Любите фигу — источник знаний

В России скоро введут налог на читателей

12 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 232
  Интеллигентная на вид женщина стоит в книжном магазине и раздумывает: купить ей томик Цветаевой или не купить.
     — Я же заходила к вам перед Новым годом, — говорит она, — эта книга стоила восемьдесят рублей, а теперь — сто двадцать. Да и все остальные, я вижу, подорожали.
     — Налог ввели, — устало отвечает продавщица...
     И это очень серьезно: новые налоговые ставки, которые окончательно узаконит Госдума, могут сделать из нас самую нечитающую нацию в мире.

     В течение последних шести лет все книги, кроме эротических и рекламных, не облагались налогом на добавочную стоимость. В результате в 2001 году в России было напечатано 500 млн. томов, выпущено 60 тысяч новых книг. Издателям было чем гордиться: показатели были очень даже неплохие. Пусть самая читающая страна в мире теперь Англия, но и мы не последние. Весной прошлого года в правительстве начали говорить о введении НДС для книжников. Издатели ожидали ставки в 5 — максимум 10%. Причем десятипроцентный налог они уже считали гигантским.
     В первом чтении закона в соответствии с флорентийской конвенцией было указано, что под льготы подпадает научная и учебная литература, а также литература, связанная с искусством. Таким образом, получалось, что по полной налоговики должны были сдирать свои 20% только с производителей все тех же эротических и рекламных брошюр. С остальных же, соответственно, 10%. Однако в декабре из текста магическим образом исчезла строка “литература, связанная с искусством”. Но как раз в эти четыре слова и умещается практически все отечественное книгоиздание.
     Каковы последствия введения двадцатипроцентного налога? Раньше на комплект учебников родители тратили в среднем 1100 рублей — сейчас им придется выложить 1700. Магазины и типографии не хотят терять свою прибыль. Так как тиражи упали, они пытаются выиграть за счет увеличения расценок. Судя по всему, к осени этого года стоимость художественной литературы возрастет почти в 2 раза. Теперь вместо двух книг кто-то купит одну. А кто-то не купит ни одной. Издательский бизнес малорентабелен. С книги, которая стоит 100 рублей, издателю достается всего 3—4 рубля, автору произведения — 2—3 рубля. Если издатель поднимает цену, люди просто перестают покупать книги. В конце концов литература — это не хлеб. Без нее не умрешь. Без нее всего лишь деградируешь.
     Заместитель генерального директора издательства “Вагриус” Андрей Ильницкий :
     — Если сравнить ситуацию с 1998 годом, то сейчас все намного хуже. В кризис, при всей тяжести ситуации, отечественный производитель получил возможность развиваться. Сейчас нас просто уничтожают. В 2001 году мы выпускали 30 новых книг в месяц. Теперь выпускаем только 15. Под нож пошли наши некоммерческие проекты: “Записные книжки” и “Проза поэтов”. Мы довольно крупное издательство, но и нам тяжело. Что творится в издательствах небольших, мне даже представить страшно! А ведь оригинальные идеи рождались, как правило, там. По-настоящему интересные книги делали они. Теперь творческие люди разбегутся по другим отраслям. Они уйдут в пиар или рекламу, и книгоиздание в России превратится в книгопечатание.
     Закон принимается при активном лобби правительства. Возникает вопрос: зачем Белому дому уничтожать книжников? Там так объясняют свое поведение: книгоиздание — это такая же коммерческая деятельность, как и прочие. Поэтому, мол, пусть платят в казну. На самом деле даже у ведущих издательств годовой оборот составляет всего $1,5 миллиона. Это даже не крупный бизнес. Предположим, россияне, обделяя себя в пище и одежде, с маниакальным упорством продолжают покупать книги. И, предположим, в 2002 году приобрели они книг столько же, сколько и в 2001-м. Министерство по налогам и сборам в итоге “надоит” с издателей всего $150 миллионов, что для госбюджета соринка. А вот культура, которая вроде бы “да здравствует”, понесет тягостные и невосполнимые потери.
     Также в правительстве говорят, что мы хотим вступить во Всемирную торговую организацию, поэтому, мол, нужно соответствовать. Но, на минуточку, НДС для книгоиздателей составляет в Германии 7%, во Франции — 5%, в Испании — 4%, в США в зависимости от жанра — от 1 до 7%. А в Великобритании его просто нет. И в этой самой Великобритании суммарный тираж на душу населения самый большой.
     Еще одна проблема: кто будет определять, чем научно-популярная литература отличается от научной? Или чем учебник отличается от “книги обучающего характера”? Очевидно, на этот случай найдется чиновник, который будет заниматься вопросом вплотную. За некоторую сравнительно небольшую сумму он будет склоняться к одной точке зрения. А без оной суммы он будет склоняться к точке зрения прямо противоположной. Издатели, чтобы платить налог не 20%, а 10%, разумеется, станут давать “откат”. И будет это история в худших традициях середины 90-х.
     Книжники с нетерпением ожидают 22 февраля. Тогда состоится заседание Государственной Думы, на котором депутаты решат участь издателей. От того, вернут ли депутаты прежнюю формулировку или остановятся на новой, напрямую зависят цены на книги. И также напрямую зависит, будем ли мы страной хоть чуть-чуть читающей или станем нацией интеллектуально вырождающейся.
    


Партнеры