деле серьезная потеря. И, конечно, мы все желаем Койву, у которого нашли опухоль, скорейшего выздоровления!
     — Зато с другим лидером финской команды — Теему Селянне — все вроде бы в порядке...
     — Мы, кстати, с ним очень дружим. Теему мне часто звонит, консультируется как со старшим товарищем по тем или иным вопросам — хоккейным или бытовым... Кроме того, мы нередко проводим с ним совместные благотворительные акции, помогаем по мере сил больным раком.
     — А чем еще, интересно, занимаетесь в свободное от хоккея время?
     — У меня свой бизнес — рестораны; недавно вот с группой пайщиков фитнесс-центр открыли. А еще комментирую матчи по ТВ. Время от времени. Я, признаться, не очень это дело люблю — языком чесать. Вот и с вами что-то заговорился!
     ...Один раз, кстати, легендарный энхаэловец даже открывал в бывшем СССР каток. Дело было в прошлом году — в Эстонии, в Таллине.
     Уж не знаю — приедет ли Яри Курри открывать ледовую арену в Мытищах, но вот в том, что она должна получиться что надо, уверен на все сто.
     Потому что в Финляндии наша делегация, чего уж скромничать, поработала на славу. Сначала в течение без малого трех часов обследовала все закоулки семитысячного чудо-дворца в Эспо, в котором одних только ВИП-лож — 56 штук, а некоторые из них даже оснащены... саунами. (Ну, правда, здорово: паришься — а заодно и хоккей смотришь!) Потом с сугубым тщанием изучила, как устроена знаменитая “Хартвалл-арена” в Хельсинки, вырубленная, между прочим, в скале. Затем посетили офисы фирм “Skanska” и “АВВ”, которые и занимались возведением не только вышеозначенных спортсооружений, но и наших суперсовременных ледовых дворцов в Ярославле и Санкт-Петербурге. И, кстати, узнали от президента восточноевропейского отделения “Skanska” Мартти Раутее много чего нового. Ну, например, о том, что именно их славная фирма построила олимпийский стадион в Атланте...
     Вы еще сомневаетесь в том, что все в Мытищах будет на высшем уровне? Вот и я — нет.
     Как и в том, что при встрече с дружиной Вячеслава Фетисова финская команда все же покуррит. Простите — покурит...
    


Партнеры