Прикладное искусство

Блайзер —это не только клубный пиджак

13 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 750
  Мужчины, как известно, большие дети. Только их игрушки намного дороже. Сломанные учителями рогатки, запылившиеся оловянные солдатики, автоматы с мигающими огоньками — в сопливом прошлом. У настоящего мужчины дома в сейфе пятизарядный браунинг, а под подушкой спрятан кольт. По данным МВД, число граждан, законно владеющих огнестрельным оружием в России, зашкаливает сегодня за 3,5 миллиона. “Нелегалов” никто не считал, но в наше время на “черном” рынке можно купить хоть черта лысого: от боевых патронов до зенитной установки системы “Град”.
    
     “Любовь к оружию — достоинство истинного мужчины”, — писал Куприн. Сегодня вооружиться до зубов достаточно легко. Докажи государству, что ты не псих, не наркоман, не привлекался и не участвовал. А докажешь, купи сейф, получи лицензию, заплати налоги и спи спокойно в обнимку со своим огнестрельным другом. Удовольствие, конечно, недешевое, но кто на любви экономит? Официально разрешено держать дома не более 15 стволов (по 5 — гладкоствольных, нарезных и газовых). Но если кому-то до зарезу нужно больше, то и эту формальность можно обойти — оформить лицензию на коллекционирование, и твой дом — твоя крепость, арсенал ограничению не подлежит. В Москве нынче около 30 магазинов огнестрельного товара, но, как говорят знатоки, хороших из них всего три-четыре. Зато здесь есть все. Ассортимент — Клинт Иствуд обзавидуется: ружья охотничьи и спортивные, нарезные и гладкоствольные, помповые и пневматические. Но с пистолетами напряженка — лишь газовые, и тех немного. Огнестрельных, извините, сегодня в продаже нет, и после обеда их не подвезут. Закон “Об оружии” у нас пока еще никто не отменял. Это в каком-нибудь Чикаго могут сказать: “Господь создал людей большими и маленькими, сильными и слабыми, а Сэм Кольт уравнял их шансы”. И пусть статистики ФБР трубят на весь мир о снижении преступности на 22% в штатах, где разрешено ношение личного оружия. Все эти игры не для нас.
     Илья Гольцов, капитан милиции: “Да мы друг друга перестреляем. Нашему человеку нельзя доверять. Газовые пистолеты продаются, а люди не умеют с ними обращаться, даже собрать-разобрать не могут. Курсов-то никаких нет. Да и вообще, зачем гражданскому человеку оружие для самообороны? Если он боится, что на него нападут и сумку отнимут, пусть лучше боксом занимается”.
     Находятся, правда, умельцы, которые технически переделывают охотничьи двустволки. Снимают блокиратор, мешающий стрелять при сложенном прикладе, укорачивают длину ружья, и пожалуйста — обрез готов. За что, разумеется, светит статья. Впрочем, в любом оружейном салоне можно вполне законно купить макет-копию какого-нибудь АК или УЗИ и “спокойно” бомбить обменные пункты. Сделан — точно как боевой, из тех же материалов — с двух шагов и специалист не отличит. И стоят, в отличие от боевых, такие “игрушки” относительно недорого — от 2 до 8 тысяч в зависимости от модели. Стрелять муляжи, конечно, не стреляют, зато вид имеют вполне угрожающий. А законопослушным гражданам для самообороны остаются лишь наши короткостволки “Сайга”, сделанные на базе “калаша”, или западные “помпушки”. Под плащом, правда, не спрячешь, но в машине лежат и не мешают.
     Сергей Косов — консультант одного из охотничьих салонов. С оружием на “ты”. Не расстается с ним уже около десятка лет. Службу во внутренних войсках проходил в одной из “горячих точек”, так что предмет свой знает “от и до”. Через его руки проходило все: от пистолета Макарова до гранатомета “Муха”. К тому же Сергей — заядлый охотник, так что в мирной жизни стрелять предпочитает из ружья.
     — Для меня оружие — второе “я”. Если ты попросишь: дай выстрелить из моего ружья — я тебе не дам. Это то же, что дать жену свою. Ружье — моя отдушина. Вот тебе хочется иногда крикнуть изо всех сил? Терпение кончается, вот-вот взорвешься на жену, на ребенка, на начальника. А выйдешь в лес, ружье в руки возьмешь, приложишься — выстрел! — взрыв твоих эмоций. Все, что хотел высказать, все вылетает вместе с ним.
