Великолепный наряд

9 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 417
  Сидели мы тут недавно и думали: а хорошо бы почитать сейчас интервью с человеком, которого знают и любят все поголовно. Любят, потому что его порядочность и искренность не вызывают сомнения. Он создал что-то новое, продвинул человечество на шажок вперед и при этом остался нормальным человеком — не уронившим достоинства, не предавшим себя и не согнувшимся в три погибели “ради дела всей жизни”.
     Такой человек ясно все видит и понимает, он любит людей и сочувствует им, у него хорошее чувство юмора и абсолютное психическое здоровье. Он народный любимец, и мы ему доверяем. Беседа с ним — как психотерапия, средство для снятия стресса. Он не выдаст ничего особо оригинального, но скажет простые правильные вещи. А мы послушаем, сверим с тем, что думаем сами, и порадуемся совпадениям.
     И вот стали мы перебирать наших народных любимцев. Но почему-то на ум приходили только те, с кем уже не поговоришь. Мы с удовольствием позвали бы Евгения Леонова, Анатолия Папанова, Фаину Раневскую. И Юрия Никулина, конечно, и Георгия Вицина, не говоря уже о Владимире Высоцком и Аркадии Райкине. Да что там говорить, мы десятки фамилий вспомнили — писателей, художников, телеведущих, которых любила вся страна. А вот нынешние любимцы никак не вспоминались. То есть вспоминались, конечно, но... все это было как бы не совсем то, что хотелось.
     Кого-то вроде любят и знают, но не вся страна, а только определенные слои населения: образованные молодые люди, жители крупных городов или, наоборот, селяне среднего и старшего возраста.
     А других хоть и знает вся страна, но разговаривать там определенно не о чем. Не буду называть фамилии, чтоб никого не обижать, но наверняка каждый читатель знает народных любимцев из этой породы.
     Они какие-то ненастоящие. Манерные, провоцирующие. Никакого доверия не вызывают. Их мнение совершенно не интересно. На них смотришь, как на экзотических птиц, — скорее с удивлением, чем с восхищением. Экая божья тварь к нам залетела...
     Так никого мы и не вспомнили. Правда, предлагались несколько кандидатур, не вызвавших моментального “не-е-ет”, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что и к ним тоже есть претензии морально-этического плана. Кто-то в дурацкой рекламе снялся — “поторговал лицом”, кого-то лизнул, где-то запутался, от кого-то отрекся, что-то переступил... Как ему после этого доверять?

* * *

     Впору решить, что общество наше деградировало настолько, что уже не может родить ничего настоящего.
     Но настоящее у нас тоже есть. Просто мы его почти не видим. Оно творит в своих мастерских, заставленных картинами и скульптурами, которые никто не покупает, играет на любительских сценах для узкого круга знакомых, пишет рассказы, которые никто не издает, сочиняет песни, которые слышат только близкие друзья. А кроме друзей и специалистов никто о них не знает. Потому что они хоть и настоящие, но — нераскрученные. А нераскрученные никому не нужны.
     “Раскручивание” превратилось в какую-то манию. Считается, раскрутить можно что угодно и кого угодно. Берешь муху и раскручиваешь в слона. Можно наоборот — берешь слона и раскручиваешь в муху. Разницы нет. Новое платье короля помните? Та же технология: чем чаще повторяешь, что платье великолепное, тем больше народу тебе верит. Нужны только деньги — оплачивать многократные повторения.
     Вполне закономерно, что при таком подходе мы имеем надежный застой в области литературы и искусства. На виду экзотические птицы вместо эстрадных исполнителей, плакатисты вместо художников, регулировщики вместо режиссеров, поденщики вместо композиторов. Никто не думает о том, чтоб сделать хорошую работу. Никто не заботится о качестве. Цель — совсем другая: быстро содрать много денег. Но люди с меркантильными, загребущими взглядами редко вызывают интерес. Вот и получается, что уважать некого, доверять некому и говорить не с кем.

