МАГИСТРАЛЬНУЮ ВЕТОЧКУ В ТЕПЛУЮ ЗЕМЛЮ ЗАРОЮ...

А у нас в квартире газ. А у вас?

11 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 510
  Если для горожанина в этом вопросе смысла не больше, чем и должно быть в забавной детской считалке, то для сельского жителя в нем до сих пор заключается больная проблема. И хотя со времени написания михалковского стихотворения минуло шестьдесят лет, тема не утратила актуальности. Действительно, у кого-то газ есть. А у нас? В деревнях и поселках Московской области газовой конфоркой на кухне может похвастаться только каждый третий. Обидно, потому что живем в XXI веке. Досадно: не где-нибудь, а под боком у Белокаменной. И тем не менее по уровню газификации Московская область находится на одном из последних в России. На сегодняшний день официальный показатель ее “отсталости” составляет 29 процентов. На этом можно было бы поставить жирную точку, пролив скупую слезу. Однако...
     Уже через два года уровень газификации Подмосковья вырастет ровно в полтора раза. Как, за счет каких ресурсов и средств? Никогда прежде подмосковные села не газифицировались такими ударными темпами. Об этом и многом другом рассказывает разработчик программы газификации, утвержденной правительством области на 2000—2004 годы, Александр АРЕФЬЕВ.
    
     — Газ в подмосковной деревне — это проблема, которую еще при советской власти решали в течение нескольких пятилеток, но так и не сумели решить. В конце 80-х в исполкоме Мособлсовета любое совещание “по газу” оказывалось не иначе как историческим. Настолько тяжело и “ответственно” осознавалась проблема. Спрашивали “за газ” и на бюро обкома. А голубое топливо все равно продвигалось в деревню по миллиметрам. Почему? То нет в наличии труб нужных диаметров, то форсунок, то — вот еще вспомнил! — чугунных задвижек. А без задвижек ни тпру, ни ну. Что ни совещание: нет чугунных задвижек! Притча во языцех какая-то, а не задвижки, пропади они пропадом...
     — Газификацией области занимались и в 90-е, когда никакие дефициты, кроме отсутствия денег, не сдерживали. А какая судьба у программы, принятой при губернаторе Тяжлове?
     — Проложено две тысячи семьсот километров газопроводов, освоено около полумиллиарда рублей. И это, конечно же, хорошо. Плохо то, что финансировались работы по газификации из рук вон плохо, и в результате у областного бюджета образовалась кредиторская задолженность в размере 179 миллионов рублей. Долги, разумеется, были возвращены. Но уже новой командой.
     — Бабуле в деревне в общем-то безразлично, кто кому наверху должен. Ей интересно, будут ли у нее удобства такие, как в городе, и сколько с нее за городские блага сдерут. Селяне ущемлены по всем статьям. Хотя бы тем, что за газ (а в деревнях пользуются в основном газовыми баллонами) платят чуть ли не раз в двадцать больше, чем в городе, где месячная оплата не превышает четырех рублей с человека.
     — Все верно. В отдаленных районах Московской области до сих пор каменный век. В Шатуре, к примеру, газифицировано только 1,8 процента сельских населенных пунктов, в Шаховской — 2,6; в Талдоме — 4,6; Рузе — 6,4... Что сие означает в переводе на русский язык? Что эти районы сидят на дровах (в Шатуре — приношу извинения — на торфяных брикетах). Хочешь, чтобы в доме было тепло? Ступай, наруби, затопи. Горячая вода — от бани до бани. О канализации приходится только мечтать. Ну нет у подмосковной деревни денег на голландские биотуалеты! У нее и на другие не менее полезные вещи денежек тоже, к сожалению, нет.
