Вени. Види. Вице

Валерий ШАНЦЕВ пришел в “МК”, чтобы ответить за все

15 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 363
  Каждый москвич знает: вице-мэр столицы Валерий Шанцев — человек, который может ответить практически на любой вопрос. И прямая линия, которую Валерий Павлинович провел с читателями “МК”, лишний раз это подтвердила.
     Правда, никому из дозвонившихся до редакции не пришло в голову поинтересоваться подробностями личной жизни или творческими планами вице-мэра. Речь шла о вещах более прозаичных. Второе лицо столицы спрашивали о судьбе вокзалов, работе рынков, неисправных лифтах... Жилищная реформа, повышение зарплат и пенсий волновали дозвонившихся не меньше.
     Но разговор шел не только о серьезных вещах. Валерий Павлинович “перетер” с москвичами и другие проблемы, в том числе рыбалку и походы в баню. А один мусорный бак вице-мэр даже пообещал взять под личный контроль.
В Москве текут не только крыши
     — Вот московское правительство проводит коммунальную реформу. Но многие москвичи еле концы с концами сводят!
 
    — Москвичи почему-то считают, что именно мэрия больше всех заинтересована в проведении жилищно-коммунальной реформы. На самом деле правительство Москвы выполняет те решения, которые приняты Президентом и Правительством России. Жилищно-коммунальная реформа проводится по всей стране уже три года. И в Москве она идет гораздо мягче, чем в других регионах. Если россияне уже платят от 60 до 70 процентов себестоимости жилищно-коммунальных услуг, то москвичи — 44. Если в других регионах порог удельного веса коммунальных платежей в доходах — 24 процента, то в Москве — 13. И это несмотря на то, что доходы москвичей выше, чем у остальных россиян. Мы, когда проводим какие-то преобразования, не ставим себе цели вытянуть как можно больше денег из карманов москвичей и заменить ими расходы из бюджета.
     — Скажите, а когда введут обязательную стопроцентную оплату коммунальных услуг?
     — Я думаю, что через полгода мы рассмотрим на заседании правительства схему единой для всех системы оплаты. Но стопроцентной она не будет никогда! Всегда будут люди с низкими доходами, и всегда будет субсидирование со стороны государства. Я думаю, что на первом этапе субсидии будут выдаваться так, чтобы люди не платили за жилье больше 8 процентов семейного бюджета. При нынешнем пределе в 13% у нас 375 тысяч семей получают субсидии. Если установить предел в 8%, то таких семей будет где-то от миллиона до полутора миллионов.
    
     — Будут ли в ближайшее время повышаться тарифы на электричество, газ, тепло?
     — С 15 февраля Федеральная энергетическая комиссия поднимает цену на газ на 20%. Естественно, сразу станет более дорогой электроэнергия и транспорт. Но мы планируем провести в Москве повышение не раньше, чем с 1 марта. Оно, я думаю, не превысит 20 процентов.
    
     — Валерий Павлинович, ходят слухи, что с бесплатным жильем в Москве будет все хуже и хуже...
    
— Неправда. Сейчас мы имеем так называемый городской заказ на строительство жилья. Он охватывает несколько направлений. Первое — жилье для переселения из пятиэтажек: его строится около миллиона квадратных метров в год. Второе направление — жилье для военнослужащих, уволенных в запас. У нас таких семей 886, и каждый год в связи с реорганизацией армии добавляется 1000—2000. Сейчас Госстрой добился утверждения жилищных сертификатов для военных в размере стоимости одного квадратного метра 15 тысяч рублей. В этом году мы хотим “отоварить” жильем около 500 таких жилищных сертификатов.
     Третье направление — бесплатное жилье для очередников. Каждый год мы строим его по 400 тысяч квадратных метров. А в 2002 году появится новое направление — мы построим 100 тысяч квадратных метров жилья для поддержки молодых семей. Эти дома будут как бы доходными, квартиры будут там сдаваться в аренду нуждающимся молодым семьям. И вполне возможно, что впоследствии их можно будет выкупить.
     — Как молодой семье получить шанс на такое жилье?
   
  — Сейчас разрабатывается порядок. Этим занимается Комитет по делам молодежи, управы, префектуры, Мосгордума. К концу года специальное положение, по которому будет распределяться жилье для молодых семей, думаю, будет готово.
     И еще я хотел добавить, что в строительстве коммерческого жилья в Москве появились изменения. Раньше мы строили его по горзаказу за деньги инвесторов и брали себе городскую долю. Сегодня это нас не устраивает. Поэтому мы постепенно переходим на строительство домов по городскому заказу полностью за бюджетные деньги. А в 2004 году перейдем на такой принцип строительства полностью. Это значит, что жилья для очередников и других льготников будет еще больше.
И рыбки, и “Птички”
     — Птичий рынок недавно вывели из центра. Раньше мы с детьми ездили туда, гуляли, а сейчас, говорят, “Птичка” где-то за кольцевой дорогой. Нас лишили чего-то привычного.
 
