КАБАЧОК “У ПАНА ЗЮЗИ”

10 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 595
  Я, братцы мои, господа хорошие, последнее время очень много думаю... У меня бывают такие дни, когда я по два раза в день думаю. И вот, если таким макаром напрягаешь свою головную деятельность, то часто в голову приходят самые разнообразные мысли. Причем это дело совершенно не влияет на мозги. Как сказал еще в 1002 году до нашей эры великий врачеватель, не поймите меня превратно, Эбу Али, я извиняюсь за выражение, Ибн где-то даже как бы Сина: мысли приходят и уходят, а мозги остаются. Я вообще, братцы мои, скажу откровенно, очень люблю делиться своими мыслями, у меня такая привычка с детства: даже если у меня ничего нет — я все равно делюсь. Я вообще заметил, что чем меньше имеешь, тем легче делишься. В особенности это касается мыслей.
     Я тут насмотрелся по телеку, как по всем каналам одновременно “менты” с “убойной силой” ведут кровавые разборки, и вдруг тоже почувствовал себя в глубине души перед вами как бы детективом... Скорее всего, Шерлоком Холмсом... Ну, во-первых, у меня так же, как у него, есть доктор Ватсонсон Ефим Маркович, стоматолог. А во-вторых, может быть, даже я в какой-то степени стал собакой Баскервилей. У меня нюх появился на раскрытие нераскрытых, исторических, положенных в папку...
     l l l
     Вот вам для примера одна жуткая, леденящая душу история Древнего мира. Мне один мужик рассказывал, что у них там, в Древнем мире, однажды в студеную зимнюю пору умер другой мужик, а точнее — фараон... Рамзес III... Они там были под номерами, как у нас микрорайоны. И вот не успел этот Рамзес даже окончательно остыть от жизни, как его жрецы, их там было видимо-невидимо, этих мракобесов, их там так и называли жрецы, потому что они на ночь любили плотно покушать... Так вот, эти жрецы сразу собрали всех жен фараона — от первой до последней... До самой последней, такой, что уже и женой-то назвать нельзя... Собрали и деликатно так, не в лоб, а в бровь, им говорят: так, мол, и так... Фараон наш Рома III немножко захворал, грубо говоря, сильно заболел. А точнее, просто-напросто умер. Так сказать, сыграл в саркофаг. А теперь, говорят, идет к вам вопрос: кто из вас больше всего любил Рому? Тут одна выскакивает, конопатая: “Я! Я, — кричит, — его так любила, как Миклухо-Маклай своих папуасов”. В общем, высунулась — она думала, что Рамзес ей что-нибудь оставил кроме детей, поэтому и выскочила... А в это время тут как раз один мужик, как раз заместитель фараона по этой части, завгар — заведующий гаремом... Бац! И говорит: ага, раз ты его так любила, так мы тогда тебя вместе с ним, с Ромой, и погребем, как Джульетту, в смысле, сделаем из вас мумие... Проще говоря, чучело. И вы, говорит, будете всегда хорошо выглядеть... Будете всегда хорошо смотреться... Вам уже будет триста, а вам никто больше ста пятидесяти не даст...
     И уже начали ее погребать, как вдруг выясняется, что Рамзес III был у нее не первый. А с первым мужем, писцом, она еще не успела развестись. Тогда наши ребята из органов привезли этого парня, писца, из Карфагена, где он укрывался от уплаты по исполнительному папирусу, и уже тут, на месте, оказалось, что этот парень, писец, тоже хорош гусь: у него там, в Карфагене, как выяснилось, оказалось еще две семьи... Причем одна не его... И теперь их всех надо по обычаю туда, в эту пирамиду, грубо говоря, засандаливать.
     И тут кто-то пускает слух — по-моему, писец... Что пирамида вообще не Рамзеса, а Хеопса, который приватизировал ее в конце перестройки на ваучеры и чеки, поменяв их на акции ЗАО “Пирамида”, которые он учредил еще с фараоном Тут-Охламоном, по прозвищу Вроде-Хавроди, через оффшорную зону в дружественном им “Бэнк оф Мудис Лохотрон и Компания”.
     Тогда там шахтеры стали бить касками об асфальт... Население превратилось в общество обманутых вкладчиков, и именно в этот момент, под шумок, один даже не Козел, а Козленок — Карл у Клары украл кораллы, а Клара у Карла украла кларнет.
     И по этому поводу там у них и сейчас происходят волнения... Идут проверки, расследования, доследования — ниточка то распутывается, то запутывается. А Хеопса ищет Интерпол... Хотя он Вроде-Хавроди у всех на виду...
     Вот такие дела, братцы мои, господа хорошие, у них в Древнем мире...
     Извините, если что путаю...
     Ну что ж, уважаемые, часы на цепочке, а время бежит... Я хочу, чтобы мы все прежде всего по нынешним временам благополучно дожили до следующего воскресенья и снова встретились на этой странице в КАБАЧКЕ “У ПАНА ЗЮЗИ”. Нельзя допустить, чтобы из нас выветрили наше самое главное и великое отличие от всех народов мира — умение смеяться над собой, над своей жизнью и над ВСЕМ, ВМЕСТЕ ВЗЯТЫМ.
    
     Чтоб вы у меня все
     были здоровенькими!
     Искренне ваш
    


Партнеры