     Однако с появлением газа жизнь кардинально меняется. Повернул ручку АГВ — нагрелась в комнате батарея, горячая вода потекла из крана в кухне и в ванной. Кстати, автономный газовый нагреватель, которым традиционно пользуются в сельской местности, — эта, образно говоря, домашняя мини-котельная — ужасно экономичная штука. Мы сейчас всеми силами пропагандируем такого сорта технические решения, чтобы ими активнее пользовались в маленьких городках. В самом деле, зачем громоздить теплотрассу, строить стационарные котельные, терять на этом гигакалории и финансовые ресурсы, когда так удобно — отрегулировал у себя дома нужные тебе градусы и сиди, в ус не дуй. Вся Восточная и Западная Европа отапливается по этому принципу. Недавно предприятие Ступинского межрайонгаза совместно с чехами наладило выпуск современных поквартирных отопительных газовых аппаратов. Они удобные и компактные. И стоят недорого — две тысячи рублей.
     — Александр Семенович, новая, “громовская” программа газификации области предусматривает, что к 2004 году в губернии будет построено свыше трех тысяч километров газопроводов. Эти работы оцениваются в полтора миллиарда рублей. Деньги выделяются из областного бюджета. А вот жительница Воскресенского района Татьяна Ивановна Зудина пишет в редакцию, что, когда газифицировали их поселок, с каждого домовладельца брали за это деньги. Кто все-таки должен платить: жители или бюджет?
     — Давайте попробуем разобраться. Существуют газопроводы-артерии, по которым топливо подводится в населенные пункты, транспортируется по территориям городов и районов. Их строительство оплачивает бюджет. Если не областной, то муниципальных образований, чей “паевой взнос” тоже учитывает программа. Те, в свою очередь, помимо бюджетных денег активно используют так называемые привлеченные средства. Предположим, некое предприятие хочет, чтобы в поселке, где проживают его рабочие, был газ. Подкинет оно на такое дело? Подкинет. Или возьмем поселок коттеджей, коих немало стало в Московской области. Да его обитатели сами прибегут и на блюдечке принесут. Идеология же губернской программы газификации такова: бюджет области “вытягивает” социально значимые в рамках всего региона объекты и помогает финансово тем, кто без его поддержки не сможет. Бедствующих мы берем на буксир. Благополучные справляются сами. Единственное, чем мы обеспечиваем в равной степени всех участников этой программы, так это гарантиями возвратности стартовых капиталов. Объясняю, в чем дело. Для того чтобы тот или иной объект включился в программу, необходимо провести проектирование. Без проекта разговор несерьезен. Стоимость проектных работ — 10 процентов всего объема. Это и есть тот стартовый капитал, с которым участники входят в программу. По окончании стройки стоимость проектных работ возвращается областью. Зачем это делается? Нам очень важен первоначальный импульс, толчок, хотя областной бюджет не бездонная бочка. Говоря откровенно, деньги на газовую программу губерния занимает в коммерческом банке. Кредит впоследствии возвращается из средств доходной части областного бюджета. Экономика области сейчас на подъеме, и такая схема вполне реальна.
     Но я все о глобальном, неинтересном. Как вы сказали, бабушку волнует другое. Видимо, в том письме речь идет о разводке — о двух-трех десятках метрах трубы, соединяющей уличные коммуникации с частным домом. За индивидуальный подвод граждане обязаны заплатить.
     — И много?
     — Один метр трубы вместе с работой стоит 250—300 рублей. Таким образом, подключение частного дома вместе с внутренней разводкой выливается в круглую сумму в тысяч шесть или семь.
     n n n
     — Наш разговор все время крутится вокруг одного и того же — трубы. Действительно, в прежние годы проблема упиралась в “железо”. Сейчас у нее совсем иные “подводные камни”. Скажите, а “Газпром” согласен поставлять Московской области газ в тех объемах, на которые вы рассчитываете?
