Письма мертвого человека

9 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 636
  Скоро очередная годовщина того дня, как бесследно исчез житель Москвы Сергей Иванович Исаев.
     Такое, наверное, случалось только во время войны. Родители получили “похоронку”, попрощались с любимым, выплакали все слезы, смирились с утратой... И вдруг — письмо. Одно, другое, третье — словно послания с того света. Тот, о котором уже давно говорили в прошедшем времени, вдруг воскресает, рассказывает о себе, передает привет, намекает на возможную встречу. Родные с ума сходят от радости, перечитывают каждое послание по сто раз, все время прислушиваются к шагам на лестнице. А поток писем внезапно иссякает. Только через год приходит новое послание ниоткуда. Опять обещания, пожелания, надежды... И снова тишина.
     Родители Сергея Исаева и Главное управление угрозыска МВД России ищут пропавшего москвича уже семь лет.
     ЖИЗНЕОПИСАНИЕ Сергея — совсем короткое. Единственный ребенок в семье. Отец работал в военном ателье, сам Исаев-младший занялся автоделом, закончил МАДИ, устроился инженером в “Росдормаш”. Жил вместе с родителями на Краснобогатырской улице под их неусыпным надзором. Папа с мамой контролировали каждый шаг любимого чада. Особенно старался глава семейства — про таких обычно говорят “волевой мужик”, “настоящий отец”... Или — деспот, домостроевец. Кому как нравится.
     В середине 80-х у Сергея начались проблемы с психикой, он встал на учет в ПНД. И тогда же начал регулярно менять места работы. Инициатором, как правило, выступал Исаев-старший. Так, в одной конторе ему не понравился контингент (сослуживцы сына слишком часто прикладывались к бутылке), в другой — еще что-то... При этом карьера Сергея шла отнюдь не вверх по служебной лестнице. 34-летие он встретил всего лишь слесарем механосборочных работ машиностроительного завода. Некогда крупнейшее оборонное предприятие в тот момент тихо умирало, и весь персонал пришлось отправить в вынужденный отпуск.
     30 апреля 1995 года по просьбе родителей Сергей отправился в супермаркет. Впереди майские праздники, нужно запастись продуктами... Он надел белую футболку, куртку-ветровку, взял очки, 15 тысяч рублей... И ушел. Навсегда.
     ВЯЛО закрутился механизм розыска. В Москве пропадали и пропадают ежедневно по 8—10 человек, и в милиции к заявлению Исаевых сначала отнеслись прохладно. Ушел? Весна, сейчас все уходят. Погуляет и вернется. А что соседи говорят? Замкнутый, безобидный, не пил, не курил, на женщин не заглядывался, в свои 34 даже не пытался завести собственную семью... Не волнуйтесь, поищем.
     Нашли. 1 июня в подвале дома по Погонному проезду (совсем недалеко от дома Сергея) бродяги наткнулись на полуистлевший труп. Черты лица стерлись, но одежда... Та самая куртка, даже бирка “Исаев” сохранилась, очки в кармане брюк... А предварительное исследование трупа дало еще одно подтверждение: группы крови совпадают. Родителям ничего не оставалось, кроме как признать неизвестного своим сыном и проводить в последний путь. Состоялась кремация, урну с прахом похоронили в колумбарии, а в милиции облегченно вздохнули. Поскольку экспертиза показала, что человек в подвале умер от пищевого отравления, дело можно смело закрывать.
     Но Исаев-старший не успокоился. Уже после похорон состоялось еще одно, биологическое исследование тканей погибшего. И тут — как гром среди ясного неба вердикт ученых: этот человек не Сергей. Возможно, он умер даже раньше, чем исчез наш герой (точное время смерти определить не удалось). Значит, нужно все начинать сначала. Искать, надеяться и верить.
     А в 1997 году пришло письмо.
     “ЗДРАВСТВУЙТЕ, мама и папа! Вот, появилась возможность кое-что сообщить о себе”. Так начиналось послание от Исаева, отпечатанное на машинке, на стандартном листке бумаги. Пропавший без вести рассказал, что живет в избе в подмосковном поселке с очень хорошей женщиной по имени Наташа, которая “заботится о нас”. Вместе они воспитывают двух детей, мальчика Ваню и дочку Глашу. Сам Сергей занимается ремонтом швейных машинок, чувствует себя отлично, хотя им и немного тесновато, “спать приходится на одной кровати”.
     На машинке были отпечатаны только два письма, остальные писались от руки. Некоторые письма прошли через почтальона (одно, в частности, было отправлено из отделения у трех вокзалов), некоторые сами необъяснимым образом попадали в почтовый ящик. Кстати, писал Сергей (или не Сергей?) не только родителям, но и бабушке с дедушкой. Каждое новое послание — новый рассказ. Исаев-младший сообщал о своем житье-бытье, даже просил немецкий и латинский словари, так как хочет заняться переводом. О возможной встрече упоминал вскользь: “Наташа говорит, надо потерпеть, увидеться можно только тогда, когда вырастут наши дети”.
     Каждое письмо с конвертом без обратного адреса оперативники ГУУРа зачитали буквально до дыр. Куда там Шерлоку Холмсу с его пляшущими человечками... Почерк везде изменен, иногда складывается впечатление, что писал мужчина, иногда — женщина. Экспертиза показала: автор — человек среднего возраста, с высшим образованием (хотя и написал в одном месте “до свидание”). Очевидно, что живет он в Подмосковье, его подруга Наташа по специальности медик, возможно, работает в больнице или амбулатории. Что еще? Мнения графологов разделились: одни говорят, что почерк не принадлежит Сергею, другие уверены, что автор — именно он.
     Появлялись и другие, не менее весомые доказательства того, что Исаев-младший жив. В свое время отчаявшийся отец соорудил на даче нечто вроде пантеона, закрепив под навесом листок-обращение к сыну. В нем — мольба, просьба дать о себе знать... И вот прошлым летом под отцовским текстом появилась приписка “Сергей” и дата. На сей раз папа вроде бы узнал родной почерк.
     ЭТА история не кончилась и по сей день. Отец пропавшего без вести каждый день названивает в правоохранительные органы и умоляет, просит, требует найти сына. Писем из небытия не было уже давно, родителей вновь захлестнула волна отчаяния. Кто он, таинственный автор? Сам Сергей? Или незнакомец, решивший поиздеваться над несчастными супругами (мать Исаева за время его отсутствия стала инвалидом)?
     “МК” вместе с Главным управлением уголовного розыска МВД обращается к Сергею Исаеву с одной лишь просьбой: отзовитесь. Неизвестность — самая страшная кара, и ваши родители, если они даже в чем-то и виноваты, наказаны уже с лихвой. А вторая просьба адресована жителям Подмосковья.
     Посмотрите по сторонам: вдруг рядом с вами живет медсестра Наталья, ее дети Ваня и Глаша и мужчина, изображенный на фото? Или эти же люди, но под другими именами? Если да, то дайте знать. Пусть хоть одна семья будет счастлива. По-своему.

     Автор благодарит пресс-службу Главного управления уголовного розыска МВД РФ за помощь в подготовке материала.

     Сергея Исаева или тех, кто знает что-либо о его местонахождении, просят позвонить: 239-72-14, 239-56-87.
    




Партнеры