Генпрокурор на мушке у Рушайло

Путин окончательно все запутал

12 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 345
  Французы говорят: “Человек — это стиль”. Если так, то любой политик — стиль в квадрате. Особенно президент. Потому что в последнее время мы только по его стилю можем догадываться, что он думает по многим очень важным вопросам.
     Расширенное заседание коллегии Генпрокуратуры посетил Владимир Путин. Вроде бы ничего сенсационного на коллегии не произошло. Глава государства констатировал, что преступность растет, бороться с ней надо лучше, что наряду с достижениями в Генпрокуратуре есть недостатки и нет оснований для самоуспокоенности. Вроде бы все как всегда. И тем не менее сама подготовка коллегии имела приметы небольшой интриги. Причем интриги, закрученной самим президентом.

    
     Любая расширенная коллегия с участием президента — это демонстрация мощи и значения не только некоего органа государственной власти, но и личных возможностей министра. Выступление лидера страны является не только ритуалом, подчеркивающим особое значение ведомства, но и своего рода выражение благорасположения к вполне конкретному начальнику. В случае с Генпрокуратурой все вроде бы как всегда. Тем более что роль Владимира Устинова в большинстве политических раскладов все время возрастает. Пожалуй, нет ни одного крупного политического столкновения, где бы его подчиненные не привлекались в качестве весомого аргумента. Устинов стал одним из главных игроков в команде “силовиков”, и уж точно одним из самых “результативных”. Поэтому присутствие президента Путина на коллегии было предопределено. Но тут ВВП и сделал ход, который очень хорошо демонстрирует его стиль. Он распорядился, чтобы подготовку к коллегии и материалов к ней возглавил не кто-нибудь, а секретарь Совета безопасности Рушайло.
     Это и называется “разводка в действии”. Дело в том, что Рушайло относится к прямо противоположному Устинову лагерю. Советник Устинова, ушедший при Рушайло из МВД генерал Колесников, публично давал понять, что для бывшего министра наступили тяжелые времена. Собственно говоря, перевод Рушайло из МВД в Совбез до сих пор считается одним из главных достижений “чекистов”. Тем более что у Генпрокуратуры и ФСБ есть постоянный повод уже почти ведомственного конфликта с Таможенным комитетом и МВД. Имеется в виду дело о мебельной контрабанде, где силовые структуры сошлись буквально врукопашную.
     Отдать подготовку к такому торжественному празднику, как появление главы государства в “пенатах” — родном учреждении, главному врагу — это, безусловно, сигнал для Устинова, что спокойно спать он не может. Вроде бы у него все хорошо, вроде бы он аккуратно смотрит наверх. Но расслабляться пускай даже и не думает. К тому же это знак и для всех “силовиков”, чтобы они не рассчитывали на то, что могут манипулировать Путиным. Он опирается на них, пока сам хочет.
     К тому же дней за десять до коллегии президент принял генпрокурора Устинова вместе со следователем Лоскутовым. Напомним, что Лоскутов — тот самый следователь, который был вызван из Ленинградской областной прокуратуры и который имеет право на вход к главе государства. Лоскутову было поручено разобраться во все том же деле о мебельной контрабанде, по которому в качестве обвиняемых могут пройти и таможенники, и прокуроры. Сейчас в распоряжении у Лоскутова находятся вполне легализованные материалы, по которым можно возбуждать дело против нескольких ответственных сотрудников Генпрокуратуры.
     Само назначение Лоскутова стало чрезвычайно неприятной неожиданностью и для некоторых сотрудников Генпрокуратуры, и для некоторых генералов ФСБ. В деле, где, казалось, уже все в их руках, появился новый игрок. Игрок, назначенный самим президентом. И в этом тоже проявился стиль Путина, который, как выяснилось, не доверяет никому и, несмотря на все свои как бы дружеские отношения, готов “подвесить” любых начальников. Недаром из всех следователей первым “независимым прокурором” России стал человек, у которого еще в Питере — как говорят — сложились весьма непростые отношения с директором ФСБ Патрушевым.
     Можно не сомневаться, что совместный с Лоскутовым поход к президенту не доставил Устинову большого удовольствия. Но также можно заметить, что никаких громких заявлений сделано не было. Новых уголовных дел на следователей Генпрокуратуры, на что явно рассчитывали в Таможенном комитете, заведено не было. Что вовсе не означает, будто Лоскутову была дана команда “перестать копать”. Но это, безусловно, является еще одним свидетельством стиля Владимира Путина. Он не даст, пока сам не захочет, победить ни “силовикам”, ни “семье”. Он будет постоянно держать в напряжении и тех, и других, пока сам не поймет, что хочет делать и кто ему для этого нужен. Он не позволит никому “убедить” себя. И рассуждения о неизбежной победе одной из команд — всегда непонимание ситуации. Победитель должен быть только один — президент.
     С одной стороны, это хорошо. Это показывает, что Путин вполне независимый человек, который великолепно освоился в Кремле и может дать сто очков вперед любому придворному “византийцу”. С другой — это не может не настораживать. Потому что в случае с Президентом России единственным ограничителем воли императора может быть только сам император. А значит, кроме недоверия к своим подчиненным человек с таким стилем должен очень трезво относиться к самому себе и к своим задачам. Иначе он может зайти много дальше, чем хотелось бы.
    


Партнеры