* * *

     Конечно, раскрутка — вещь необходимая, она всегда была и будет, но сейчас эта беда приобрела уже какие-то гипертрофированные масштабы. Куда ни глянь, сплошные новые платья в виде старых задниц.
     Впрочем, люди обычно замечают обман только в тех областях, которые сами хорошо знают. Например, художники отлично видят, что два или три человека, которых принято считать у нас мэтрами и великими живописцами, на самом деле ничего великого собой не представляют — по крайней мере профессионально. Но те же художники в упор не видят голых королей в политике и сфере бизнеса, в армейских и милицейских делах, хотя там точно так же вовсю сверкают голые телеса, а придворная свита вьется вокруг, повторяя: “Ах, какой великолепный наряд”.
     Вспомните, сколько раз вы слышали, что десантники — это элита вооруженных сил, школа мужества, лучше не бывает, и, если бы не они, мы бы никогда... Вот типичное новое платье. На самом деле десантные войска — точно такая же черная яма беспредела и беспорядка, как вся прочая армия. Точно так же бойцы там пьют водку, бесчинствуют, и офицеры их не контролируют, будучи заняты своими житейскими делами. Единственная разница: обычно бойцы мочат друг друга, а десантники, как мы видели на минувшей неделе, предпочитают без разбора убивать мирных граждан и милиционеров.
     Любая раскрутка рано или поздно лопается. Наступает разочарование. Это обидно. Верили в десантные войска, а оказалось, совершенно напрасно.
     Но разочарование широких масс — еще полбеды. Гораздо хуже то, что раскручивание “новых платьев” затмевает глаза самим королям. Они начинают верить, что действительно прекрасно одеты, и перестают видеть свое некрасивое бледное брюхо средней волосатости. А если бы они его видели, то признавали бы свои слабости и недостатки и боролись с ними, старались их исправлять.

* * *

     Из-за идиотской манеры обманывать самих себя мы постоянно теряем, проигрываем. Отстаем от тех, кто себя не обманывает. Когда в очередной раз лопнет сегодняшнее вранье по поводу “восстановления мирной жизни в Чечне”, выяснится, что потеряно впустую лет пять, а Чечня ушла еще дальше, чем была в 99-м, когда Путин начинал вторую войну.
     Ведь там и в помине нет ни мирной жизни, ни восстановления. Десяток бойцов гибнет и калечится каждый день. У саперов, к примеру, отсутствует необходимое оборудование, поэтому пацанов, которые ходят на разминирование, уже называют “одноразовыми”. Тем временем командиры расписывают “боевые” деньги. Себе — за двадцать пять суток (хотя весь месяц просидели в безопасности на базе). А пацанам, ежедневно осуществляющим разминирование собственными конечностями, — за двое “боевых” суток в месяц. ...И еще, конечно, пьянство безудержное, до полной потери человеческого облика. И обогащение — взятки на блокпостах, бензиновый бизнес, мародерство, выкупы за арестованных чеченцев. И убийство, превратившееся в рутину. Если двое десантников в России, не задумываясь, девять человек прикончили, можно представить, что они в Чечне делают...
     Но власти отказываются видеть свою наготу и продолжают твердить про “новое платье” — мирную жизнь и требовать, чтоб беженцы возвращались, а они, конечно, не возвращаются, потому что прекрасно знают, что платья никакого нет.

* * *

     Знаете, чем сказка отличается от жизни? В сказке мальчик закричал, что король голый, и все прозрели и стали смеяться. А когда ты в жизни так делаешь, никто не смеется. Наоборот, на тебя обрушиваются с проклятиями и обвиняют в предательстве. “Мы! В тяжелейших условиях! Стараемся хоть что-то сделать! А ты пихаешь нам палки в колеса. Это непатриотично. Подумаешь, двое десантников с цепи сорвались. Ну и что, это не причина, чтоб обливать грязью все десантные войска. Подумаешь, в Чечне четыре вертолета потеряли. Это не причина, чтоб говорить, что там нет мирной жизни”.
     Найдутся и те, кого возмутит утверждение об отсутствии известных людей, которых все знают и любят: “Как же так, в России множество знаменитых деятелей искусств, достойнейших и всеми уважаемых людей! Заявлять, что их нет, — значит не быть патриотом, не любить свою страну и талантливый русский народ!”
     Пионерская готовность верить любым раскруткам и не верить своим глазам каким-то удивительным образом накрепко связана у нас с патриотизмом. Чтобы стать патриотом, нужно просто ослепнуть раз и навсегда. Ослепнешь — и все пойдет как по маслу. Зарплата вырастет, пенсия прибавится, мирная жизнь наладится, инфляция исчезнет, армия отреформируется, батареи начнут греться, свет перестанет выключаться, знаменитости обратятся к тебе с умными мыслями, и ты поймешь, какое это счастье — быть патриотом своей страны.
    



    Партнеры