Горе от любви

Страсти по Саше с отречением и раздвоением

15 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 1177
  Теперь Она называет Его отстраненно-обезличенно — “инвестор”, “тот человек” и даже шутливо-зло “оппозиция”. Раньше благоволила, была близка и называла по имени. Он, перешедший в “оппозицию”, может, до сих пор и любит Ее, но волшебное чувство, как в банальной поговорке, уже переросло в хрестоматийную стадию ненависти и продуцирует лишь зло в поступках — если не вернуть (а ясно, что не вернуть), то уж нагадить да насолить от всей души. Причем с искренней щедростью любящей души, и на эту затею швыряются огромные деньги. В никуда...      Результат сей волнующей интриги на глазах у публики — в телеэфире зажигательно-искрометно поют две певицы, совершенно друг на друга не похожие, но с одним именем Саша . И это не курьезная случайность, а, как сказано выше, изощренно спланированная провокация. Дабы не плодить дальнейшего замешательства в умах публики, которого и так хватает, “ЗД” пренебрежет канонами жанра триллера и раскроет всю суть не в конце повествования, а сразу, чтобы далее все-таки было понятно, о ком и о чем, собственно, речь.
     Итак, настоящая Саша (от рождения, кстати, Саша Атонова). Собственно, она известна последние два года и одно время даже сделала чарты с хитом “Просто Дождь”, написанным для нее Ильей Зудиным, солистом группы “Динамит”, с которой на пару они тогда и начинали восхождение к Олимпу. После нескольких месяцев затишья Саша ротируется на MTV и некоторых других (непрофильных в плане музыки) каналах с сочинением “Не получилось, не срослось”. Песенка вышла из-под пера ее друзей — музыкантов “Гостей из Будущего”, выдержана в соответствующем стиле, достаточно изысканна и динамична, чтобы вновь обратить внимание публики к творчеству певицы. Рефреном “Не получилось, не срослось” она как бы еще расстается с опостылевшим прошлым, но в ремиксе, уже наруленном DJ Вартаном , наоборот, уверенно-воодушевленно встречает будущее: “Все получилось, все срослось”...
     Саша фальшивая (от рождения Оксана Кабунина) достаточно живо мелькает на МузТВ с клипом “Два слова о любви”“. Песенка в свое время была записана настоящей Сашей, планировалась для первого дебютного альбома, но до ротаций не дошла. Саша №2 воспользовалась, стало быть, залежалым товаром.
     Каждая из Саш при этом претендует на эксклюзивность сценического имени и готова идти до конца. Посему далее не обойтись без краткой истории “раздвоившейся” Саши.
Начало
     Саша Антонова родилась и росла в Сыктывкаре. Петь и танцевать начала еще там, сразу определившись со своим сценическим именем — Саша (ну не Глаша же!). Для судебных разбирательств, которые сейчас в самом разгаре, очень кстати оказалась пара видеозаписей с “комяцкого” ТВ, где в титрах было написано “Саша”. В кумирах числила Майкла Джексона и Аллу Пугачеву. С Джексоном вопросов не возникало, но за пугачевскую слабинку ее постоянно третировали. “В провинции к Пугачевой не совсем было такое восторженное отношение, как в Москве, — вспоминает Саша. — Ее всегда считали вульгарной, прототипом такой буфетчицы. По крайней мере в моем окружении. Больше как-то уважали Лайму — за стильность и изысканность. Из-за этого я постоянно со всеми спорила. Мне нравилась Пугачева, ее творчество, ее прическа, то, как она себя ведет, мне нравились ее песни. На мой взгляд, это гром-женщина, женщина-гроза в хорошем смысле этого слова. Она много работала и многого добилась...”
     Наглядевшись на работоспособную и многого добившуюся Пугачеву, Саша отправилась покорять Москву. На дворе стоял август 1998-го. Разгорался самый кризис, а тут, понимаешь, она нарисовалась со своими звездными мечтами. В те дни всех обуял столбняк, и жизнь теплилась лишь в точечных местах. В одном из них — стрип-клубе “Доллс” (кризис кризисом, а “комиссарского тела” хочется всегда!) — и началась столичная карьера Саши. Благодаря породистой физиологии и хореографическому таланту Саша быстро стала примой, а благодаря стойкому нраву сумела при этом с первого выхода на сцену отвоевать себе эксклюзивное право не раздеваться догола. В общем, была не просто Сашей, а штучкой с ручкой.
Взлет
     В “Доллсе” ее и заприметил Гарик. У Гарика — жена, дети и доходное производство спиртосодержащих жидкостей, вроде лосьонов, растворителей, омывателей и прочее. В общем, ничего общего с шоу-бизнесом. Но, увидев Сашу, Гарик загорелся светлой мечтой родить поп-звезду.