    — Новая “Птичка” уже работает на территории рынка “Садовод”, в день ее посещают около 10 тысяч человек. Мы с Юрием Михайловичем ездили недавно туда. Там просторно, нет толчеи, есть стоянки для автомобилей. Конечно, нужно решить несколько организационных вопросов — например, продавцы просят склады, как на старой “Птичке”. Это мы обязательно сделаем. А добраться туда не так уж сложно. Мы организовали автобусы от старой территории “Птички” до новой. Но в последнее воскресенье этим маршрутом воспользовались всего 36 человек. Это значит, что москвичи уже освоили дорогу к старому-новому рынку.
     — А что будет на месте старого Птичьего рынка?
     — Там построят жилые дома, магазины, в том числе и зоомагазины, которые будут торговать животными в цивилизованных условиях. Кстати, акционерному обществу, которое контролировало этот рынок, предложено принять участие и в проектировании, и в строительстве, и в инвестировании этих магазинов с дальнейшей эксплуатацией. Но парадокс в том, что они предпочитают не сотрудничать, а судиться. Теперь вот подали иск на решение СЭС о закрытии “Птички”. Хотя совершенно ясно, что санитарно-эпидемиологические условия там были просто кошмарные.
    
     — Я рыбак. Есть ли в Москве какая-нибудь программа по очистке водоемов, чтобы можно было порыбачить да и просто отдохнуть? Я даже согласен заплатить за рыбалку деньги.
 
    — Программа очистки прудов есть в каждом районе. Рыбу разводят в водоемах, которые не являются техническими. А платные водоемы, специально для рыбалки, есть, например, на ВВЦ.
     — Да, я слышал. Но мне далековато — я в Ясеневе живу. Можно что-нибудь организовать в нашем районе?
 
    — А вы согласны ловить по цене, по которой рыбу в магазине продают, чтобы это было не накладно тем, кто ее разводит?
     — Да! Мы даже будем ее отпускать обратно в пруд. Дело ведь не в трофее, а в удовольствии.
     — Я слышал, что иностранцы приезжают в Астрахань на 20 дней, платят по две тысячи долларов, ловят сома, вытаскивают, фотографируют, а потом отпускают. Напиваются, к утру опохмеляются — и все сначала...
     — Нет, мы не такие, Валерий Павлинович! У меня и моих знакомых рыбалка проходит без особых пьянок.
     — Хорошо, я вашу просьбу передам генеральному директору Мосрыбхоза.
    
     — Раньше мы каждый месяц ходили с друзьями во Владимирские бани, это недалеко от нашего дома. А сейчас их закрыли. Да и вообще в Москве бань почти не осталось. Почему?
     — Главная причина в том, что бани приватизировали. И каждый новый хозяин сделал со своей собственностью то, что ему выгодно. Кто-то открыл мебельный магазин, кто-то взвинтил цены. Поэтому московское правительство разработало специальную программу по баням. Мы хотим для начала вернуть к жизни десяток бань, которые являются унитарными предприятиями. А потом уже те, которые когда-то были приватизированы.
     — Бани будут на прежних местах?
 
    — Да, мы постараемся вернуть на прежние места и ваши Владимирские бани, и Дангаурские, и другие.
     — Сколько будет открыто таких бань?
 
    — Примерно 25 в разных районах Москвы.
Мусор мусору рознь
     — Целый год, пока рядом с нами строили Третье кольцо, мы провели в аду. Потом прокладывали трубы. И это пережили. Но у нас была рядом тихая, зеленая улочка — 2-я Звенигородская. Теперь ходить там нельзя, все заставлено машинами. И самое страшное, что строители разорили палисадник, который жильцы возвели собственными руками. В ГИБДД обещают принять меры, но не принимают. Участковые тоже ничего не делают.
 
    — Оставьте ваш телефон.
     — Не могу — участковый убьет. Я его боюсь больше, чем солнцевских братков. Мы поддерживаем отношения со старшим участковым, он очень вежливый. Но тоже ничего не делает.
     — Не волнуйтесь: сделают и тот, и другой.
    
     — Я инвалид II группы. Мы живем на последнем этаже, нашу квартиру затопило горячей водой из расширительного бака на крыше. Вода текла целый день, подъезд затопило до первого этажа. Я позвонила в ДЕЗ, но к нам пришли только на следующий день (в акте написали, что в день аварии). Главный инженер ДЕЗа сказала, что виновных в этой аварии нет.
 
