Слобо не слабо!

Преступления Милошевича тянут на 3 года. Слушаний!

13 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 231
  Гаагский международный трибунал по бывшей Югославии встречает
     12 февраля как праздник. Разве что без цветов и шампанского, которые заменяют стакан воды на столе председательствующего судьи Ричарда Мэя и пара охранников с лэйблами ООН на форменных тужурках. Охранники сопровождают подсудимого — бывшего президента Югославии Слободана Милошевича, или Слобо, как прочно окрестила его западная пресса.
    

     Еще 30 октября прошлого года генеральный прокурор Гаагского трибунала Карла дель Понте заявила, что понадобится 170 дней, чтобы подготовить дело для передачи в суд. Всего бывшему югославскому лидеру “шьют” ни много ни мало 66 криминальных эпизодов, имевших место с 2000 года, когда расколовшаяся по национальному признаку СФРЮ погрязла в затяжных расовых войнах.
     Следствием этих войн и стали три отдельных слушания, составившие в гаагском процессе “дело Слобо”. И три ключевых “эпизода”, по которым привлечены к опросу 170 свидетелей. Первый из них — “Вуковарский расстрел”. В 1991 году, 20 ноября, захватив в госпитале в Вуковаре 250 хорватов, сербские солдаты вывезли их, подвергли пыткам и расстреляли. Второй — “Бойня в Сребренице”, где в июле 1995 года, после взятия города сербской армией, погибли 7000 боснийских мусульман, включая женщин и детей. И, наконец, эпизод третий, по мнению трибунала, самый чудовищный — геноцид в Косово, где Милошевич персонально ответствен за гибель 900 косовских албанцев и депортацию 800 000 косоваров.
     Если все три “слушания” не объединить в единый процесс, то на них уйдет три года — настаивала дель Понте. Судя по тому, что Слобо поставили к барьеру задолго до истечения 170 “подготовительных” дней, и по тому, что 12 февраля в 10.30 по местному времени официально заявлено слушание именно “Косовского дела”, процесс все же распадается на три отдельные фазы.
     Изолированный от всего мира, Слободан Милошевич лишь несколько раз воспользовался возможностью публичного выступления. Когда ему зачитали 74 страницы с перечнем вменяемых преступлений, Слобо показал характер: “Избавьте меня от необходимости четыре часа слушать этот бред, написанный людьми с интеллектуальным уровнем 7-летнего ребенка!”
     Когда в конце января его представили судебному составу и дали слово, он говорил непрерывно 30 минут, назвав процесс “попыткой узаконить преступления, совершенные против моей страны”. А обвинения против него — “ненормальными и невообразимыми”. За что судья Ричард Мэй несколько раз отключал его микрофон. Вообще между Слобо и Мэем явно пробежала черная кошка. Из-за него обвиняемый отверг услуги британских адвокатов под предлогом, что Мэй — тоже британец. И собирался до последнего момента защищать себя сам, отрицая легитимность Гаагского трибунала. Чем, кстати, устроил себе неприятность, так как ему отказали в ознакомлении с показаниями свидетелей — мол, раз суд, по его мнению, нелегитимен, то и свидетельское досье не для него.
     Судя по тем обрывочным сведениям, которые доходят из стен дворца правосудия и камеры, где изолирован и находится под постоянным круглосуточным мониторингом высокопоставленный заключенный, настроен Слобо весьма решительно, намереваясь, в свою очередь, превратить процесс в обвинение против своих обвинителей. Он уже потребовал вызвать помимо тех 170 свидетелей еще одну группу “очевидцев”, бывших: президента США Клинтона, госсекретаря США Мадлен Олбрайт и британского министра иностранных дел Кука. Виновных, по его мнению, в геноциде его собственного народа в ходе натовских бомбардировок. Сам же он невиновен и не собирается наложить на себя руки, как ходил слух, так как намерен пройти процесс до конца ради “моей страны, моей семьи, моих детей”...
     Совпадение или нет, но на руку подсудимому начавшаяся в январе в Германии официальная судебная кампания родственников и жертв 78-дневной воздушной войны НАТО против Югославии, стоившей жизни по меньшей мере 10 западноевропейцам, случайно попавшим под авианалеты, и еще 30 было покалечено. Они требуют по 100 000 евро ($90 000) каждой семье, где погибли или ранены родственники.
     Так или иначе, а слушания в Гааге пойдут своим чередом. За время существования трибунала с 25 мая 1993 г. к различным срокам тюремного заключения здесь были приговорены 20 обвиняемых. Самые суровые приговоры — 45 и 46 лет тюрьмы — получили генералы Тимошир Блашкич (боснийский хорват) и Радослав Крстич (боснийский серб). Во всяком случае, смертный приговор Слобо не грозит — Гаагский трибунал лишен такого права. А за три года в мире многое может измениться. Время играет на Милошевича...
    
     В новейшей истории известно всего два случая, когда главу государства предают суду иностранцы. Осенью 1946 г. на Нюрнбергском трибунале был вынесен приговор последнему президенту Третьего рейха адмиралу Карлу фон Деницу (собственно, главой государства он был чисто номинально и совсем недолго после самоубийства Гитлера). Дениц был приговорен к 10 годам тюремного заключения.
     В апреле 1992 г. Федеральный окружной суд США вынес приговор в отношении бывшего лидера Панамы Мануэля Антонио НОРЬЕГИ . Обвиненный в сотрудничестве с наркомафией, он получил 40 лет заключения.
    


Партнеры