ЗАМОРОЖЕННЫЙ

В чешском морозильнике труп россиянина “отметил” свое 30-летие

4 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 410
Погребальная контора Романа Беднаржа находится на северной окраине чешского города Стршибро, рядом с кладбищем. Сюда 11 апреля 2000 года привезли тело россиянина Александра Торопчина. По истечении 13 дней, согласно действующим гигиеническим предписаниям, Роман Беднарж поместил его в цинковый гроб. К этому времени уже было понятно, что быстро избавиться от покойника вряд ли получится...

Две бейсбольные биты
Погиб 28-летний Александр Торопчин 9 апреля 2000 года в автокатастрофе на дороге между деревеньками Голостршевы и Бенешовице, в восьми километрах от Стршибро. Следствие установило, что в последние минуты своей жизни разговаривал по сотовому телефону. Это его, судя по всему, и сгубило: водитель отвлекся от дороги и вылетел на обочину. На беду, в этом месте оказалась бетонная стенка. Машина разбилась всмятку, водитель скончался мгновенно.
Прибывшая на место трагедии полиция, по заведенному порядку, вызвала владельца погребальной конторы города Стршибро Романа Беднаржа. Он погрузил погибшего в машину и отвез в местное отделение полиции для проведения вскрытия и судебно-медицинской экспертизы. По окончании всех процедур труп вернулся обратно к Роману Беднаржу, в его похоронное бюро.
Из имущества у покойного нашли украинские водительские права, выданные на имя Александра Торопчина, и две бейсбольные биты. Можно только догадываться, куда Александр отправился в роковой для себя день и зачем прихватил с собой эти биты. Зачем вообще приехал в Чехию? Невольный владелец его трупа Роман Беднарж мрачно шутит по этому поводу: “Сами понимаете, вряд ли он ехал играть в бейсбол. Скорее всего, имел какое-то отношение к криминалу...”
День рождения покойника
Покойник неплохо “обжился” в погребальной конторе. Он даже успел “отпраздновать” в холодильнике свое 30-летие. К тому времени выяснилось, что украинские права, которые нашли у него, были фальшивыми. Через год выяснилось, что погибший является гражданином России. Вдруг появился некий чешский адвокат, который представлял интересы Торопчина в “одном деле”, и вручил полиции копию его российского паспорта. Оказалось, что Торопчин пребывал на территории Чешской Республики нелегально: срок действия его заграничного паспорта истек 21 февраля 2000 года, то есть еще за полтора месяца до гибели.
К 29 июня 2000 года полицейское управление города Тахов закончило расследование дела о гибели россиянина, составив отчет, из которого, в частности, следовало, что: “Александр Иванович Торопчин постоянно проживал в городе Павловск Воронежской области. Незадолго до смерти он женился и переехал на Украину”. Имени жены, однако, установить не удалось. По данным полиции, в момент трагедии на территории Чешской Республики якобы находился ее брат по фамилии Бабинец, однако его также не смогли разыскать. В общем, забрать труп и похоронить его на родине было некому.
Похоронить Александра Торопчина самостоятельно Роман Беднарж, по его словам, права не имел. Тем более что следственные органы все время просили подождать с кремацией: сначала — чтобы уточнить личность погибшего, потом — чтобы отыскать его родных...
Златая цепь на трупе том
Только по истечении полутора лет через российское консульство в Карловых Варах удалось в городе Павловске Воронежской области разыскать отца Александра Торопчина, Ивана Яковлевича, и заручиться его согласием на похороны сына в Чехии. Таким образом, единственное юридическое препятствие для захоронения россиянина исчезло. Однако похороны так и не состоялись.
По мнению представителей российского консульства, владелец погребальной конторы сам затянул вопрос с похоронами. “Согласно чешскому законодательству Беднарж должен был захоронить труп сразу по окончании следствия, — сказал “МК” консул-советник российского диппредставительства в Карловых Варах. — Но он, видимо, решил заработать на этой трагедии и ждал, когда либо объявятся богатые родственники, либо мы возьмем на себя все расходы, а у нас нет денег”.
В российском консульстве готовы взять на себя затраты по захоронению, но только в “том случае, если российский МИД даст на это указание и, соответственно, средства”.
Действительно, согласно чешскому законодательству, неопознанное тело через четыре дня переходит в собственность чешского государства, которое принимает на себя все расходы по его погребению. Если бы при погибшем не были обнаружены документы или не удалось бы установить его личность, Александр Торопчин уже был бы похоронен. Если бы он погиб в России, его похоронили бы по российским законам, даже если бы у него совсем не осталось родственников. Если бы Торопчин был чешским подданным, его похороны уже давно оплатили бы местные органы социального страхования.
Но Торопчину не повезло дважды: он погиб и был опознан. Стало быть, хоронить его должны родственники, а отец покойного оказался финансово несостоятельным. Круг замкнулся на Романе Беднарже, который в этой истории тоже выглядит далеко не херувимом: объяснения нашего консульства в Карловых Варах выглядят вполне логичными. Кроме того, при загадочных обстоятельствах из морга пропали личные вещи Торопчина: часы, золотая цепь... Беднарж утверждает, что неизвестные взломали ночью похоронное бюро и обчистили покойника до нитки. Только биты не тронули. Темное, словом, дело.
Похоронная бухгалтерия
Среди живущих в Чехии русских и украинцев действует неписаное правило: если кто-то из их соотечественников умрет или погибнет, расходы на его транспортировку на родину и последующее захоронение оплачивают его ближайшие знакомые и коллеги. Даже работающие за мизерную зарплату украинские рабочие сдают последние гроши, чтобы похоронить по христианскому обычаю своего погибшего товарища. В случае с Александром Торопчиным это правило не сработало. Он был “человек Никто”, транзитник, и его смерть никого из здешних россиян не взволновала.
Тем не менее уже в ближайшее время труп все же будет кремирован. Правда, сообщать место захоронения сына отцу покойного, как тот просил, Роман Беднарж не намерен до тех пор, пока не будут компенсированы расходы на похороны и хранение трупа на протяжении почти двух лет, что составляет около 100 тысяч крон, или почти три тысячи долларов. Откуда такие цифры? Это Беднарж объясняет собственной погребальной бухгалтерией. Раздосадованный тем, что труп ввел его в одни расходы, бизнесмен похоронных дел Бернарж грозит развеять прах Александра Торопчина на ступеньках российского консульства:
— Меня за это всего лишь оштрафуют.
— И намного?
— Около тысячи крон...
Что тут добавить... Аминь!
Разве еще вот что: как писал “МК” (в номере от 2.01.01), Россия уже несколько лет перевозит “груз 200” (именно так называется в дорожной документации перевозимый гроб) по международным правилам и тарифам. Отдельно оплачивается перевозка, отдельно — стоимость ритуальных услуг: бальзамирование, цинковый гроб, специальный деревянный ящик-упаковка. Одни только эти “дополнения” обходятся примерно в $1200. Тем не менее тысячи россиян едут за рубеж, не позаботившись подстраховаться на случай крайних обстоятельств, подобных тем, в какие попал Александр Торопчин. Вся тяжесть похоронного бремени в таких случаях ложится на родственников, которые, разумеется, к этому не готовы. Это если они есть — родственники. А если нет... Тут мы возвращаемся к началу этой истории.




Партнеры