Роковые переговоры

Милиционеров застрелили, потому что они доверились десантникам

7 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 360
  Похищение оружия, дезертирство, убийство мирных граждан — такой перечень преступлений автоматически ставил десантников Алмаза Шагеева и Михаила Сухорукова на одну доску с особо опасными преступниками. Они пролили чужую кровь и были готовы сеять смерть дальше. Два автомата в руках и профессиональное умение обращаться с оружием. Смертники, не ждущие пощады, — на войне таких в плен не берут, а уничтожают. На их пути встали обычные милиционеры, более привычные к полосатому жезлу, чем к автомату. В итоге — пятеро погибших сотрудников МВД и четверо гражданских лиц.
    
     Траурные венки, плачущие женщины в черном, похоронная музыка из репродукторов — так в последние два дня выглядел обычно тихий и мирный городок Буинск, что в 120 километрах от столицы Татарстана.
     Пять фамилий черным по красному: капитан Рашит Шарафутдинов, младший сержант Ильнур Хайруллин, лейтенант Азат Шайдуллин, капитан Гамиль Загрутдинов, младший лейтенант Шамиль Абурахманов. О сотрудниках Буинского РОВД Республики Татарстан можно сказать — погибли при исполнении служебных обязанностей.
     Азат Шайдуллин был самым молодым из погибших — пареньку едва исполнилось двадцать лет. Семья его — мать, отец и младший брат — обычные сельские жители. Закончив школу, Азат никак не мог найти себе дела по душе, и отец посоветовал ему попробовать себя в органах — городок маленький, все друг друга знают, всплесков преступности никогда не наблюдалось... Юноша поступил в Елабужскую школу милиции и с июля этого года стал трудиться опером в буинском ГРОВД. “Он был любимцем коллектива — молодой, симпатичный, очень открытый, — рассказывает коллега Азата. — А еще он был очень привязан к родителям, к семье — обедать ходил только домой... И даже девушки у него, по-моему, пока не было”... Среди знакомых семьи Азат считался идеальным сыном — даже после совершеннолетия он иногда спрашивал разрешения “погулять подольше” у отца и матери.
     В тот роковой день Азат оказался в составе отряда, прочесывавшего окрестности железнодорожного переезда близ станции Лащи. Четверо милиционеров обнаружили следы преступников и выследили их в заброшенном здании. Младший сержант Бурнашев (он, к счастью, не пострадал) остался у машины — обеспечивать прикрытие, а трое его коллег, в числе которых и был Азат, засели в засаде. Вдруг один из преступников появился на крыльце дома с поднятыми руками и крикнул: “Я сдаюсь, хочу переговорить!” Ребята вышли из засады и почти сразу же рухнули замертво — их расстрелял сообщник “сдававшегося”. “Азат, да и те ребята слишком уважали людей в форме, поэтому им и поверили”, — говорит наш собеседник. А спустя двадцать минут после гибели милиционеров, когда их коллеги еще ничего не знали, в ГРОВД позвонила мать Азата. “С моим сыном все в порядке?” — спросила она. Материнское чутье ей подсказало, что с сыном случилась беда...
     В отличие от молодого сотрудника Азата Шайдуллина Гамиль Загрутдинов в органах работал давно — с 88-го года. За это время он успел дорасти до капитана и стать старшим участковым уполномоченным. “К нему обращались чуть ли не все местные, — рассказывали нам в Буинске. — Ведь Гамиль обслуживал несколько сельских районов, там телефонная связь слабая, так что чуть кто-то где-то поругался — сразу бегут к участковому”. По рассказам, Загрутдинов был кем-то вроде местного Анискина — главным арбитром во многих сельских делах. На панихиде жители сел, входивших в “территорию” участкового Загрутдинова, старались каждый выступить и сказать о нем доброе слово — чуть ли не каждому из выступавших сельчан он чем-то да помог.
     Семье участкового пришлось особенно тяжело — у него осталось трое детей: двенадцатилетний сын Ильнур и две дочки — девятилетняя Энже и Гульназ, которой сейчас идет пятый годик. Жена — домохозяйка, на ее плечах было все подсобное хозяйство: кто жил в селе, знает, что это тяжелее любой чиновничьей работы... Кто теперь будет кормить семью — неизвестно...
     Двадцатитрехлетний сержант ГИБДД Ильнур Хайруллин тоже погиб при преследовании преступников — они не остановились на посту, и он решил преследовать их на машине знакомых, согласившихся принять участие в погоне. Ильнур вернулся из Гудермеса, куда был отправлен во время службы в армии, без единой царапины, и вот погиб близ родного города. У него остались жена Румия и совсем маленькая дочка Лиля — она появилась на свет в прошлом году. Отслужив в армии, Хайруллин устроился в милицию. Где не проработал и двух лет...
     По данным “МК”, в ближайшее время министр внутренних дел Татарстана собирается ходатайствовать перед московским руководством о награждении посмертно всех погибших, включая гражданских лиц, принимавших участие в преследовании и предоставивших свою машину, орденами Мужества и “За отвагу”.
    


    Партнеры