     — А какие фирмы нынче в цене?
     — Нет дорогих фирм, есть дорогие ружья, — объясняет Сергей. — Можно купить ружье за пять тысяч рублей, а отделать его на все 10 штук зеленых — приклад из дорогого ореха, резьба, гравировка. Но простому охотнику этого не нужно. Ведь не дерево стреляет, и не золото. Новичку можно посоветовать двустволку ИЖ-27 (250—300 долларов). Ему хватит. Из отечественных приличные ружья: самозарядные — 300 долларов, помповые — 150, нарезные — в районе 500. Из импортных: хорошая двустволка — 1,5—2 тыс. долларов, самозарядное ружье — 1—1,5 тысячи, нарезное — от тысячи.
     Времена, когда наши ружья ценились на Западе, постепенно проходят. Еще не так давно недорогие “ИЖи” скупались за границей партиями. Американцы любили охотиться с карабином “Сайга”, стреляя при этом барнаульскими патронами. Но сейчас даже наши покупатели носы воротят при виде российских ружей — качество не ахти. Есть, правда, в Туле кроме знаменитого когда-то оружейного завода отделение ЦКИБ, выпускающее номерные эксклюзивные образцы МЦ со всеми надлежащими прибамбасами: многократная пайка стволов, система запирания, приклад из дорогой древесины, гравировка. Стоят такие ружья от полутора тысяч долларов до бесконечности, в зависимости от фантазии заказчика. Но и они с западными аналогами не идут ни в какое сравнение. Среди серийных же ружей наиболее популярны итальянские, немецкие и бельгийские фирмы, такие, как “Браунинг”, “Блайзер”, “Бенелли”. Цена зависит от многого: имени, мастера, изготовления, механизма, ручной работы, гравировки, ценных металлов. Например, ружье фирмы “Блайзер” обойдется вам от 3 до 50 тысяч долларов. Притом, покупая его за 5 тысяч, еще примерно столько же придется отвалить за оптику. Не слабо. Но охотников во всех смыслах хоть отбавляй. Для особо состоятельных господ существуют самые старые и известные фирмы Англии — “Голланд” и “Джеймс Перде”, а также итальянская “Козми”, цены за эксклюзивные образцы которых из области фантастики — до 500 тысяч долларов. Последних, к слову, за истекшее столетие выпущено всего 8 тысяч единиц (по 100—200 в год). Ружье, как дорогая машина или костюм, создает владельцу определенный имидж, придает стиль. Как говорят оружейники: “Нельзя идти в ватнике и кирзовых сапогах, но с ружьем “Голланд”.
     Но и в оружейном мире есть своя мода. В начале     90-х, например, престижно было владеть американским помповым ружьем “Ремингтон”. Насмотревшись боевиков, любители красиво пострелять подходили к прилавку обычно со словами: “Слышь, братан, дай мне такое же, как у Шварца в “Терминаторе”. Сейчас же пыль в глаза пускают меньше, ценится качество и надежность. Поэтому щеголяют нынче с “Блайзером”, “Козми” или “Бенелли”. Мировые лидеры по конструктивному решению — английские оружейники; по гравировке, которая должна подчеркивать форму ружья, — итальянские мастера. Золотые птички и собачки, выполненные Анжело Галиацци или Чезаре Джованелли, заставляют биться в трепетном экстазе обожателей оружейного искусства.
     Увлечение оружием не для простых смертных. Сейчас по стопам Л.И.Брежнева, самого известного в Советском Союзе коллекционера, потянулось много новых русских богатых, которые скупают элитное оружие оптом и в розницу. Торжественный смотр раритетов происходит в Завидове, где на отдых собирается весь отечественный бомонд. Существуют целые фирмы, которые по спецзаказу ублажают высокие запросы состоятельных господ, выписывая антикварные образцы из Англии, Италии и Франции. Так, в одном из центральных оружейных салонов пока еще можно увидеть ружье фирмы “Лебо Куралли” (цена — 45 тысяч долларов), сделанное по заказу для президента Казахстана Назарбаева, но почему-то им не купленное.
     В общем, каждый найдет в оружии то, что захочет. Оно может стать и другом, и врагом, и убийцей, и защитником, но в любом случае полагаться на него во всем не стоит. Японская мудрость гласит: оружие может спасти тебе жизнь лишь в одном случае из ста — в остальных девяносто девяти оно лишь затянет тебя в какую-нибудь глупую историю.
    


Партнеры