     Теперь Саша сильна задним умом: “Никогда не знаешь, с кем связываешься. Невозможно заглянуть в душу человека, тем более если он говорит, что им руководят самые добрые побуждения. Он всегда говорил, что занимается меценатством. Там была своя личная жизнь, семья и так далее. Не было повода не доверять человеку...”
     Деньги “инвестора”, помноженные на Сашины способности, сделали свое дело. Продвижением певицы занялся продюсер Юрий Айзеншпис . За дело взялся, лишь убедившись в ее артистическом потенциале, после нескольких просмотров, пробных записей и тщательных раздумий. И за Сашу в общем-то не приходилось краснеть. Пела и танцевала она убедительно. Ротациям на радио и ТВ могли позавидовать и более именитые артисты. Клип “Просто Дождь” вошел в реестр лучших в сезоне. Готовился дебютный альбом. Пресса со своей стороны обнаружила физическое сходство Саши с Мадонной и запестрела заголовками: “Мадонна из Сыктывкара” (уже сейчас “оппозиция” запустила мульку, что Сашу-де тогда за большие деньги швейцарские хирурги специально скроили “под Мадонну” и что она вообще бывший мужик, то бишь прооперированный транссексуал).
     Тем временем по ту сторону экрана разворачивалась личная драма. Саша и Гарик сблизились намного серьезнее, чем просто меценат и артист, но бурная личная жизнь, взмыв до космического астрала, очень быстро понеслась кубарем вниз, затрещав по швам. Они просто оказались очень разными людьми. Оставаясь семейным человеком, Гарик не мог мириться с личной свободой возлюбленной (если они не были вместе, она, по разумению сего добропорядочного семьянина, не могла казать из дома носа и прочее в таком же духе). Для Саши, меньше всего искавшей участи “куклы в чужих руках” (не ирония ли судьбы — ведь “Доллс”, где и зародилось светлое чувство, как раз и переводится как “Куклы”), все это оказалось форменной неожиданностью и неприятным откровением. Попытки увещеваний и разговоров “по душам” не приносили согласия, а только разжигали напряженность. Атмосфера накалялась также извечной проблемой мужской страсти — ревностью. За сцену “обжиманцев” на сеновале в клипе “Просто Дождь” певица была бита, потом еще и еще раз. Поводы находились с воздушной легкостью. Вместо вершин Олимпа соискательница звездных лавров обнаружила себя в итоге в больнице с диагнозом “черепно-мозговая травма” и медсправкой о побоях (которой, впрочем, из “благородных побуждений” ходу не дала, но окончательно поняла, что пора делать ноги)...
Финал... и снова начало
     За подобными перипетиями творчество само по себе отошло на задний план. От работы продюсера (Юрия Айзеншписа) “инвестор” вскоре отказался. Последний год Саша практически оставалась одна. В конце концов уйдя, столкнулась с угрозами (“Первое время мне приходилось ездить везде с охраной”) и предупреждениями “никогда больше не выходить на сцену”. Но девушка, закалившая своенравность и право на свое мнение еще со времен жарких баталий “за Пугачеву” в заснеженном Сыктывкаре, взяла да вышла. “Я не собираюсь отказываться от того, что всегда было смыслом и делом моей жизни”, — говорит певица. Друзья помогают. Помогает и Юрий Айзеншпис — уже не как продюсер и деловой партнер, а просто как друг и советчик.
     “Мое пропадание ведь началось именно с тех самых пор, когда мы с Юрием Шмильевичем расстались, — говорит теперь Саша. — Мне не хватает его однозначно. Но у нас остались прекрасные отношения, он оказался нормальным человеком, способным к сочувствию, состраданию и помощи...”
     У Саши уже записано девять песен, шлягер “Не получилось, не срослось” вполне тянет на достойный камбэк, и мечта о дебютном альбоме, возможно, скоро осуществится.
     Тем временем не смирившийся с ходом событий Гарик нанес ответный удар: нашел Оксану, назвал ее Сашей, снял ей клип и зарядил в эфир. В суды тем временем отправились взаимные иски друг к другу (о запрете на имя). Но, независимо от исхода судебных тяжб, жест “мецената” совершенно лишен логики с точки зрения здравого смысла. Если бы идея заключалась в новом проекте во имя искусства ли, фана или прибыли, то вряд ли его стоило начинать с конфликта. Здесь даже нет цели, а просто жест отчаяния от злости и безысходки. Если, конечно, не считать за цель — нагадить напоследок так, чтобы даже о светлых моментах былой любви вспоминалось с содроганием и отвращением...
     В этой ситуации больше всего жаль “фальшивую” Сашу. У нее уже сейчас нет будущего...
    


    Партнеры