Щепка

Мэр Жуковского рубит общинный лес и сук, на котором сидит

11 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 246
  Плакала Саша, как лес вырубали... Но если в позапрошлом веке за бедную девочку хоть поэт заступиться мог, то нынешние жители российской глубинки чаще всего вынуждены безрезультатно биться головой о стену чиновничьей плутократии и откровенного жульничества.
 
    В Жуковском, например, уже который год не одна Саша, а целый микрорайон рыдает в голос: городской голова А.Бобовников рубит здешний лес хлеще короеда. Причем ненависть к зеленым насаждениям у него, видимо, давнее патологическое чувство. Еще будучи первым заместителем мэра, он активно проталкивал строительство многоэтажного гаражно-строительного кооператива. И не где-нибудь, а на месте лесопарковой зоны.
     Мало того что порубка под гаражи была незаконной, так еще вместо 16 деревьев срубили целых 40.
     Когда местному бизнесмену Потапову срочно понадобилось место под автостоянку — снова полетели вековые сосны. Захотели “новые” жуковцы коттеджи построить в районе улиц Нижегородская и Лесная — мэр не задумываясь выдает разрешение на вырубку 30 деревьев.
     А последней каплей терпения стало начало строительства элитного дома на улице Дугина возле школы №7. Чтобы новые хозяева жизни могли отгрохать свои хоромы, росчерком мэрского пера идет под нож березовая роща, посаженная тридцать лет назад отцами нынешнего руководства города, а также школьный стадион, на котором худо-бедно ковали свое здоровье и школьники, и 15 тысяч окрестных жителей.
     Прошло уже два митинга. Жуковцы бьют в колокола и готовы лечь под ножи бульдозеров. А еще их занимает вопрос: почему областные власти разрешают эту практически антинародную стройку? И тут всплывает очень интересный факт. Оказывается, по документам, представленным в область, строительство начинается вовсе не на школьном стадионе, а... на месте давно пустующего котлована. На котором ни-че-го не растет и расти не мо-жет.
     Но если роща золотая отговорила березовым веселым языком, то, ясен пень, городской голова со своими избирателями говорят на разных языках. А с вышестоящими инстанциями — на эзоповом.
    


Партнеры