     — Предчувствовал, что меня обязательно спросят об этом. Сформулирую так. Говорить, что у Московской губернии с газовиками особые отношения, — значит наводить тень на плетень. “Газпром” — естественный монополист и ведет себя так, как ему и положено. Монополисту выгоднее гнать газ на Запад, где, по слухам, кубометр реализуется за 20 долларов, нежели оставлять у себя в стране, где цена ему 46 копеек. Контракты на поставку российского газа в страны Европы заключены на жестких условиях, за недопоставки никакими штрафами не расплатишься. Учитывая тот факт, что Московская область газ отбирает из магистрального трубопровода Ямал — Запад, по которому подпитывается Европа, нетрудно понять, у кого приоритет. Здесь у нас с естественным монополистом естественные разноречия.
     Но это еще не все. Система транспортировки газа (что, собственно, мы и строим в Московской области) мертва без газораспределительных станций. Что это такое?
     Москва с областью газ получают из ямальской “трубы”, которая проходит по северным областям России. Голубое топливо перемещается в магистральных трубопроводах под колоссальным давлением. Поступив на территорию столичного региона, газ закольцовывается в трубе. Первое “газовое” кольцо проложено по окружности МКАД. Второе — по подмосковной “бетонке”. Давление в кольцах — 50 атмосфер. Чтобы газ можно было подать в сеть, давление необходимо понизить. Что и делают ГРС, которые одновременно являются “дозаторами” отпуска газа. Технологически ГРС — это прерогатива газовиков, а также их собственность. Так, в нашей программе заложено строительство восьми новых ГРС и техническое переоснащение пяти старых. По идее, этим должна заниматься газовая империя, если это их собственность. Не хотят! Каждый объект приходится проталкивать и продавливать. Предлагаем: давайте Московская область построит станции на свои деньги, а собственность оформим совместную. Опять не хотят! ГРС — это кран, который можно крутить по своему усмотрению. Можно перекрыть, а можно открыть... В принципе все эти вопросы вполне можно было бы урегулировать, заключив между “Газпромом” и областью генеральное соглашение, но...
     — Их тоже можно понять. Московская область задолжала за потребленный газ свыше четырех миллиардов рублей.
     — Правильно. А кто задолжал? Районы, сидящие на дотациях, где обвалилась промышленность, оборонка, наука, сельскохозяйственное производство. Не платят объекты бюджетной сферы: больницы, школы, учреждения культуры. Раньше, пока “Газпром” не приватизировал российские недра (де-факто это случилось), у местных бюджетов была возможность платить за газ, электричество и тепло, потому что, играя по старым правилам, “Газпром” всю свою прибыль сливал во всесоюзную большую копилку. И всем хватало на все. Впрочем, это уже большая политика...
     n n n
     — Вот вы сказали: газификация Подмосковья прежде не проводилась такими темпами. Ну а по сравнению с Европой мы как выглядим?
     — Бледно. В Европе газификация 80 процентов. У нас прибавка на 15 процентов к прежнему уровню за пятилетку — это почти прорыв. Мы слабо смотримся даже на фоне наших ближайших соседей: Вологодской, Тверской, Владимирской областей. Там на сегодняшний день газификация около 50 процентов. В Подмосковье к 2005 году будет лишь 43.
     — Город здесь не считается?
     — Нет. Под уровнем газификации подразумевается наличие газа в сельских населенных пунктах. В столичной губернии их 6000. Так что считайте и все остальное.
     — Если дело пойдет успешно, когда в Подмосковье начнут жить, как в Европе?
     — Приблизительно в 2015 году.
     — А господин Черномырдин уже проинформировал россиян, что запасов газа в сибирских недрах осталось на тридцать. Стало быть?..
     — Между прочим, мы его заявление приняли к сведению. Поэтому в коммунальном хозяйстве области одновременно с переводом котельных на газ резервируем мощности, способные работать на дорогих, альтернативных газу разновидностях топлива: дизельном, мазуте, угле. Так сказать, сохраняем на черный день то, от чего стремимся уйти. Невероятно, но факт. А вдруг — чем черт не шутит — день “икс” наступит согласно предсказаниям Черномырдина? Нам внуки спасибо скажут.
     — Но попользоваться-то газом успеем?
     — Полагаю, что да.
    




Партнеры