    — Я знаю еще одну такую историю с протекающим расширительным баком. Его долго не ремонтировали, но после моего приезда починили тут же. Придется, наверное, и к вам приехать.
    
     — Здравствуйте, вас беспокоит дворник Людмила Тимофейчук, Мещанский район, проспект Мира, 68. Нам до сих пор не выдали зарплату за декабрь! Куда нам обращаться?
     — Никуда, вы уже позвонили мне. Я обещаю, что помогу получить зарплату. И не только вашим дворникам. В прошлом году мы обеспечили финансирование по статье “городское хозяйство” на 100 процентов. Вам премию за экономию антигололедных реагентов выплатили?
     — Нет.
     — Я скажу об этом на оперативке Юрию Михайловичу Лужкову.
    
     — Поднимут ли в этом году пенсии и зарплаты бюджетникам?
     — Обычно мы поднимаем пенсии 3-4 раза в год, это заложено в бюджете. В этом году один раз уже поднимали. До конца года повысим пенсии на 30—35 процентов, а зарплату на 33—34%. Я имею в виду не саму заработную плату, а доплаты из бюджета Москвы.
    
     — Здравствуйте. Я участник войны, защищал Москву. Правда ли, что на золотую свадьбу супругам выделяют 3 тысячи рублей?
  
   — Конкретной суммы не существует, но обычно в наших загсах, в органах социальной защиты отмечают тех людей, которые празднуют этот важный и такой приятный юбилей.
Вокзалы пока никуда не едут
     — Валерий Павлинович, неужели мэрия серьезно собирается переносить на окраину города все вокзалы? Зачем?
     — Когда строили эти вокзалы, город был маленьким. Сейчас он разросся, и железнодорожные пути занимают огромные пространства в центре. К тому же железная дорога — это шум. Рядом с ней по санитарным нормам ничего нельзя строить. Сегодня инвестиционный бум, развиваются все сферы торговли, гостиничный бизнес, производство, и везде нужна земля. Нужна земля и под строительство новых домов для москвичей.
     — А сроки переноса вокзалов уже определены?
 
    — Нет. Хотя эта идея очень выгодна для Москвы, она требует больших материальных затрат. Пока финансовых ресурсов нет ни у железной дороги, ни у московского бюджета. Поэтому я не могу назвать конкретного срока переноса какого-то вокзала. Будущее покажет.
    
     — На вокзалах, в метро очень много беспризорников. Жалко детишек — грязные, чумазые, голодные. Им помочь как-то надо...
  
   — Как ни странно, наш анализ показывает, что почти все эти дети работают — моют стекла, торгуют газетами. Но, конечно, есть и такие, которые занимаются проституцией, продажей наркотиков... Московских детей среди беспризорников всего 2-3 процента.
     Эта проблема не сиюминутная, за один день ее не решишь. Мы сейчас даже не знаем, в каком состоянии беспризорные дети. Можно ли их сразу отправлять назад, к родителям, в детдома или сначала надо вылечить? Сколько всего в Москве беспризорников — тоже неизвестно. Сначала нужно определить, кто чем занимается, почему он попал на улицу, а потом уже разрабатывать комплексную программу вместе с правоохранительными органами. Мы уже открыли два приюта для беспризорников. И такие приюты будут в каждом округе.
    
     — Валерий Павлинович, я знаю, что вы болельщик хоккейной команды “Динамо”. Там недавно произошла маленькая революция — вернулся Билялетдинов. Как вы считаете, с чем это связано, чего вы ждете от прихода старого нового тренера?
     — У нас, в “Динамо”, довольно сильная вратарская линия. Ни у кого нет таких двух высококвалифицированных вратарей, как в “Динамо”. Очень мощная линия защиты. Шесть защитников — члены сборных России, Казахстана, Илья Никулин — член молодежной сборной. Неплохая команда собрана в нападении. Вроде все есть: имена, исполнительское мастерство, а результата нет. Мы проиграли “Нефтехимику”, который в подвале находится, проиграли СКА, который занимает предпоследнее место, с “Торпедо” очень сложно сыграли. И, естественно, вывод один: самое слабое звено — тренерское. А Билялетдинов — это высокий профессионал. В прошлом сезоне его освободили за то, что он тоже не добился результата. Но у него тогда был совсем другой состав исполнителей — средний и ниже среднего. А сейчас команда очень сильная.
     И результат уже налицо. Игра команды при новом тренере мне понравилась. Игроки начали биться, атаковать. Есть желание — это видно.
     — Так какой дадите прогноз на выступление “Динамо”?
     — Я прогнозирую, что мы попадем в восьмерку, будем играть в плей-оффе. И я думаю, что в плей-оффе с нами будет непросто. Никакому сопернику.
    


    Партнеры